ЭСБЕ/Александрийская школа и Александрийский век

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Александрийская школа и Александрийский век
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: А — Алтай. Источник: т. I (1890): А — Алтай, с. 375—376 ( скан · индекс ) • Другие источники: RE : RE
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия Wikidata-logo.svg Данные


Александрийская школа и Александрийский век. Когда вместе с силою и самостоятельностью древнегреческих государств стала приходить в упадок греческая литература, средоточием литературной и научной деятельности сделался под покровительством и при содействии Птоломеев город Александрия в Египте, бывший по своему положению центром тогдашних всемирных сообщений. Это было в то время, когда греческая культура распространилась по всему основанному Александром Великим и распавшемуся после его смерти на части государству. Период времени, в который греческая поэзия и наука были здесь развиваемы, называется по некоторым особым, отличающим его чертам Александрийским веком. Его можно подразделить на два главных периода: первый (Александрийский век в более тесном смысле) обнимает время царствования Птоломеев с 323—30 г до Р. Х.; второй продолжается от прекращения династии Птоломеев до покорения Александрии арабами — 30 г до Р. Х. — 640 после Р. Х. Первым греческим владетелем, стремившимся создать для греческой науки и греческого образования широкое основание и новое убежище, был Птоломей Сотер; он собрал туда многих ученых и положил основы библиотеки и музея в Александрии. Значительно больше двинул эти занятия вперед создавший знаменитую Александрийскую библиотеку в больших размерах его наследник, Птоломей Филадельф. К Александрийской школе принадлежали греки, египтяне, иудеи, а впоследствии и римляне. Самое большое значение имели грамматики, поэты — меньшее. Первые были не только учителями и исследователями языка, но и филологами и литераторами, объяснявшими не только слова, но и содержание — словом, энциклопедистами. Таковы: Зенодот Эфесский, образовавший первую грамматическую школу в Александрии, Эратосфен Киренский, Аристофан Византийский, Аристарх Самофракский, Крат Малосский, действовавший в другой столице учености — в Пергамоне, Дионисий Фракийский, Дидим, Аполлоний Дисколос и многие другие. Их главная заслуга состоит в том, что они собрали, исследовали, оценили и сохранили для следующих поколений имевшиеся налицо памятники культуры и литературы. Самые известные из поэтов, писавших большею частью тоже в самой Александрии, были: Аполлоний Родосский, Арат, Никандр, Евфорион, Каллимах, Феокрит, Филет, Фанокл, Тимон Флиазийский и семь — называемых александрийским семизвездием — трагиков, в том числе Ликофрон.

Александрийский век со своим энциклопедическим образованием существенно отличался по духу и характеру от древнегреческой жизни. При внимании, которое было посвящаемо изучению языка, правильность, чистота и изящество этого последнего сделались естественно предметами главного старания, и действительно, многие александрийцы отличались в этом отношении. Но большинству этих сочинений недоставало духа, одушевлявшего прежнюю греческую поэзию, точно так же как и столь важного общения с настоящею национальною публикою; зато техника была в высшей степени выработана и тонка, композиция искусно рассчитана, форма отменно изящна; критика и изобильная ученость, прилежание и навык должны были заменить то, что прежде давал гений. Этот последний проявлялся только у немногих, которые поэтому и кажутся особенно великими для своего времени; другие производили то, что может быть произведено критикою и изучением, их часто искусно обдуманные и заботливо обработанные сочинения слишком трезвы, лишены духа и жизни. Чувствуя недостаток в оригинальности, но признавая ее достоинство и стремясь к ней, они незаметно дошли до предела, где всякая поэзия исчезает. Их критика выродилась в мелочность, их искусство — в искусственность. Они стремились к необыкновенному, к новому, и старались добиться этого ученостью. Поэтому большая часть александрийцев была одновременно поэтами и грамматиками, в большинстве случаев — бездушными и холодными рифмоделами.

Об александрийской школе говорят и по отношению к принадлежавшим к Александрийскому веку и жившим в Александрии философам. Характерно по отношению к александрийской философии то, что в Александрии соприкасались восточная и западная философии и что здесь вообще господствовало стремление к примирению противоречащих друг другу философских систем; вследствие этого александрийские философы, следовавшие этому направлению к собиранию и соединению, и были часто называемы эклектическими философами, или синкретистами. Но на деле это название применимо не ко всем, так как здесь появились и догматики и — в противоположность им — скептики. Более всего известности приобрели александрийские новоплатоники. Соединяя восточную теософию с греческою диалектикою, они воплощали борьбу древней цивилизации с христианством, поэтому их философия оказала некоторое влияние на способ понимания христианства в Египте. Из слияния восточных воззрений с христианскими образовался гностицизм (см. это сл.); некоторые самые важные гностические системы были выработаны в Александрии. Не в меньшей степени были проникнуты духом этой философии и самые видные преподаватели возникшего и процветавшего там христианского катехизического училища; поэтому александрийскую церковь и волновали сильнейшие религиозные споры, так как в Александрии встречались самые разнообразные элементы. Это продолжалось до тех пор, пока из их среды не вышел в борьбе против арианизма, при помощи Афанасия, принцип неприкосновенности правоверных положений религии.

Наконец, александрийское направление отличалось еще и разработкою точных наук — медицины, географии, физики, математики и естествоведения; эти последние дошли здесь до самой высокой в древности степени развития. Уже в III-м столетии до Р. Х. Евклид написал здесь свое классическое сочинение по геометрии. Астрономы этой школы отличались с самого ее начала от своих предшественников тем, что они оставили в стороне всякие метафизические спекуляции и посвятили себя всецело наблюдениям. Как физики, математики и географы отличались: Аристилл и Тимохарис, Архимед в Сиракузах, Эратосфен, Аристарх Самосский, Птоломей и др. Александрийская школа продержалась в своих различных направлениях в течение около восьми столетий на такой — правда, с течением времени несколько изменявшейся, — высоте, что она была постоянно главным центром учености и литературы тогдашнего мира. Ср. Партей, «Das alexandrinische Museum» (Берлин, 1838); Матте, «Histoire de l’école d’Alexandrie» (2-е изд., 2 т., Париж, 1840—44); Бартелеми Сент-Илер, «De l’école l’Alexandrie» (Париж, 1845); Гелль, «Das gelehrte Alterthum» (Лейпц., 1870); Симон, «Histoire de l’école d’Alexandrie» (2 т., Париж, 1844—45); Венигер, «Das alexandrinische Museum» (Берлин, 1875).

Быть отдельно отмеченною заслуживает еще александрийская школа богословов. Различают старшую и младшую школу. Первая из них, главными представителями которой были Пантен, Климент Александрийский (см. это сл.), Ориген (см. это сл.) и его ученики, противопоставила еретическому гностицизму во второй половине II столетия католический гностицизм и стремилась к спекулятивному обоснованию главных учений христианства посредством приемов платонической и стоической философии. Младшая школа имела, особенно с IV в., в спорах по учению о св. Троице и о Христе значительное влияние на развитие церковного учения, ее главою был в IV в. Афанасий (см. это сл.), в V в. — патриарх Кирилл Александрийский, влиятельный противник Нестория (см. это сл.). О противоположности этой школы антиохийской — см. Антиохийская школа.