ЭСБЕ/Артель

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к: навигация, поиск

Артель
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Араго — Аутка. Источник: т. II (1890): Араго — Аутка, с. 184—194 (индекс) • Другие источники: МЭСБЕ : ТСД 
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Артель

— Слово восточного происхождения, от тюркского слова орта — община, середина, что, между прочим, доказывается и употреблением этого слова в том же смысле, который оно имеет у нас в некоторых восточных языках, например в киргизском; у нас — оно впервые появляется лишь в актах второй половины XVII столетия, заменяя собою другое, тоже восточного корня, раньше распространенное слово — ватага. Значение этого слова в народной речи весьма сбивчиво по растяжимости понятия артели; народ приноравливает его вообще ко всем тем случаям, когда приходится действовать не одному человеку, а нескольким, соединившимся для достижения какой-либо цели. В литературном же, в особенности в экономическо-юридическом смысле, под артелью следует понимать: основанный на договоре союз нескольких равноправных лиц, большею частью принадлежащих к низшим классам народонаселения, совместно преследующих хозяйственные цели, связанных круговою порукой и участвующих при ведении промысла трудом или трудом и капиталом. Из этого определения мы можем усмотреть следующие признаки понятия артели: 1) А. есть союз, преследующий цели хозяйственные, чем А. отличается от всех других союзов, напр. духовных, политических, ученых и т. п.; цели эти могут заключаться как в прибыли от совместного производства или промысла, так в уменьшении расходов при совместном употреблении, а равно в создании условий, увеличивающих кредитоспособность отдельных лиц, примкнувших к союзу. 2) Лица, являющиеся полноправными членами артели, равноправны между собой, т. е. одинаково пользуются всеми правами и выгодами артельного единения и несут равные обязанности. Равенство это объясняется тем, что А. всегда была поставлена в такие условия, которые побуждали ее подбирать в члены людей более или менее сходных по возрасту, телесной силе, рабочей подготовке и имущественным средствам, и нисколько, в сущности, не нарушается встречающимся часто на практике не абсолютно равным разделом общей прибыли, поступающей в большем размере собственнику капитала или орудий производства или лицу, руководящему артелью, так как этот излишек является вознаграждением за капитал, труд или технические познания и опытность, отличающие этих лиц от рядовых членов артели, и в одинаковой мере умаляет долю каждого отдельного артельщика. Точно так же начало равенства не нарушается предоставлением одному из членов исполнительной власти во внутренних отношениях артели и посредничества в сношениях ее с посторонними лицами, ибо каждый из членов может стоять в главе исполнительной власти, а в иных артелях право это переходит в обязанность, ложащуюся поочередно на всех артельщиков. Началом равноправности А. резко отличается от капиталистических форм предприятий. 3) А. слагается большею частью из лиц низших классов населения (лиц «рабочего состояния»), не обладающих большими капиталами или специальными научными сведениями, так как этот способ единения если и требует в некоторых (далеко не всех) случаях от своих участников известного капитала или технических знаний, то капитал этот в большинстве случаев сравнительно незначителен и может быть образован частичными взносами из заработков, познания же ограничиваются знанием какого-либо ремесла или даже простым физическим навыком. Эта черта артели дает возможность пользоваться ею широко массе народа, добывающей свое пропитание физическим трудом, и способствует освобождению работника от невыгодных сторон единичного наемного труда и гнета капитала. 4) Члены артели связаны круговою порукой, т. е. каждый из них ручается солидарно за всех остальных, все же вместе за каждого отдельно. Этот признак вытекает из самого понятия об артели как о самостоятельной общественной единице. Без ответственности каждого за всех и всех за каждого лицу, пользующемуся услугами артели, пришлось бы ввиду ограждения своих интересов прибегать к оценке способностей каждого работника в отдельности, контролировать его работу, распределять порядок и ход занятий, одним словом, вмешиваться во внутренний строй артели, что, понятно, повело бы к ее разложению. Эта ответственность друг за друга есть искони отличительный признак артелей, доказательством чему служат дошедшие до нас исторические памятники, именно договоры с артелями, заканчивающиеся указанием на то, что ответственность за ущерб и убытки, нанесенные артелью, должны падать на того «кто будет в лицах», т. е. на лицо. Круговая порука есть необходимая принадлежность всех артелей, хотя не во всех имеет одинаковую силу и значение; обычаем она признается везде, а при некоторых видах артели получает законодательное освящение. Степень и пределы ответственности могут быть различны; она может даже иногда относиться к ущербу чисто случайному и распространяться на все без исключения имущество члена артели, хотя обыкновенно обнимает собою лишь вред, происшедший от неосторожности, и падает лишь на известную часть имущества, именно лишь на ту, которая остается сверх расходов, необходимых для поддержания жизни и здоровья каждого ответственного лица. Но каковы бы ни были эти степени и пределы ответственности, сущность круговой поруки как важнейшего признака артели остается неизменным. 5) А. есть союз, основанный на договоре, чем отличается от других союзов, обладающих всеми предыдущими признаками, напр. от нашей сельской общины, принадлежность к коей устанавливается уже одним фактом рождения в семье общественника. Этот договор ясно выступает наружу в письменном акте в более развитых формах артели, в других ограничивается словесным соглашением, скрепляемым в иных случаях известными обрядами, а иногда вовсе не проявляется вовне, являясь лишь молчаливым договором (tacitus consensus), возможность которого обусловливается общеизвестностью обычая, регулирующего строй этих союзов. Противоположность договорного и семейного начала не может, однако, служить резкою границею между упомянутыми союзами ввиду многих сближающих их черт; практика указывает нам, что семейное начало не остается без влияния на А., договор же в известных, хотя исключительных случаях устанавливает принадлежность к сельской общине (см. это сл.); наконец, 6) члены артели участвуют в общем промысле трудом или трудом и капиталом. Этот признак свойствен, понятно, лишь артелям производительным и отличает их от полного товарищества (см. Товарищество), в коем труд не является обязательным для всякого участника.

Рабочие ассоциации, сходные по своему характеру с нашей артелью, начали распространяться на Западе только в последнее время (если не считать иных групп, которые сохранились в немногих местностях вместе с общинным владением, см. Альменда), благодаря указаниям науки и требованиям практической жизни; на Востоке же, в особенности у нас в России, А. существует вполне самостоятельно уже много веков. Хотя точные исторические указания на А. не восходят далее XIV столетия, но с большою достоверностью можно предположить, что они существовали раньше. Основанием к такому предположению служат, с одной стороны, трудность всякого рода предприятий вследствие дикости и малонаселенности страны и низкого культурного развития населения, с другой — ранние исторические указания на существование тех промыслов, которые позже и по настоящее время ведутся артелями. Напр. известно, что в XI веке какой-то норманн привез королю Альфреду «рыбьи зубы» (моржовые клыки) с Белого моря; в 1159 новгородский князь Ростислав дарил Святославу, между прочим, и клыки. Получив свое начало как у нас, так и у других восточных народов (самоеды, зыряне, лопари, корелы, даже якуты) в родовом быту, А. представляется первой формой единения, в которую в эти отдаленные времена облеклись группы отдельных лиц, стремящихся к одной и той же цели. Эти группы хотя и состояли из равноправных членов, уже в самом начале своего существования, ввиду успеха общего предприятия, добровольно подчинились авторитету одного из них, конечно, самого опытного и заслуживавшего общее доверие, который и стал носителем исполнительной власти. Цель этих групп, как и цель нынешних артелей, была хозяйственная, но средства, служившие к достижению ее, были различны. Одним из таких средств были набеги, совершавшиеся исключительно ради добычи. С этой целью уже очень рано образовались группы людей, неспособных к мирному усидчивому труду, под именем «ватаг повольников или ушкуйников» с «атаманом или ватаманом» во главе, которые, по всей вероятности, имели артельный характер. Подобные воинственные группы с явным уже артельным характером встречаются и в позднейшие времена, именно у донских и запорожских казаков. По мере того как население делалось оседлым, оставалось все меньше и меньше простора для набегов и открывалось более широкое поприще для мирной хозяйственной деятельности. Простота потребностей и неразвитость техники заставляли население ограничиваться лишь стоящими близко к самой природе отраслями труда; рыболовство и земледелие долго оставались почти исключительными занятиями. В этих отраслях деятельности, и особенно на суровом, угрюмом Севере, человек мог работать успешно лишь в союзе с другими, бывшем по взаимным отношениям членов продолжением той формы тесного товарищеского общения, какая утвердилась раньше во время набегов. В наших источниках мы находим сведения об охотничьих артелях за кречетами в Архангельской губернии, относящиеся к XIII и XIV вв. Грамоты великих князей Андрея Александровича и Иоанна Даниловича («Акты археогр. экспед.» I, № 1 и 3) упоминают о ватагах помытчиков, занимавшихся соколиным промыслом. Грамота белозерского князя Михаила Андреевича от 1460 г. («Акты археогр. экспед.», V, № 67) заставляет предполагать, что князь отправлял на рыболовный промысел свои ватаги. В XVII в. на наших северных окраинах, в особенности на Мурманском берегу, сильно распространяется тресковый промысел, а одновременно с ним промысел на морских зверей, моржей и тюленей, и оба они ведутся артельным порядком. Первоначальные, т. е. самостоятельные, артели, состоящие из небольшой группы сочленов, связанных между собою обычаем, освобождающим от точного письменного оформления их взаимных отношений, оставили мало следов своей исторической судьбы; мы можем судить до известной степени об их прошлом лишь по нынешней организации сохранившихся форм ввиду той устойчивости обычая, которая препятствует ему менять раз установившиеся формы. Однако и о подобных артелях встречаются, хотя и незначительные, исторические указания; так, наприм., в одной купчей крепости 1682 г. упоминается о таких самостоятельных артелях холмогорских крестьян, составлявшихся для моржового промысла на Новой Земле. Более подробные сведения дошли до нас о тех артелях, которые удаляются от первоначального типа, допуская, наряду с равноправными членами, предпринимателя, вносившего в предприятие капитал и связанное с ним давление. В XVII в. главным предпринимателем в рыболовном промысле наших северных побережий был архиерейский дом в Холмогорах, нанимавший ежегодно, с принятием на себя всех издержек и риска производства, несколько артелей — «покрученников», т. е. лиц, подрядившихся работать, не будучи сами хозяевами производства. Каждый покрученник получал предварительно небольшую сумму денег на обувь, не в отдачу, т. н. «свертенок», а при дележе 1/3 приходилась обыкновенно на долю всей А., 2/3 же поступали архиерейскому дому в качестве вознаграждения за капитал и риск. От первых годов XVIII в. сохранились довольно подробные сведения о подобного рода предприятиях архиерейского дома и об отношениях его к покрученникам. Кроме того, в этом веке встречается несколько иная организация артелей для моржового промысла, заключающаяся в том, что хозяин предприятия, кроме капитала, вносил и свой труд, причем сам управлял судном и всем ходом предприятия или передавал эти права т. н. «кормщику». К этому же времени относятся первые сведения о союзах нескольких артелей, сговорившихся сообща вести дело, о «котлянах», которые носили название «плотных», если составлялись на все промысловое время в году, и «смашных», если сотрудничество ограничивалось охотой только за одним встреченным стадом моржей. Источники не сохранили указаний на существование земледельческих артелей, но распространенные в нынешнее время земледельческие А. Вологодской губ., известные под именем «обчих», дают основание предполагать, что они были знакомы нашим северянам уже в весьма отдаленные от нас времена. — Артельная форма труда находила себе применение и в других отраслях хозяйственной деятельности. В наших источниках находятся указания: на А. для взятого на откуп сбора таможенных пошлин (1654), для торговли в сибирских городах (1635), для плотничьего промысла (1598, 1623 и 1677), на А. каменщиков (1686), кузнецов (1648), извозчиков (1655 и 1690), бортников (1663), арендаторов (кортомщиков) земли и сельских рабочих (1700), чернорабочих (1690), наконец, бурлаков — «ярыжных» (1642 и 1653). Этим перечислением, понятно, не исчерпываются все указания об артелях в древней России, многое может быть открыто в неизвестных еще нам памятниках, многое исчезло бесследно за отсутствием письменности в этого рода союзах. В царствование Петра Великого с развитием нашей промышленности и торговли артельная форма получила применение к некоторым отраслям труда, вызванным новыми условиями хозяйственной жизни. В едва основанный Петербург стал стекаться рабочий люд, преимущественно из северных губерний, где артельный труд составлял самую обыкновенную форму труда между простым народом, почему понятно, что и по приходе в Петербург эти рабочие сохранили привычку работать артелью. С установлением, начиная с 1713 г., правильных торговых сношений явился запрос на новый род труда по нагрузке и выгрузке и сбережению привозимых и вывозимых товаров, который породил так наз. «биржевые А.», внутренняя жизнь и внешние сношения которых получили законодательное определение в 1799 г. в Уставе о цехах, а впоследствии в Своде Законов. В это же время, именно в 1724 г., была образована при петербургской таможне А. «дрягилей» (от нем. сл. Träger) для приема и досмотра товаров, подлежащих оплате таможенными пошлинами; в 1827 по представлению министра финансов гр. Канкрина было издано «Положение о дрягилях». В начале XVIII в. образовалась и «купорная А.» — для откупоривания и закупоривания товаров, перевозимых в бочках, ящиках, обитых железом кипах и т. п. С этого же века мы находим указания на архангельскую А. «лоцманов» (см. это сл.), которые, по мнению Костомарова, уже во время новгородского владычества соединялись в А. Подчиненные в древнее время приказной избе, позже таможне, затем губернской канцелярии, лоцмана перешли в 1802 г. под ведение портового начальства. В 1816 самоуправление лоцманов было ограничено правительством подчинением их лоц-капитану. В 1812 по ходатайству архангельского купечества и таможенного начальства было издано положение об архангельских дрягилях. В 1828 г. для браковки товаров были основаны А. «десятников», находящиеся под ведением таможенных браковщиков, рядом с ними возникла и А. «вязальщиков» для связывания означенных товаров. В 1830 изданы высочайше утвержденные правила о «штуровой А.», являющейся обществом подрядчиков для доставки рабочих на корабли с целью их нагрузки и выгрузки. При биржевых артелях явились «А. заугорские», состоящие из рабочих части Смоленской губ, лежащей за р. Угрой и нанимаемых биржевыми артелями, особенно в летнее время, когда последним нет возможности справиться с работой. В 1864 г. из мещан г. Архангельска образовалась «балластная А.» для выгрузки балласта из кораблей. В 1868 г. была организована монопольная таможенная А. в Вержболове, а 1876 такая же А. открыла свои действия в Петербурге. В шестидесятых годах нынешнего столетия под влиянием освобождения крестьян от крепостной зависимости, отчасти также от возникшего в то время на Западе ассоциационного движения начинают создаваться у нас А. нового, уже искусственного типа. В это время (1866) возникает первая кредитная А. — Рождественское (Костромской губ.) ссудосберегательное товарищество, устроенное Лагуниным, и при участии земств образуются разного рода промышленные товарищества, как, напр., сыроваренные А., инициатором и устроителем которых был Верещагин; тверские: кузнечная, сапожная и смолокуренная А. Но эти промышленные А. не имели успеха, и некоторые из них должны были ликвидировать свои дела вскоре после открытия. С 60 по 70 гг. устраивается Нижнетуринская механическая А. (Братство) при екатеринбургском механическом заводе и А. для производства доменных и литейных работ на кушвинском заводе; в 60-х гг. в московском рабочем и смирительном домах (см. это сл.) образуются А. арестантов по различным ремеслам; 1862, по почину Мельникова в Петербурге образуется А. столяров; в 70-х гг. — складочная А. слесарей в селе Павлове (Нижегородской губ.), разложившаяся 1877 г.; А. молотильщиков в Рязанской губ.; А. половых московского трактира; в 1873 г. — петербургская А. тряпичников, в 1878 — петербургская А. газетчиков. Кроме перечисленных А., существует еще целая масса не подвергнутых до сих пор научному исследованию и кроющихся в глубине народной жизни. Необходимо еще заметить, что артельная форма труда не составляет исключительного достояния наших северных и великорусских губерний, она встречается, хотя с известным местным оттенком, и в Малороссии и в других окраинах. Малороссийские А. могут быть подразделены на А. чисто местного происхождения и сложившиеся по образцу великорусских. Первые — по характеру своей организации указывают на близкую связь с устройством Запорожской Сечи, и о некоторых из них можно с известною основательностью предположить, что они могли существовать одновременно с нею; сюда относятся: «чумацкие валки» — извозно-промышленные А., «забродческие ватаги» — рыболовные А., артели запорожских звероловов, лоцманов, речных рабочих и торговцев ходебщиков; другие же носят отпечаток позднейшего образования, напр. крымские солепромышленные А. и артели косарей (круги). Ко вторым следует отнести: великорусские захожие А. плотников и каменщиков и смешанные с местным элементом А. биндюжников, или дрогалей (дрягили), и севастопольских лодочников. Кроме того, Малороссии известны особые, искони установившиеся формы земельно-общинных артелей, как, напр., толока, обычай «спрягаться» (соединение скота и орудий нескольких лиц для запашки поля), «чередники» (пастухи), «половинщики», «гуртовка», а также своеобразные А. нищих и лирников, батальонные (для перевозки сообща военного багажа в Кубанском войске), «чабанов» при «отарах», т. е. пастухов при овечьих стадах, конокрадов и, наконец, так наз. «складки», т. е. общества сельской молодежи, образуемые с целью устройства праздничных увеселений и сбора необходимых на это средств. В 1876 г. артельное устройство применено к образовавшемуся в с. Щекоцянах Келецкой губ. крестьянскому оркестру.

Из вышеизложенного видно, что А., являясь естественно-историческим следствием человеческой жизни и природы, существовали у нас в отдаленнейшие времена, ныне же получили обширное развитие и применение к весьма разнообразным отраслям труда и хозяйственной деятельности. Цель, преследуемая артелью, оказывает влияние на ее внутреннюю организацию и отношения к посторонним ей лицам, почему и может служить признаком классификации различных артелей, сходных по характеру своих задач, в известные группы. Стремясь удовлетворить свои потребности, человек обрабатывает материалы, дарованные природой, изменяет их вид, производит новые полезности; все виды хозяйственной деятельности, направленной на создание новых ценностей и полезностей, мы называем промыслом. Артели, ставящие себе целью занятие каким-либо промыслом или содействие промыслу членов, — составляют группу артелей промышленных. Конечною целью хозяйственной деятельности есть потребление благ, которое тоже может служить задачею артельного единения; этого рода артели образуют собою группу артелей потребительных. Кроме того, сложность экономических отношений ставит почти каждого от времени до времени в такое положение, когда нет налицо желательного количества ценностей; отсюда — необходимость добыть их под условием возвращения в будущем, отсюда — кредит, который, служа целью артельной ассоциации, порождает группу артелей кредитных. Присущая человеку заботливость о самообеспечении в будущем, об охранении себя и своей семьи от нужды, какие причины ни произвели бы ее, вызывает ряд действий страховых, которые могут быть задачею — артелей страховых.

Изложенное выше разделение артелей на группы позволяет также рассмотреть каждую из них с точки зрения степени ее самостоятельности, т. е. возможности охранить свою хозяйственную деятельность и права своих членов от внешнего, постороннего влияния. В этом отношении артели потребительные, страховые и до некоторой степени кредитные по самому своему характеру отличаются отсутствием тех начал, которые могли бы способствовать их порабощению, так как выгоды, заключающиеся в получении небольших сбережений или сравнительно дешевого кредита, не столь велики, чтобы заставить А. пожертвовать из-за них своею самостоятельностью и переносить давление стороннего лица; а раз эти выгоды не превышают тех, которые могут быть достигнуты каждым из членов А. единолично, артельное общение не имеет более смысла существования и должно расстроиться. Совсем другую картину представляют собою А. промышленные; даже в случае относительной незначительности выгод, предоставляемых членам, они удерживают последних от выхода ввиду еще большей невыгодности, иногда и совершенной невозможности единоличного ведения данного промысла, а также затруднительности вступления в другие союзы; посторонние лица поэтому и могут производить чрезмерное давление на эти А., а последние соглашаются выносить его, дорожа хотя и сравнительно незначительными выгодами общения. Таким образом, за общее правило в этом отношении можно признать, что возможная степень давления на А. прямо пропорциональна трудности для члена ее жить вне А. Крайняя сложность кредитных и страховых отношений и близость кредитных и страховых артелей с другими стремящимися к той же цели общениями заставляет рассмотреть их в связи с последними (см. Кредитные, Страховые общества и Ссудосберегательные товарищества). Потребительные А. могут обнимать все стороны потребления или касаться только одной из них и в последнем случае могут быть подразделены на А. харчевые и квартирные. Они иногда являются обособленными, связывая собою лиц, работающих врозь, каждый за себя, но обыкновенно сопутствуют артелям промышленным. Внутренние отношения между их членами и связь с посторонними лицами весьма несложны и сводятся обыкновенно к равномерному участию всех членов в расходах А. по покупке съестных припасов и найму жилища и к круговой ответственности по забору припасов «на книжку» и платежу квартирных денег. Промышленные А. представляют группу, широко распространенную в России и имеющую особенно важное значение в хозяйственной жизни нашего народа. Они могут быть подразделены на следующие виды: 1) сырьевые — способствующие приобретению членами перерабатываемого ими сырого материала; 2) складочные — составляющиеся с целью устройства склада на общий счет; 3) производительно-подсобные — для приобретения на общий счет помещений или орудий для производства и 4) производительные — обнимающие все стороны промышленной деятельности членов.

Артель, как уже указано, есть союз договорный, но этот договор при образовании артели не всегда одинаково выражается; облекается он в письменную форму лишь при образовании самых развитых артельных форм последнего времени, в других ограничивается словесным сговором или известною символическою обрядностью или же не выходит из пределов молчаливого подразумеваемого соглашения. Ввиду этого способы возникновения различных артелей весьма различны, различны также условия, требуемые для вступления членов и выхода их, а равно и внутренние отношения между ними в зависимости от тех условий, при которых образуется и действует А., и от цели, которую она преследует. Вообще, чем новее происхождение артели, чем сложнее промысел, чем более имущественные взносы участников в общий капитал, чем более продолжительно пребывание каждого члена в союзе, тем медленнее слагается А., тем труднее установляются определенные отношения в ее внутренней жизни, тем более нуждается союз в точном регулировании разных сторон своего быта. Проще всех образуются артели, вызываемые случайно возникшею и скоро достигаемою целью, напр. для сдвинутия с мели судна, причем вступление выражается самым фактом прибытия на место происшествия, или артель образованная случайно встретившимися охотниками и отправившимися вместе. Охотничьи артели, однако, в тех случаях, где предприятие сопряжено с опасностью, образуются при посредстве известных обрядов, как совместное омовение в бане, поклоны на 4 стороны, взаимные прощания и др.; обрядовая форма, заключающаяся в совместной молитве, пирушке и др. обрядах, считается обязательною и при образовании рыболовных артелей, хотя в тех случаях, когда артель действует несамостоятельно, напр. покрученники, ей предшествует «ряда», т. е. договор предпринимателя с кормщиком, становящимся во главе артели. В большинстве зависимых артелей образованию их предшествует спрос на труд со стороны лиц, их нанимающих, напр. артели бурлацкие, «вольные артели крючников» (перегрузочные) в Рыбинске, артели «старателей» (для разведки месторождений золота и разработки приисков); «согласные» же артели крючников приходят в Рыбинск, уже сложившись в артели, состоящие из крестьян одного селения. Образование артелей позднейшего происхождения отличается большею сложностью, причем наибольшим числом формальностей обставлено возникновение тех артелей, которые с самого момента своего возникновения становятся в зависимость от общественных учреждений, в интересах которых лежит обеспечение как твердого существования артели, так и уплаты капитала, если таковой дан ей в ссуду. Сюда относятся, напр., артели сыроварные и др., устраиваемые при посредстве земств, московская биржевая артель и др. Условия вступления в А. также не везде одинаковы. Вообще, чем менее интересов своих участников поглощает союз, чем менее продолжительно существование артели, тем менее требования, которые А. ставит вступающим, и наоборот. Условия, которым должен удовлетворить каждый вступающий в А., можно свести к следующим: 1) Пол. — А. образуются преимущественно из лиц мужского пола, хотя встречаются и женские, а иногда и смешанные. 2) Семейное состояние обыкновенно не играет никакой роли, но существует А. нежинских табачниц, состоящая исключительно из девиц. 3) Родство никогда не является существенным условием приема, но в некоторых артелях, как, наприм., парильщиков в Петербурге, архангельских лоцманов и петербургских купоров, облегчает его. 4) Mесто жительства. Некоторые А., как, например, рыболовные, общие, согласные А. крючников и др., составляются исключительно из односельчан, не только ввиду близкого знакомства между ними, но и потому, что место жительства членов нередко бывает одновременно и местом занятия промыслом. 5) Сословие. Принадлежность к тому или другому сословию имеет значение в тех случаях, когда А. устроена с целью поднять благосостояние какого-нибудь определенного сословия; так, напр., в петербургскую А. десятников принимаются только мещане или «маломочные» купцы; архангельские А. вязчиков и балластная составляются из одних архангельских мещан. 6) Рабочая сила. Почти во всех артелях от вступающего требуется сила, равная силе прочих членов, причем в одних артелях, как, напр., общих, лоцманских, биржевых и др. артелях, рабочая сила предполагается в зависимости от возраста, пределы которого и определяются с большей или меньшей точностью, в других же самые условия труда устраняют от поступления в А. лиц, не обладающих достаточной физической силой, как, напр., рыбинские вольные артели принимают лишь тех лиц, которые легко могут вчетвером носить куль зерна. 7) Рабочее искусство. Это условие лежит, понятно, в теснейшей зависимости с самой целью той или другой артели, напр. биржевые артели требуют, чтобы вступающий был грамотен. Наличность этого условия определяется знакомством членов артели с новопоступающим, если легко может быть сама по себе обнаружена, в противном же случае назначается известное пробное время, в которое может обнаружиться годность или негодность вновь вступающего, а кроме того, в иных случаях требуется прохождение школы правильного ученичества (напр. лоцманы) или выдержание соответственного экзамена (напр. десятники). 8) Свобода от всякой обязательной работы — как гарантия принесения на пользу артели всей рабочей силы; требование это редко формально выражается, как, напр., в московских биржевых артелях, но во многих случаях артельный труд фактически поглощает все рабочее время члена. 9) Нравственные качества, служащие гарантиею успешного достижения цели и могущие оправдать то доверие, которое внушает артель в своих внешних сношениях, имеют почти одинаково важное значение во всех артелях, причем в большинстве случаев выступает на первый план трезвость, которая иногда формально оговаривется в артельных уставах. Гарантиею нравственных качеств по преимуществу служит поручительство за поступающего в А. одного или нескольких лиц, лично известных артели. 10) Взнос известной доли в артельный капитал — является необходимым условием лишь в тех артелях, которые нуждаются в капитале по самому своему характеру и не получают его от предпринимателя. Как различна высота этих взносов, обусловливаемая родом промысла, так различна и форма их. В артелях старинного происхождения, слагающихся в деревнях, взносы членов производятся часто натурой или же частью натурой, частью наличными деньгами, в других артелях вступление члена сопряжено только с уплатой денежного взноса, высота коего бывает весьма различной (от 25—1600 р.). Взносы эти называются вкупом, вкупными деньгами, новизной. Там, где от вступающего требуется вкуп, равный доле общего капитала, приходящийся на каждого артельщика, там он тем выше, чем дольше существует А., чем больше капитал ее. Взнос вкупных денег обыкновенно рассрочивается на несколько лет, при вступлении же член обязуется внести передовые деньги; кроме того, от малолетних сверх вкупа требуется еще так наз. береговые деньги, или нанос, уплачиваемый ежегодно до достижения ими 18—19 лет. Денежные взносы требуются еще для того, чтобы образовать капитал обеспечения, могущий служить для покрытия убытков, причиненных кому-либо артелью. В большинстве артелей все вступающие делают одинаковые взносы. Самый прием членов сопряжен в простейших артелях и тех, где допускается продажа и покупка мест, с немногими формальностями; последние особенно выступают в тех артелях, за которыми признается официальный характер. В этих артелях члены принимаются обыкновенно на общих собраниях, хотя если вступающий хорошо известен нескольким артельщикам, то может быть принят и малым собранием «у образа». Кроме того, в известных случаях требуется еще утверждение приема должностными лицами или общественными учреждениями (напр. таможней для дрягилей, дистанционным смотрителем — для лоцманов).

Вступая в А., член принимает на себя целый ряд обязанностей, которые тем многочисленнее, чем теснее узы между участниками, чем сильнее зависимость всего союза от каждого члена. Они могут быть сведены к 3 группам: 1) Обязанность участвовать трудом в общем деле. Эта обязанность в одних артелях точно и определенно формулируется, в других же лишь косвенно возлагается на членов. Артельщик не вправе уклоняться от возлагаемой на него артелью работы; не имея возможности явиться на работу, он должен «отписаться» от артели, т. е. заявить об этой невозможности и получить отпуск, лишаясь на его время права получать долю из общего заработка, но сохраняя общую с артелью ответственность за ее действия и обязуясь явиться по первому ее требованию, а иногда и уплатить особый сбор «за насетование». 2) Обязанность делать определенные взносы в капитал. Капитал этот по большей части образуется постепенно, причем обыкновенно определяются размеры и сроки членских взносов; в тех же артелях, где он составляется путем вычетов из заработков членов, — определяется или удерживаемая доля, или количество заработка, выдаваемого на руки. Кроме оплаты вкупа и взносов в капитал, артельщики (напр. биржевые) обязаны в известных случаях уплачивать «свадебное» — при вступлении в брак, «за заработанье артели» при переходе из новиков в старики и т. п. 3) Обязанности, касающиеся поведения членов. Сюда относятся: а) соблюдение строгой дисциплины, необходимой для порядка, обеспечивающего успех предприятия и заключающейся в послушании лицу, поставленному во главе артели; б) добросовестность работы и отношений членов к посторонним лицам, упрочивающая внушаемое артелью доверие; в) защита интересов артели, которым артельщики не должны вредить ни словами, ни даже намеком, и, наконец, г) искренность отношений между товарищами и готовность помогать друг другу во всяком несчастном случае.

Как в других юридических отношениях, так и в артели обязанностям соответствуют права, именно: 1) Участие в материальных выгодах, доставляемых артелью, причем как ни различны основания, по которым распределяются эти выгоды, все члены союза являются при распределении равными. Доходы, причитающиеся труду, делятся почти всегда поровну, те же, которые выпадают на долю капитала, — по большей части соразмерно доле его, внесенной членом. С этим правом связаны: предоставляемое некоторыми артелями (биржевыми, купорными и др.) брать у старосты деньги вперед в счет заработков, а также право на вспоможение со стороны товарищей в случае болезни; это вспоможение выражается уплатою в течение известного времени заболевшему одинаковой доли заработков со здоровыми, но лишь в том случае, если болезнь произошла «по воле Божьей», а не вызвана пьянством или развратным поведением заболевшего. 2) Участие в управлении; хотя фактически не каждый член обладает теми данными, которые требуют от органов исполнительной власти, но юридически каждый артельщик имеет право быть избранным на должность по артельному управлению, а равно каждый имеет право голоса на артельных собраниях.

Выход члена из артели сопряжен с известными формальностями лишь в артелях, обладающих известным капиталом и рассчитанных на более продолжительное существование. Выход может быть или добровольный, или принудительный — исключение. Условия выхода зависят от времени пребывания члена в артели и участия его в общем капитале. В некоторых артелях (петербургские биржевые) установлен известный «пробный срок», в течение которого всякий может выйти из артели без ущерба, в других же делается разница между стариками и новиками. Первые получают при выходе: 1) из артельного капитала — или среднюю долю, приходящуюся на каждого члена, или причитающуюся им, если взносам каждого ведется особый счет; 2) из заработков — долю на основании первого, следующего за выходом раздела и 3) взамен вкупа, который обыкновенно не возвращается, — «вывод» или «выводные деньги», равные 25—33 % вкупа. Вторые иногда совсем не получают доли из артельного капитала и выводных денег, иногда же получают ее в меньшем против внесенного размере, причем последний в большинстве случаев находится в зависимости от времени пребывания новика в артели; относительно же заработков новики приравниваются к наемным рабочим, плата коих значительно ниже среднего дохода артельщика. Все эти расчеты артели с выбывающим артельщиком значительно упрощаются, а в известных случаях становятся излишними в тех артелях, где личный состав их членов может быть изменяем продажею и покупкою мест. Смерть артельщика обыкновенно приравнивается добровольному выходу, и наследникам умершего делаются все следовавшие ему выдачи. Исключение члена может быть вызвано как недостаточностью физических сил, так и нравственною негодностью участника. В первом случае, в особенности при потере здоровья или достижении преклонных лет, исключение по своим последствиям приравнивается к добровольному выходу; во втором же — эта мера носит карательный характер и влечет для исключенного или совершенное лишение права на получение какого-либо расчета, или же влияет на определение размера последнего. Петербургская столярная артель составляет в этом отношении исключение, так как не делает никакого различия между выходом и исключением. Управление артельными делами принадлежит всей совокупности ее членов при равном участии каждого из них. Это особенно ясно в простейших типах а.) покоящихся на общинно-родовом начале, как, например, общих, артелях половинщиков и т. п., где связанные между собою близким знакомством и узами родства члены благодаря строгой определенности работ не нуждаются в избрании особых органов управления. В большинстве же остальных артелей ввиду сложности преследуемых задач отдельные члены уступают свои права по управлению особым органам исполнительной власти, которым поручают руководить артелью. Число этих органов зависит от степени применения разделения труда к исполнительной власти, причем во всех простейших артелях — в одном лице совмещаются самые разнообразные функции; в сложных же артелях позднейшего образования избираются несколько должностных лиц с точным определением ведомства и пределов власти каждого из них. Главою исполнительной власти является обыкновенно одно лицо, называемое в большинстве случаев «старостой», хотя встречаются и иные названия — рядчик, подрядчик, батырь, артельщик, сотский, кормщик, хоровщик, бережник, карбасник, ватаман, усердник, сошец, башлык. Способ образования артели определяет до известной степени организацию исполнительной власти. Где эта власть предоставляется инициатору eo ipso, там выборное начало скрывается, но не отсутствует вовсе, так как все приступающие к артели молчаливо выражают свое согласие на главенство инициатора, который им известен по своим способностям и умению руководить делом. Обыкновенно должности в самостоятельных артелях замещаются по выбору, сопровождаемому известными обрядностями, хотя в иных случаях (петербургские биржевые артели) старостой становится каждый член по очереди, смотря по старшинству вкупа. От избираемого требуется, кроме общих условий, которым он должен удовлетворять как артельщик, еще обладание известными способностями и умственным развитием, обеспечивающими успешное управление оборотами артели, а в известных случаях и денежный ценз, ограждающий артель от злоупотреблений властью и возбуждающий доверие посторонних лиц. По общему правилу должность старосты обыкновенно замещается лицами, входящими в состав артели, но иногда (архангельская балластная артель) на эту должность избираются и посторонние лица. В артелях несамостоятельных право выбора или ограничивается утверждением должностного лица, или общественного или государственного учреждения, или же вовсе не применяется, уступая место праву хозяина или предпринимателя назначать зависящим от него артелям руководителей. Права лиц, заведующих артелями, не одинаковы в артелях древнейшего и нового образования; они заключаются: а) в праве требовать от артельщиков уважения и повиновения всем их приказаниям, а равно право наказывать провинившихся, которое в древнейших, основанных на патриархальных началах артелях доходит до безапелляционного применения тяжкого телесного наказания, притом даже за те проступки, которые выходят за пределы артельной дисциплины; в новейших же артелях ограничивается лишь наложением незначительного денежного взыскания, лишь за неисполнение приказаний старосты, с заявлением о том на артельном собрании, перед которым обвиняемый может оправдаться; и б) в праве на получение специального вознаграждения, заключающегося или в сравнительно большей против остальных участников доле в прибылях, или в определенном жаловании, или в том и другом вместе. Однако это право принадлежит не всем руководителям артели; в древнейших ее формах оно совершенно отсутствует. Обязанности старост сводятся, главным образом, к руководству делами артели, наблюдению за ее членами и имуществом внутри артели и сношениям от ее лица с посторонними. Кроме старосты, во многих артелях есть и другие должностные лица, несущие на себе известные обязанности по управлению, напр. малый ватаман, помощники старост, писаря, кассиры, сборщики, подручные писаря, харчевники, переводчики и т. п. Сроки, на которые избираются должностные лица, весьма различны: в одних они точно определены, в других же (напр. дрягильских) избранное лицо остается в должности впредь до смены его по уважительным причинам. Контроль действий должностных лиц не всегда может быть производим всеми участниками артели, при многочисленности их избирается особый наблюдающий орган, единоличный или коллегиальный. В первом случае контроль состоит в участии в действиях должностного лица — органа-контроля, так, напр., в некоторых артелях писарь или «посыльный» сопровождает старосту при покупке товаров; во втором — в поверке счетов и наличных денежных сумм особою ревизионною комиссиею, состоящею из нескольких артельщиков и назначаемою или на каждый раз особо, или в виде постоянного органа на определенное время. В артелях, построенных по западноевропейским образцам, существует особый «поверочный совет». Органом распорядительной власти служит общее собрание членов А., которое играет действительную роль лишь в артелях с более сложными оборотами, в простейших же оно обыкновенно передает фактически свою власть должностным лицам и обнаруживается лишь в начале и в конце предприятия. Общие собрания бывают: а) обыкновенные, или очередные, имеющие своим предметом обсуждение всех текущих вопросов, избрание должностных лиц и денежный расчет и собирающиеся один или несколько раз в году; б) чрезвычайные — для обсуждения вопросов, вызванных непредвиденными обстоятельствами, и в) особые малые собрания «у образа» — известные петербургским биржевым артелям, собирающимся ежедневно на квартире А. утром и вечером, на которых выслушивается дневной отчет должностных лиц, делаются распоряжения на следующий день и разбираются всевозможные споры и жалобы. Общее собрание созывается старостой, инициатива же чрезвычайных общих собраний принадлежит, кроме органов исполнительной власти, и определенному числу членов. Посещение общих собраний в некоторых артелях, как, напр., петербургских биржевых, обязательно, и неявка без уважительных причин наказывается штрафом, кроме того, она всегда невыгодна для артельщика, так как лишает его права обжаловать состоявшееся в его отсутствии решение. Иногда для действительности общих собраний требуется присутствие определенного числа членов, по большей части 2/3; каждый член имеет только один голос без права передачи, в иных случаях голос старосты дает перевес. Для действительности решений требуется или большинство простое, или 2/3, или же полное единогласие присутствующих. Председательство принадлежит старосте или его кандидату. Подача голосов в некоторых артелях начинается со старосты. В самостоятельных артелях общее собрание является высшею инстанцией, постановления коей не подлежат обжалованию, в артелях же, имеющих полицейское значение, решения их общих собраний могут быть обжалованы подлежащим общественным или государственным учреждениям. Вступив в А., члены ее должны всеми силами стараться обеспечить успех предприятия, а поэтому не могут, под угрозою наказания, совершать таких поступков, которые препятствовали бы развитию союза. Эти предосудительные поступки или находятся в связи с промышленной деятельностью артельщиков, как, напр., уклонение от работы или явка в нетрезвом виде, так наз. «прогул», или же представляют собою нарушения или проступки общего характера. Предосудительные действия артельщиков влекут за собою карательные меры, которые в простейших старинных артелях заключаются преимущественно в телесном наказании, в позднейших же, более развитых, как, напр., биржевых артелях, лестница наказаний представляется в следующем виде: а) денежные пени, которые в тех случаях, когда налагаются за неявку на работу, носят название «прогула» или «прогульных денег», размер коих определяется суточной платой, а в остальных случаях — «штрафа», высота которого доходит до 200 р.; б) отписка от работ, заключающаяся во временном устранении артельщика от работ без получения какой-либо при дележе прибыли на срок до 3 лет, после истечения которого наказанный может вновь приписаться, но вступает вновь во все права члена лишь после месяца безмездной работы в А.; в) исключение с получением выводных денег или без этого. Примененное к артельщику наказание нередко хранится артелью в тайне, из опасения, что гласность проступка члена может поколебать оказываемое ей доверие. — Во многих артелях, в особенности в тех, которые, пользуясь экономическою самостоятельностью, получают значительный доход от всего промысла, причем, однако, этот доход сильно колеблется по временам года, прибегают к найму посторонних лиц. Применение наемного труда, напр. в биржевых артелях, так широко, что к ним в качестве рабочих поступают целые артели «заугорцев», а члены последних сами также нанимают рабочих. Эта потребность в наемном труде объясняется колебанием заработков в летнее и зимнее время, заставляющим артель приурочивать число своих членов к наименьшим заработкам, а в случае их увеличения выручаться наемным трудом. Наем производится или отдельными артельщиками, причем каждый из них вознаграждает нанятых им лиц, или определенною платою, или половиною пая (половинщик), или же должностными лицами от имени и за счет артели. Положение наемника хуже положения артельщика, потому что, с одной стороны, А. часто возлагает на него более тяжелые работы, с другой — он получает лишь определенное вознаграждение, не превышающее обыкновенно средней наемной платы за данный труд и далеко не равное соответственной доле заработка артельщика. Понятно, что ответственность перед сторонними лицами за наемных рабочих падает или на целую А., или на отдельного ее члена, смотря по тому, кто нанимал рабочих.

В некоторых случаях возникают тесные взаимные отношения между несколькими артелями, соединяющимися в одно для совместной деятельности. Это соединение встречается исключительно в охотничьем и рыболовном промыслах и объясняется самим их характером. Так, напр., устьинские тюленьи А. соединяются в одну «бурсу», артели покрученников для тюленьих промыслов составляют между собою «ромшу». Вследствие такого соединения каждая А. отказывается от некоторых прав и передает их новому союзу, сохраняя свою самостоятельность в управлении, лишь насколько она действует в промысле отдельно от других. Что же касается отношений одной артели к другой, вполне посторонней, то здесь необходимо отметить то высокое уважение к правам других, которым отличаются наши артели преимущественно старинного типа. Большинству артелей приходится при исполнении работ вступать в более или менее долгосрочные сношения с третьими лицами. С лицами этими артели сносятся или прямо через своих представителей; какими по большей части являются представители исполнительной власти, или же при помощи особых посредников, каковыми бывают подрядчики или общественные учреждения, от которых зависит А. Обязанность артели по отношению к нанимателю обыкновенно заключается в том, что она обязана выполнить добросовестно всю работу, на нее возложенную, отвечая за все убытки круговою порукою. Круговая порука, представляя несомненные выгоды для нанимателя, не остается без влияния на положение артели; с одной стороны, она увеличивает ее кредитоспособность, с другой, особенно в тех видах промысла, где артельный труд конкурирует с единоличным, монополизируя этот промысел в руках артели, позволяет ей получать за свои работы вознаграждение, значительно иногда превышающее обыкновенную рабочую плату. Ответственность заключается в возмещении убытков наличными деньгами или посредством отрабатывания. Последнее при бедственном положении наших артелей встречается в большинстве случаев и ложится тяжелым бременем на всю артель, служа при известных условиях источником полного ее закабаления, для устранения чего многие артели стали прибегать к составлению особого капитала, который бы служил первоначальным источником для удовлетворения потерпевшего. Круговая порука применяется к ущербу как уголовному, так и гражданскому, как умышленному, так и неосторожному, но не к случайному, хотя на практике встречаются отступления от этого правила; она не касается частных долгов и обязательств артельщиков и в артелях, не испытавших на себе западноевропейского влияния, прекращается для каждого отдельного члена вместе с выходом его из нее. Возникающие при сношениях артелей с посторонними лицами споры и недоразумения в некоторых случаях (штуровые, биржевые артели) разрешаются третейским судом (см. это сл.), составляемым из представителей сторон и общественных учреждений.

Почти во всех артелях мы находим артельный капитал, хотя размеры его бывают весьма различны. В тех артелях, где для производства нужны лишь самые простые орудия, составляющие частную собственность отдельных артельщиков, общим артельным капиталом являются предметы, необходимые для содержания работника во время труда, так как большинство артелей имеют общие жилища и пищу. В более развитых формах артели необходимость иногда даже значительного капитала вызывается сложностью промысла, требующего ценных орудий производства и других затрат для сторонних, но тесно связанных с работой артели целей. В самостоятельных А. весь капитал вносится членами или из собственных средств, или добывается ими в кредит. Как и в других предприятиях, артельный капитал может быть подразделен на основной, оборотный и запасный, хотя проведение точного разграничения между этими видами капитала при артельном общении представляется в высшей мере затруднительным. При этом лишь вторые два вида в сущности остаются собственностью артели и не подлежат возврату участвовавшим в их взносе лицам. Кроме этих составных частей капитала, в тех сложных артелях, для которых весьма важно доверие лиц, пользующихся их услугами, мы встречаем особый капитал — «капитал обеспечения», достигающий ввиду своего назначения довольно большой высоты, а в некоторых артелях капитал «вспоможения», который, будучи предназначен для целей благотворительных, не возвращается выходящим членам. Таким образом, биржевые и другие сходные с ними по своей сложности артели, за исключением капиталов оборотного и обеспечения, незначительных по своей высоте, не имеют капитала, неразрывно связанного с предприятием, размеры коего не зависели бы от изменений в числе участников. Порядок образования капитала в краткосрочных артелях состоит в единовременных взносах членами причитающихся с них долей в момент составления артели. В более же продолжительных А. — капитал составляется постепенно определенными взносами или вычетами из заработков, причем взносы прекращаются, когда сумма их достигнет определенной нормы (московские биржевые артели). Вообще оборотный капитал составляется из паев членов, оплачиваемых в определенные сроки, запасный же — из отчисления долей чистой прибыли, взысканий и процентов на бумаги, принадлежащие артели. В большинстве случаев все члены вносят в капитал равные доли, хотя иногда допускается сосредоточение в руках одного лица нескольких паев или значительной части капитала, причем соотношение между долями отдельных членов обусловливает размер выгод, извлекаемых из общения. При невозможности составить собственный капитал, артели необходимо обратиться к кредиту общественных учреждений или же частных лиц. Первые, стремясь к общественной пользе без всяких эгоистических побуждений, открывают кредит, весьма выгодный по незначительности процентов и по предоставляемой должнику рассрочке уплаты. Кредит же частный может быть сравнительно выгодным и безопасным для самостоятельности А. лишь тогда, когда при достаточном капитале заем вызван лишь желанием увеличения оборотов или когда артельщики могут избежать чрезмерного гнета капитала, обращаясь к другим занятиям; в остальных же случаях такой кредит эксплуатирует А. и хотя не лишает ее самостоятельности во внутренних отношениях, повергает, однако, в безвыходную кабалу. Существуют и такие, в которых большая часть или даже весь капитал не принадлежит А. В этом случае собственник капитала или большей части его становится хозяином предприятия, и А. вследствие своей экономической зависимости приближается к частно-хозяйскому единоличному предприятию с наемными рабочими.

Акт раздела дохода между артельщиками называется «дуваном». Прибыль от артельного труда делится между всеми участниками поровну, хотя равенство это не абсолютное, а в большинстве случаев лишь относительное; доли членов в доходе пропорциональны выполненным ими обязанностям в хозяйственной жизни союза. А., не нуждающиеся в капитале, делят доход поголовно, так как предполагается, что все члены обладают одинаковой телесной силой и рабочим искусством, хотя и в таких артелях должностным лицам в вознаграждение за труды по управлению предоставляются большие доли дохода. В других артелях допускается лишь относительно равное участие в доходах, причем они делятся сообразно с числом дней, проведенных каждым на артельной работе, или, в зверовых артелях, сообразно числу выволоченных животных. Обыкновенно малолетние получают низшее вознаграждение, чем взрослые. Где капитал артели более или менее значителен и взносы участников не равны, там весь доход распределяется в известном отношении между трудом и капиталом. Способы этого раздела следующие: 1) весь доход при разделе составляет одну массу, известная часть которой поступает капиталу, другая же идет труду; 2) доход разбивается на определенные самостоятельные части, из коих одни поступают труду, другие капиталу, и 3) члены за свой труд получают определенную плату, оставшийся же после этого излишек прибыли разверстывается между артельщиками соразмерно с долями в общем капитале. В артелях несамостоятельных распределение дохода производится по первому способу, т. е. доля, причитающаяся капиталу, определяется относительно известным числом паев, при чем иногда хозяин сводит счеты не только со всею артелью, но и с каждым артельщиком отдельно. Распределение дохода может производиться как деньгами, так и натурою. Время дележа стоит в зависимости от продолжительности существования артели, изменяемости ее состава и рода промысла. В кратковременных артелях, часто изменяющих состав участников, дуван производится весьма часто, всякий раз после окончания работы, еженедельно. В более продолжительных и сложных артелях для дувана назначаются определенные сроки, большею частью 2 раза в год, после зимних и летних работ, ввиду неодинаковости приносимых каждой из этих работ доходов. В промежуток между дуванами артельщик может брать у старосты деньги в счет заработков. В общую сумму, подлежащую разделу, поступают лишь доходы, сопряженные с оборотами артели, а не частные прибыли артельщиков, не находящиеся в связи с деятельностью артели, хотя иногда встречается и последнее. Жизнь артелей, как мелких групп, не имеющих значительной связи с общегосударственными интересами, не подверглась у нас какой-либо общей нормировке со стороны законодательства. В нем находятся лишь отдельные законоположения о некоторых союзах этой формы, которые по характеру своей деятельности пришли в соприкосновение с лицами или учреждениями, нуждающимися во вмешательстве государства в их деятельность. Положения эти отличаются односторонностью, позволяющею предполагать, что они созданы не ради артелей, а скорее в интересах лиц, пользующихся их услугами. В XII т. Св. Зак. в ст. 269—274 находятся общие положения о лоцманах, ст. 274—314 — о лоцманах вышневолоцких, волховских, мстинских, боровицких и архангельских; в Торговом Уставе (XI Т., 2 ч.) — о лоцманах кронштадтских, рижских, шекснинских, еникольских, енгидинских, шилкинских и николаевских. В этих статьях ни разу не употребляется слово «артель». Первые законоположения собственно об артелях встречаются в Уставе о цехах 12 ноября 1799 года (1-е П. С. З., т. XXV, № 19187), где артель определяется как общество некоторого числа людей, исполняющих по добровольному между собою согласию службы и работы, с силами одного человека несоразмерные. Это же определение перешло и в Устав Торговый, который в главе 5-ой 2-го раздела, в статьях 89—104 (изд. 1887 г.), заключает в себе немногие постановления и правила артелей биржевых и грузочных (штуровых). В Уставе Горном (VII т. Св. Зак.) находится несколько статей об артелях рабочих, нанимаемых в рудники и об артелях старателей. Ср. «Сборник материалов кас. А. в России» (3 вып., С.-Петерб., 1873—75). А. Исаев, «Артели в России» (2 выпуска, С.-Петерб., 1872—1873); Калачев, «Артели в древней и нынешней России» (С.-Петерб., 1864); Щербина, «Очерки южно-русских артелей» (Одесса, 1881).