ЭСБЕ/Аламанны

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Аламанны
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: А — Алтай. Источник: т. I (1890): А — Алтай, с. 349 ( скан · индекс ) • Другие источники: БСЭ1 : МЭСБЕ : ЭЛ : RE : Britannica (11-th) : NSRW (1914) : OSN 


Аламанны (от alah, то есть храм, священная роща, след. «люди священной рощи», а не алеманны). Так называлось одно из германских племен, потому что в то время, когда оно под именем семнонов обитало в местности, называемой теперь Марк-Бранденбург, в его стране находилась святыня суевского племени. Оттуда аламанны, вероятно, под влиянием переселений готов и славян на северо-востоке, удалились в 178 г., именно в направлении к Майну, и вытеснили с его берегов гермундуров, для защиты которых император Каракалла в 213 предпринимал неудачный поход с берегов Дуная. При этом случае имя аламаннов упоминается в первый раз. Далее в войне с хаттами они заняли всю прилегающую к Майну страну, а в войне с римлянами в 256 взяли и limes, то есть линию окопов, устроенную от Дуная к Майну при Мильтенберге, которая должна была прикрывать лежавшую за нею десятинную землю (agri decumates) и значительные остатки которой сохранились почти на всем ее протяжении (см. Чертова стена). Таким образом они достигли Рейна, но явились также и в Италии, где в 268 были побеждены императором Галлиеном. Императору Пробу даже удалось в 277 восстановить limes, для защиты которых он устроил настоящую военную границу, но междоусобия внутри Римской империи не дали этому делу упрочиться; между тем аламанны вскоре снова появились на Рейне и с половины IV-го столетия начали переходить и через эту реку. Но тогда им еще не удалось утвердиться в Эльзасе, потому что в 367 они были совершенно разбиты Юлианом в большой битве при Страсбурге; точно так же и император Валентиниан I счастливо сражался против них на правом берегу Рейна. С начала же V-го столетия Рейн перестал быть границей; когда над ним пронесся большой народный ураган вандалов, бургундов, аланов и проч., везде перешли через него и аламанны: юго-восточная их община, лентиенцы, заняли Восточную Гельвецию; западные аламанны — Эльзас; другие, ютунги, были увлечены тем же народным ураганом, который увлек аламаннов, в Галлию, где в 430 их разбил Аэций, но, по-видимому, должен был оставить их в покое в окрестностях Лангра, Безансона и Салина. Переселение бургундов из Вормса в Сапавдию (вокруг Женевы) открыло для аламаннов и Средний Рейн; их многочисленные поселения быстро явились на обоих берегах реки вниз по течению до Кельна, Юлиха и Аахена. В то время аламаннское племя достигло крайних пределов своего распространения; но победа франкского короля Хлодвига в 496 лишила его не только независимости, но и тех новоприобретенных областей на севере, аламаннское население которых, вероятно, было то самое, которое после своего переселения поставило себя под защиту остготского короля Теодориха Великого и было поселено им в Ретии, между Иллером и Лехом, так что последний сделался племенною границею между аламаннами и Баварией. Точно так же и с берегов Майна аламанны были снова оттеснены франкскими хаттами. Во времена Меровингов аламанны не раз пытались восстановить свою независимость под управлением особых герцогов, но эти попытки не имели успеха; их сила была окончательно сломлена страшною резнею, которую произвел между ними брат Пипина Короткого Карломан при Канштатте. Верденский договор 843, которым Эльзас был присоединен к Лотарингскому королевству, разделил их племенную страну, и только после распадения Каролингских королевств между аламаннами вместе с пробуждением племенного чувства встали герцоги, сначала вопреки желанию германских королей, а потом, подобно герцогам других племен, как бы в качестве уполномоченных от королей. Но это герцогство никогда не могло так прочно утвердить свое существование, как, напр., Бавария; в 1079 оно перешло к Штауфенам и прекратило свое существование вместе с последним из них, Конрадином (в 1268); но еще прежде того герцогская власть утратила свои главные опоры вследствие расточительной раздачи придворных должностей и имений герцогского дома, дав начало многим могущественным династиям, а именно Церингской и Габсбургской. Впрочем, аламанны сами себя никогда этим именем не называли, а всегда назывались швабами, наречие которых не совсем удачно разделялось на швабское и аламаннское. Ср. Гааса, «Urzustände Alemanniens» (Эрланген, 1865); Бакмейстера, «Alemann. Wanderungen» (Штутг., 1867); из новейших источников в особенности сочинение Штелина, «Wirtemb. Geschichte» (4 т., Штутгарт, 1841—73). Об аламаннских наречиях и об аламаннском праве см. Германские наречия и Германское народное право.