ЭСБЕ/Арцимович, Виктор Антонович

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Арцимович, Виктор Антонович
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Аа — Афины. Источник: доп. т. I (1905): Аа — Вяхирь, с. 161—162 ( скан · индекс ) • Даты российских событий указаны по юлианскому календарю.
Энциклопедии: БСЭ1
Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия Commons-logo.svg Фото, аудио и видео Wikidata-logo.svg Данные

Арцимович (Виктор Антонович) — выдающийся государственный деятель. Принадлежал к польскому дворянскому роду, по вероисповеданию был католиком, но миросозерцание его складывалось в русской среде. А. родился в Белостоке в 1820 г. Окончив курс в училище правоведения, он поступил на службу в сенат. Благодаря троекратному участию в сенаторских ревизиях А. имел возможность ознакомиться с ходом дел в административных и судебных учреждениях нескольких губерний Европейской и Азиатской России. В 1854 г. А. был назначен тобольским губернатором. Предшественники его оставили губернию в крайне расстроенном виде. При отдаленности края, беззастенчивое взяточничество и игнорирование закона получили здесь особенно широкое развитие; в канцеляриях лежали без движения целые склады бумаг; самые элементарные нужды общественного благоустройства оставались неудовлетворенными; административный произвол нередко выливался в форму дикого самодурства. С первого же дня своего вступления в должность А. принялся искоренять самые вопиющие безобразия; но ему связывала руки канцелярия генерал-губернатора Западной Сибири. «Власть начальника губернии, — писал А., — здесь находится в параличе… Здесь привыкли не уважать губернаторскую власть, и голос его ничтожен». Предав суду наиболее вредных хищников, А. дал движение целому ряду нерешенных дел, заботился об улучшении тюрем, больниц, внешнего благоустройства городов, и добился сравнительно блестящих результатов. В 1858 г. А. был переведен на должность калужского губернатора, оставив по себе в Тобольской губ. самые светлые воспоминания. Время пребывания А. в Калуге, по выражению П. Н. Обнинского, может считаться кульминационным пунктом его общественной деятельности. Это было время подготовки и осуществления крестьянской реформы, и ему представлялась возможность во всю ширь развернуть свои дарования. Главная масса калужских дворян представляла собой сплоченную корпорацию, твердо стоявшую на почве своих сословных интересов и проявлявшую «большую проницательность и замечательную последовательность и стойкость в достижении своих целей» (А. А. Корнилов). Отсюда вытекала необходимость вести постоянную борьбу за крестьянские интересы. Во время заседаний дворянского комитета А. избегал формального вмешательства в ход прений и только нравственным своим влиянием поддерживал либеральное меньшинство. По выходе манифеста 19 февраля он принял энергичные меры к тому, чтобы по всем деревням одновременно и по возможности скорее была объявлена воля, и чтобы ознакомление с «Положением» не вызвало среди крестьян никаких недоразумений. Самой трудной задачей было проведение реформы в жизнь. Заслуга А. в этом отношении заключалась прежде всего в том, что он устранил из списка кандидатов в мировые посредники тех лиц, которые были наиболее угодны дворянской партии, и подобрал людей с университетским образованием, одушевленных желанием служить народному благу. Далее, как председатель губернского присутствия, он способствовал правильному юридическому освещению важных принципиальных вопросов: так, напр., губернское присутствие распубликовало циркуляр, разъяснявший, что неисполнение крестьянами обязательств по отношению к помещикам должно считаться гражданским правонарушением и не может служить поводом к уголовному преследованию. На настойчивые требования дворян о присылке войск для укрощения крестьян, не желавших выходить на полевые работы, губернское присутствие неизменно постановляло, что до принятия репрессивных мер необходимо прибегнуть к мировому разбирательству. Мировым посредникам приходилось вести тяжелую борьбу: по словам П. Н. Обнинского, им «приходилось отвоевывать каждую пядь отводимой в надел земли, отстаивать всякий рубль сбавляемого с нее оброка». Озлобление среди дворян достигло крайней степени: мировых посредников они называли «шайкой разбойников», губернатора — «атаманом». Про А. говорилось и писалось, что он потворствует бунтовщикам и «развивает в крестьянах тлетворную мысль отрицания прав собственности». Во главе кампании стояли ген.-майор С. И. Мальцов, которому губернатор не позволил самовольно заковывать в кандалы своих рабочих, и лидер крепостников Д. И. Потулов. Пользуясь связями в высших сферах, они вели против А. интригу в Петербурге. В августе 1861 г., по представлению министра внутренних дел П. А. Валуева, в Калужскую губ. был послан для производства ревизии сенатор Капгер. Ревизия закончилась полной реабилитацией А.; все действия его были признаны вполне законными и достойными поощрения. Тем не менее Валуев в конце 1862 г. настоял на удалении А. из Калуги. Назначенный сенатором в Москву, А. в 1864 г. против своего желания был отправлен в Царство Польское для участия в проведении внутренних реформ. Здесь он занимал место вице-президента в государственном совете, члена учредительного комитета, председателя юридической комиссии. Он был, однако, лишен возможности действовать согласно своим убеждениям, так как у него постоянно возникали принципиальные столкновения с Н. А. Милютиным. А. был противником политики, сводившейся к подавлению национальных особенностей. В разрешении крестьянского вопроса он стоял на почве закона, между тем как другие видели в наделении крестьян землей средство привлечь массу на сторону русского правительства, и считали возможным подчинять юридические соображения политическим. В конце 1865 г. отношения до того обострились, что А. подал прошение об отставке. Из Польши А. перешел в только что учрежденный уголовный кассационный департамент сената, где предстояло впервые, без помощи прецедентов, дать толкование Судебным Уставам. Всецело проникшись духом нового законодательного акта, А. стойко охранял его от искажений. С начала 80-х годов до последних лет своей жизни он был первенствующим сенатором в I департаменте Ум. в 1893 г. А. не принадлежит к числу лиц, создавших крестьянскую реформу, участие его в выработке законопроектов конца 50-х и начала 60-х годов было сравнительно небольшое — и тем не менее его имя стоит в ряду корифеев освободительной эпохи. Объясняется это тем, что ни один из местных администраторов эпохи великих реформ не проникся духом ее в такой степени, как А. Среди исполнителей крестьянской реформы не было ему равных. В высших сферах он не всегда встречал поддержку, но прогрессивная часть общества при всех его столкновениях с представителями дворянского сословия и бюрократии всегда была на его стороне. Характерным показателем той атмосферы общего уважения, которая создалась вокруг его личности, является объемистый том, озаглавленный «В. А. А. Воспоминания. Характеристики», выпущенный в свет в 1904 г. друзьями покойного. Здесь помещены воспоминания о нем П. Н. Обнинского, А. Ф. Кони, М. М. Стасюлевича, других лиц, близко его знавших или работавших под его руководством, статьи А. А. Корнилова, В. Д. Спасовича, стихотв. А. М. Жемчужникова.