ЭСБЕ/Базельский собор

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Базельский собор
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Ауто — Банки. Источник: т. IIa (1891): Ауто — Банки, с. 691—693 ( скан · индекс ) • Другие источники: БСЭ1 : ПБЭ


Базельский собор — последний Вселенский собор в XV ст., домогавшийся широких церковных реформ; продолжался с 27 августа 1431 г. по 7 мая 1449 г. Собор в Констанце воскресил старинное воззрение церкви на Вселенские соборы, как на верховную судебную и законодательную инстанцию в делах церковных, и особым декретом (Frequens) постановнл периодическое созывание таких духовных парламентов. Хотя и не довольный таким ограничением папской власти, Мартин V, вынужденный к тому политическими затруднениями и непреклонностью еретиков-гусситов, созвал новый Вселенский собор в Базеле. Преемник его, папа Евгений IV, подтвердил созвание собора и поручил руководство им кардинал-легату Джулиано Чезарини. В промежуток времени от открытия совещаний уполномоченным кардинала-легата (27 августа 1431 г.) до личного прибытия последнего (14 декабря) мало-помалу собрались все прелаты, настоятели монастырей, доктора богословия и посланники государей. Реформаторские стремления собора, обнаружившиеся с первых же заседаний, побудили папу уже 18 дек. издать буллу Quoniam alto о распущении Базельского собора и о созыве другого в Болонье, но император Сигизмунд и сам кардинал-легат отправили папе убедительнейшие представления об отмене этой буллы, а сам собор 15 февр. 1432 г. объявил себя продолжением Констанцкого собора, пользующимся в качестве Вселенского властью непосредственно от Бога и стоящим, следовательно, выше папы. Последний несколько раз приглашался лично предстать перед собором, а когда он и после того не явился, против него возбуждено было обвинение в непослушании и ему стали угрожать смещением. Не столько угрозы, сколько возмущение народа в Папских владениях, обусловленное, главным образом, пошатнувшимся авторитетом папы, вследствие его пререканий с собором, заставили Евгения IV последовать совету Сигизмунда и признать (1 авг. 1433 г.) как сам собор, так и все принятые на нем до того времени решения. Между тем собор успел еще более поднять свое значение разрешением, хотя и частичным, вопроса о гусситской ереси. Приглашенные на собор гусситы, после долгих переговоров, касавшихся, главным образом, свободного проезда, прислали 4 августа 1433 года большую депутацию из 300 чел. с Прокопом и Рокичаном во главе. Происходившие здесь совещания повели к заключению так наз. «Пражских компактатов», по которым более умеренная партия гусситов примирилась с Римом, получив некоторые уступки (между прочим, причастие под обоими видами). В других коренных реформах церковного устройства собор особенно благоприятных результатов не достиг, главным образом потому, что в своих решениях слишком руководствовался враждой к Римской курии. С января 1435 г. собором издан был целый ряд постановлений, направленных против распущенности духовенства. В дальнейших постановлениях собора проглядывала тенденция ограничить папскую власть, расширив за счет ее власть духовной аристократии и привилегии университетов. 25 марта 1436 года постановлен новый порядок избрания папы и совершеннно преобразована коллегия кардиналов; отныне папа должен был при вступлении на престол принести присягу в том, что он своим авторитетом будет содействовать осуществлению принятых Вселенским собором решений, и ежегодно созывать такой собор; коллегия кардиналов ограничена 24 членами из всех наций с соблюдением того, чтобы ни к одной не принадлежало более трети этого числа; коллегии присваивается значение учреждения постоянного, контролирующего папские распоряжения и скрепляющего его буллы, почему она и пользуется половиной доходов Папской области. Эти постановления, осуждавшиеся умеренным меньшинством самого собора, повели к новым препирательствам с папой, перешедшим в полный разрыв по поводу переговоров с греками о церковной унии. Уже в 1430 г., когда турки овладели Фессалониками, имп. Иоанн Палеолог, чтобы побудить зап.-европ. государства заступиться за греков против турок, отправил в Рим к папе посольство с предложением церковной унии. 15 окт. 1433 императ. и патриарх константинопольский, ни словом не упоминая о несогласиях между папой и собором, обратились к тому и другому с посланием, в котором просили начать переговоры об унии. Понятно, что и папа и собор всевозможными способами и интригами старались привлечь греков на свою сторону. В бурном заседании 7 мая 1437 г., в котором до кровопролития не дошло лишь благодаря вмешательству вооруженных базельских граждан, обсуждался вопрос о месте, где должно было происходить собрание католического и греческого высшего духовенства для утверждения унии; большинство высказалось за Базель, Авиньон или один из городов Савойи, преданное же папе меньшинство стояло за один из итальянских городов. Вопрос этот вызвал настоящий раскол в соборе, и приверженцы папы с Чезарини во главе покинули Базель; но оставшееся враждебное курии большинство, руководимое Людовиком д’Аллеманном, кардиналом и архиепископом арльским, человеком, выдающимся по уму и незапятнанной жизни, пошло еще далее в своей оппозиции папскому престолу. 31 июля 1437 г. папа вместе со своими кардиналами приглашен был явиться в течение 60 дней в Базель, чтобы оправдаться перед Собором по поводу ослушания его постановлениям. 24 янв. 1438 г. папа был временно лишен власти, и когда он и после этого не явился, то собор, на основании так называемых восьми католических правил, торжественно осудил папу как закоренелого еретика и объявил его окончательно отрешенным от власти (26 июня 1439 г.). На папский престол под именем Феликса V возведен (5 ноября 1439 г.) герцог Амедей Савойский, сложивший с себя управление своей страной.

В это время в Базеле свирепствовала чума, которая для нерешительных и суеверных служила желанным предлогом, чтобы оставить собор, значительно вследствие этого сократившийся. Новый папа был признан только своим сыном, швейцарцами и герцогом баварским, тогда как Евгений, успевший, между тем, вновь утвердиться в своих владениях, пользовался прежним престижем в Италии, а после того, как ему удалось в 1439 г. во Флоренции успешно довести до конца греко-римскую унию, также и в Европе, где на него продолжали смотреть как на законного главу католической церкви. При таких обстоятельствах французы и немцы поспешили спасти, по крайней мере, те реформы, какие освящены были изданными собором до распри с папой декретами. Карл VII Французский придал этим постановлениям в своей стране особой прагматической санкцией силу государственных законов (в Бурже), но он отступился от Собора, когда на нем было приступлено к отрешению папы Евгения IV от власти. Немецкие курфюрсты в собрании 26 марта 1439 г. в Майнце также приняли постановления Базельского собора, но в его борьбе с папой объявили себя нейтральными. Император Фридрих III проявил прямо неприязненное отношение к собору. Его секретарь, Эней Сильвий, прежде принадлежавший к оппозиции на Соборе и бывший даже секретарем новоизбранного папы Феликса V, завязал, когда счастье изменило Собору, от имени императора, переговоры с Римом, продолжавшиеся несколько лет. Между тем, архиепископы трирский и кельнский, отрешенные от должностей Евгением IV за приверженность к Собору, успели убедить немецких курфюрстов отправить папе нечто вроде ультиматума, в котором предъявлялись требования о признании базельских постановлений действительными и о созыве нового Собора в одном из германских городов не позже 1-го мая 1447 г.; в случае же неисполнения этих требований подписавшиеся под ультиматумом курфюрсты грозили формально стать на сторону Базельского собора и избранного им папы. Но Фридрих III усмотрел в этом поступке курфюрстов игнорирование его императорской власти и поручил Энею Сильвию за спиной курфюрстов вести переговоры с папским престолом. Ценой полууступок, двусмысленных обещаний и отмены декрета об отрешении от должности архиепископов трирского и кельнского — Евгений IV, в конце концов, добился признания его большинством имперских чинов; формальный акт об этом был доставлен ему 7 февраля 1447 г., но застал его уже на смертном одре.

Хитрость нового папы, Николая V, и вероломство Энея Сильвия были причиной того, что и немногие уступки, сделанные Евгением IV немцам, вскоре были почти совершенно отменены (Венский конкордат, 17 февр. 1448 г.). Император Фридрих III первый подал пример, заключив особый договор с курией; за ним последовали и имперские князья, более могущественнные из которых были привлечены некоторыми особыми уступками. Остатки же собора, лишившегося покровительства города Базеля, удалились в Лозанну (25 июня 1448 г.). Но когда сам избранный собором папа Феликс V на почетных условиях подчинился римскому папе Николаю V, Вселенскому собору не оставалось ничего другого, как прекратить свою игру в церковный парламент. Лозанское собрание признало Николая V законным преемником отрекшегося от власти Феликса V и 7 мая 1449 г. постановило свое распущение. Декреты Базельского собора не включены ни в один римский сборник документов Вселенских соборов и объявлены приверженцами Римской курии недействителными. Тем не менее, они стали источником канонического права во Франции и Германии, так как соборные эдикты вошли в Прагматическую санкцию, изданную Карлом VII в Бурже, и отчасти приняты майским собранием курфюрствов 26 марта 1439 г. Сохраняющиеся в Париже и Базеле рукописные соборные акты изданы в сборнике Манзи (Manzi) и др. Ср. также Вессенберга (Wessenberg), «Die allgemeinen Konzilien des 15 u. 16 Tahrhunderts» (т. 2-й, Констанц, 1840); Бинтерима (Вinterim), «Pragmatische Geschichte der deutschen National-Provinzial und vorzüglichsten Diözesan-Sinoden» (8 т., 1835 г.); Фойхта (Voigt), «Enea Silvio de Piccolomini, als Papst Pius II und sein Zeitalter» (т. 1, Берл., 1856 г.); Гефеле (Hefele), «Коnziliengeschichte» (т. 7, Фрейбург, Берлин, 1874 г.)