ЭСБЕ/Археологические институты и археологические школы

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Археологические институты и археологические школы
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Араго — Аутка. Источник: т. II (1890): Араго — Аутка, с. 225—228 ( скан · индекс )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Археологические институты и археологические школы. — Название «Археологический институт» принадлежит учреждениям двоякого рода: 1) ученому обществу, имеющему задачею исследовать древности и распространять добытые о древностях сведения путем различного рода научных изданий, 2) учено-учебному установлению, ставящему себе целью путем преподавания и различных научных работ подготовлять сведущих археологов и архивистов. Образцом А. И. в первом его значении является возникший в 1829 г. в Берлине А. И., официально названный Институтом для археологической корреспонденции (Institut für archäologische Korrespondenz). Он образовался под покровительством тогдашнего кронпринца (впоследствии короля Фридриха-Вильгельма IV) и под непосредственным заведованием герцога Блаказского (Blacas) из Бунзена, Феа, Герхарда, Кестнера, Велькера и др. в виде постоянно действующего установления в Риме, поставившего себе задачею подвергать научному анализу и изучению делаемые в области археологии открытия, в особенности же открываемые памятники греческого, римского, этрусского и древнеиталийского времени (доисторическое время и средние века исключены из задачи). Для ознакомления публики с этими научными работами Институт предпринял ежемесячное издание «Bulletino dell' Instituto di corrispondenza archeologica». Более обширные работы ежегодно печатаются в «Anali dell instituto di correspondenza archeologica», с приложением рисунков. Кроме того, А. И. издает в Берлине археолог. журнал «Archäologische Zeitschrift». В зимние месяцы И. еженедельно устраивает публичные заседания, в которых делаются на итальянском, франц. и латинском языках рефераты о важнейших археологических открытиях. Довольно богатая библиотека А. И. объявлена доступною для ученых археологов всех наций. Для подготовления археологов А. И. располагает 5-ю стипендиями. В 1871 году А. И. сделан прусским государственным установлением; для его помещения построено в Риме новое обширное здание; центральное управление из 11 членов функционирует в Берлине, а в Риме действуют два его секретаря. В 1874 г. устроился подобный этому немецкий А. И. в Афинах для такого же изучения греческих древностей; его центральное управление находится также в Берлине. С 1876 г. этот Институт издает 4 раза в год свои «Mitteilungen des deutschen Archäolog. Instituts in Athen». Несколько иное значение имеет образовавшийся в 1847 А. И. в Люксембурге, так как он поставил себе задачею исследовать всякого рода древности и издавать добытые о древностях данные. В 1878 г. издан указатель обширных изданий этого А. И.: «Institut archéologique du Luxembourg. Table générale des publications insérrées dans les Annales de l’Institut archéologique du Luxembourg depuis sa fondation en 1747 jusqu’a l’année 1877 inclusivement». Совершенно подобен ему А. И. в Люттихе, уже издавший 19 томов. Перечисление его важных изданий находится в капитальной библиографии Де-Тё (De Theux): «Bibliographie liégeoise» (изд. 2-е, 1885, in 4°). А. И. в этом первом его значении являются все археологические общества (см. это сл.), а в Бельгии — «Académie d’archéologie de Belgique» [Указатель первых 20 томов наход. у Торфса (Louis Torfs), издавшего «Table des matières», изд. этой академии (Аньер, 1867)]. В этом же значении Арх. Института действуют французские «Ecole de Rome», «Ecole d’Athenes», «Ecole du Louvre» в (Париже) и «Institut Egyptien du Ca ïre».

Другое значение Арх. Института как археологической школы представляют учреждения, носящие весьма различные названия. Так, во Франции значение А. И. в этом смысле имеет знаменитая

Парижская «Ecole des Chartes» создалась в 1821 году по плану известного публициста де-Жерандо (de Gérando). Первоначально он представлял в 1806 Наполеону I гораздо более широкий план подобного Института, но этот план не осуществился, и только в 1821 последовал королевский ордонанс (Людовика XVIII) об учреждении «Ecole des Chartes» для приготовления архивистов. На первый раз положено было иметь 12 слушателей, избрать которых поручено было «Académie des inscriptions et belles lettres». Первыми профессорами были назначены люди весьма сведущие: аббат Лепин (Lespine), заведовавший уже в течение 20 лет отделением рукописей в Королевской библиотеке, и Павилье (M. Pavillet), начальник исторической секции королевских архивов. Школа весьма неудачно была разделена на 2 отделения: одно — из 6 слушателей, готовившихся для библиотек, другое также из 6 слушателей, готовившихся для архивов. Слушателям полагалось содержание, и в 1823 определено, что курс должен продолжаться два года. Но через год содержание слушателям прекратили, школа стала клониться к упадку, и преподавание замолкло на пять лет. Предложенный в 1828 г. план для воскресения «Ecole des Chartes», хотя и утвержденный королем, не осуществился, и новая эра для этой школы началась с деятельности Гизо в качестве министра внутренних дел, хотя кратковременной, но достаточной для того, чтобы поставить «Ecole des Chartes» на надлежащую почву. Он тотчас уничтожает двойственность школы, все преподавание сосредоточивает в одной школе при публичной библиотеке; элементарный курс вверяет Лепину, а на кафедру дипломатики и палеографии приглашает опытного в архивном деле Шамполиона-Фижака (М. Champollion-Figeac). Аббат Лепин скоро (1831) скончался, и на его место руководителем элементарного курса был поставлен Герар (M. Guerard), питомец этой школы, окончивший в ней курс в 1822 г. Под влиянием Гизо изменился весь склад школы; в 1839 прежние ее питомцы (их выпущено было до 1839 г. 48) слились в одно научное целое с ее настоящими слушателями, образовав «Société de l’Ecole royale des Chartes», бюро которого составилось из профессоров школы и членов комиссии, ею управлявших. Это общество стало издавать «Bibliothèque de l’Ecole des Chartes», первый том которой был издан в 1839, и затем издание постоянно продолжается: в 1889 г. уже начались L-тые томы этой великой коллекции исторических документов, обработанных членами этого общества, слушателями «Ecole des Chartes». Герар, сделанный директором школы, удачно повел дело ее развития: состав профессоров стал увеличиваться, 8 слушателям стали назначаться от правительства стипендии по 600 фр. Вступление в школу обусловлено получением предварительно степени bachelier ès-lettres (соответствующей бывшей у нас ученой степени кандидата историко-филол. факультета); курс устроен трехгодичный, и ежегодно производятся испытания. К концу сороковых годов подъем школы был отмечен компетентными лицами, и когда в министерстве внутренних дел (1850) образовалось центральное управление всеми департаментскими архивами, то декретом 4 февр. 1850 объявлена весьма важная привилегия «Ecole des Chartes»: в архивисты, управляющие департаментскими архивами, могут быть определяемы только окончившие курс в «Ecole des Chartes» (с званием archiviste-paléographe), и только в случае недостатка таковых — посторонние лица, по особому экзамену. Эта привилегия, равно как начала, проведенные директором этой школы Гераром (остав. директором до самой кончины, до 1852; место его занял сначала Натали-де-Вальи, а с 1868 Лакобан), доставили школе особое выдающееся значение в последнее тридцатилетие. Между прочим, питомцы ее приняли деятельное участие в реорганизации (с 1850) всего архивного дела Франции, а возникшее в 1839 г. в ближайшей связи с нею ученое историческое общество (Société de l’Ecole des Chartes), постоянно расширяя свою деятельность, приобрело значение национального учреждения. Развитие этого учреждения заставило и все французское общество обратить внимание на «Ecole des Chartes». В нее потекли пожертвования, особенно книгами и рукописями, и она владеет теперь собственною довольно богатою библиотекою. Пользуясь казенным помещением в этом громадном замке архивов, зарываясь в архивных материалах, имел значительный годовой бюджет, пользуясь всеобщим вниманием и уважением, «Ecole des chartes» может быть почитаема образцовым археологическим институтом в этом втором его значении. См. Вале-де-Виривиль (M. Vallet de Viriville), «l’Ecole des Chartes, son passé, son état présent, son avenir» (Пар., 1867); И. Е. Андреевского, «О Парижской Ecole des Chartes» («Наблюдатель», 1889, № 2).

Этой цели подготовления сведущих архивистов, для достижения которой во Франции создалась «Ecole des Chartes», в Германии и Италии стремятся достигнуть другими средствами — особым специальным преподаванием при архивах. Так, при центральном государственном архиве Баварии допускаются аспиранты — выдержавшие государственный экзамен по юридическим наукам или по истории и древностям и желающие при архиве подготовиться к специальному испытанию на должность архивиста (это испытание производится в присутствии директора архива). Таким аспирантам производится от казны содержание от 500 до 600 флоринов в год, и для них при архиве читаются лекции по палеографии, по науке об архивах, по истории права, по источникам истории и даются практические упражнения по составлению описей и реестров. Эти лекции при архиве стали в близкую связь с лекциями Мюнхенского университета.

При Неаполитанском, Миланском и Венецианском архивах действуют такие же школы. Особенно удачно действует школа при Венецианском архиве (с 1854 г.). Учение распределяется по двум курсам. До 1863—1864 учебного года учение ограничивалось палеографиею и общею историею, а с этого года введено специальное преподавание венецианской истории. Школа владеет богатым собранием учебных рукописей, увеличенных фотографическим способом. Учащихся средним числом 15.

В России для достижения этой цели — подготовления сведущих архивистов — действует

Археологический Институт в Петербурге, состоящий ныне под покровительством Е. И. В. Государя Великого Князя Сергея Александровича, устроен в 1877 г. Н. В. Калачовым (см. это сл.). Посвятив всю жизнь служению науке — истории русского права и архивному делу, — Калачов стал лелеять мысль о создании в России института, который мог бы сослужить такую службу, какую сослужила Франции «Ecole des Chartes». На Втором археологическом съезде в Петербурге (1871) он прочитал статью, в которой представил безотрадное положение русских архивов, что вызвало в членах съезда живое участие к вопросу об улучшении архивного дела в России; от съезда представлено было ходатайство правительству об учреждении временной комиссии из представителей разных ведомств с тем, чтобы они, обсудив все вопросы относительно устройства архивов и хранения в них документов, составили положение о главной архивной комиссии как правительственном учреждении и об ее отношениях к архивам различных ведомств. Ходатайство съезда было уважено: представление министра народного просвещения было высочайше утверждено 3 февраля 1873 г. Под председательством Н. В. Калачова образовалась временная комиссия для устройства архивов. Эта комиссия, действовавшая до самой кончины Калачова (25 окт. 1885), между прочим, остановилась на вопросе о необходимости образования у нас архивистов и полагала, что неотложно требуются два учреждения, из коих одно подготовляло бы специалистов, а другое имело бы в своих руках центральную администрацию всего архивного дела в ведомстве министерства народного просвещения. Ввиду этого комиссия начертала проект правительственного археологического института, соответствующего французской «Ecole des Chartes». Но как весь проект, требовавший значительных затрат, не мог скоро осуществиться, а Калачов горел желанием доставить быстрое осуществление своей идее, то он решился создать Археологический Институт на частные средства, надеясь найти жертвователей. Созданный им план был одобрен комитетом министров, 23-го июля 1877 г. высочайше утверждено положение об Институте, первоначально в виде опыта на 4 года. 15-го января 1878 г. последовало торжественное открытие А. И., вызвавшего большое сочувствие и денежные пожертвования, давшие на первых порах возможность Институту не только открыть преподавание, но и издавать свои труды. С 1886 г. от правительства назначена ежегодная субсидия в 6 тыс. рублей. А. И. — учено-учебное установление, состоящее в ведомстве министерства народного просвещения, вверенное особому директору. определяемому и увольняемому высочайшими приказами по министер. нар. просвещения (первым директором до самой смерти был учредитель Института, сенатор Калачов). Профессора и преподаватели назначаются, по представлениям директора, министром нар. просвещения. Управление педагогическими делами вверено совету, а хозяйственными — правлению. Институт может иметь и почетных членов из лиц, оказывающих нравственные услуги Институту или вносящих ежегодно в его пользу 500 рублей (почетным членам присваивается зауряд и, пока состоят в этом звании, V-й класс по должности и V-й разряд по мундиру ведомства министерства нар. просвещения). Цель А. И. — приготовлять специалистов по русской старине для занятия мест в архивах правительственных, общественных и частных. В А. И. принимаются только лица, окончившие курс наук в высших учебных заведениях; не имеющие таких дипломов допускаются в качестве вольных или посторонних слушателей. Курс учения бесплатный и ограничивается двумя годами. Прослушавшие двухлетний курс подвергаются испытаниям и при успешности таковых получают аттестаты и делаются действительными членами Института, а посторонние слушатели по выдержании испытания получают свидетельства и делаются членами-корреспондентами. В А. Институте преподаются следующие науки: 1) Наука об архивах, с практическими занятиями по разбору архива, составлению карточного инвентаря, регистров и т. д., 2) Палеография общая и в особенности русская, с практическими занятиями по чтению древних актов, 3) Нумизматика, 4) Метрология, 5) Археология общая — древневосточная, 6) Юридические древности, 7) Церковные древности. — При Институте довольно богатая библиотека и музей. Кроме лекций, ежедневно преподаваемых от 10—12 час. утра, в Институте имеются специальные вечерние занятия (еженедельно) для рассмотрения работ исторических и археолог. обществ, критического рассмотрения новых сочинений, бесед о вопросах археологии и истории и т. п. и ежемесячно публичные заседания, в которых читаются рефераты и открываются беседы. Институт издает свой орган, первоначально выходивший под именем «Сборника Арх. Инст.», а теперь под именем «Вестника археологии и истории» (VII вып. изд. 1888). Создавшаяся тесная связь между бывшими слушателями Института, его действительными членами, общие работы, вызываемые строго научными интересами, и установившаяся простота отношений между его деятелями приобрели этому детищу Калачова всеобщее уважение. Располагая весьма недостаточными средствами, не предоставляя никаких льгот или материальных выгод своим питомцам, А. И. не оскудевает в числе слушателей: ежегодно их бывает до 30 и даже более. См. И. Е. Андреевского, «Десятилетие Археологического Института» (пом. в «Русской старине», 1888); Поповского, «L’Institut Archéologique de Saint-Pétersbourg» (пом. в «Bulletin de l’Institut archéologique liégeois», т. XVI, 1882).