ЭСБЕ/Балет

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к: навигация, поиск

Балет
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Ауто — Банки. Источник: т. IIa (1891): Ауто — Банки, с. 797—800 (индекс) • Другие источники: МЭСБЕ : ТСД 


Балет (от ballare — танцевать) — так называются сопровождаемые музыкой театральные представления, в которых действующие лица посредством мимических движений и танцев выражают различные характеры, мысли и страсти. Б. принадлежит к разряду пластических искусств, основные элементы которого: танцы, пластика и мимика. Б. есть своего рода драма, за отсутствием живого слова выраженная в грациозных или выразительных движениях, игре лица, красивых жестах, наконец, в танцах. Начало Б. теряется в глубокой древности. Многие писатели видят его происхождение в религиозных танцах евреев и египтян, которыми сопровождались их религиозные торжества: танцами египтяне изображали движение небесных светил, у евреев царь Давид танцевал с левитами, когда скинию Завета переносили из Обедедона в Иерусалим. До XIII в. танцевали в латинских и греческих церквях, да и до сих пор танцуют в религиозных процессиях не только на Востоке, но даже в Испании и Португалии. Б. у греков всегда сопровождал их комедии и трагедии, но общей связи с главвым действием не имел, а был только дивертисментом. У римлян существовали религиозные пляски, по преданию, установленные Нумою Помпилием в честь Марса (известны пляски салийских жрецов), но в этих плясках не было той целомудренности, которой отличались греческие танцы. Вот как описывает Тацит пляску сбора винограда: в великолепных садах, при свете тысяч факелов, прикрытые звериными шкурами, римские жены и девы дикими кликами призывали Бахуса, топаньем босых ног изображая выжимание винограда; среди них Мессалина с распущенными косами махала тирсом в то время, когда ее любовник Силий венчал себе голову плющом. Всем действующим лицам в этих празднествах имп. Клавдий приказал отрубить головы. В царствование Августа мимы Батилл и Пилад завоевали всеобщее внимание своими балетными представлениями. Пиладу из Киликии приписывают изобретение патетического и трагического балета. Б. Батилла Александрийского отличался комизмом и веселостью. Ни у греков, ни у римлян Б. не имел самостоятельного значения, а являлся интермедией в драматических зрелищах. С падением Рима Б. искусство замирает на тысячу лет и возрождается только к концу XV и началу XVI вв. в Италии. В 1489 году герцогу миланскому был дан Б. по случаю женитьбы его на Изабелле Арагонской. Во Франции Б. введен Бальтазарини, капельмейстером Екатерины Медичи. В 1581 г. он поставил в Лувре Б. «Цирцея и ее нимфы», стоивший 3600000 ливров. С тех пор Б. вошел в большую моду. Редкий праздник обходился без балета, в котором нередко участвовали сами короли и их вельможи. Генрих IV и его министр Сиолли танцевали в Б., сочиненном сестрой короля. В XVII в. введены в Б. значительные усовершенствования Оттавио Ринуччини, который пользовался поддержкой Марии Медичи и Ришелье. Последний ставил при С.-Жерменском дворе роскошные Б., и на одном из них (1625 г.) танцевал сам Людовик XIII. Тринадцатилетний Людовик XIV танцевал в Б. «Кассандра» и впоследствии любил участвовать в балетах. Когда во Франции появилась опера, то балет вошел в ее состав. Первая попытка в этом роде сделана Кино (Quinault) в его «Fêtes de Bacchus et de l’Amour» (1671 г.). В произведениях Кино Б. подчинен музыкальной части и входит в оперу как вставной элемент под именем «Divertissement» и «Fêtes». До Кино женские роли в Б. исполнялись мужчинами, а при нем в первый раз в Б. «Триумф любви» (1681 г.) появились четыре миловидных танцовщицы. Балет сам по себе имел мало драматического выражения и нуждался еще в пояснениях посредством пения и речитативов. В 1697 г. Ламот преобразовывает Б., вводя в него драматическое действие и страстные положения. Его Б. «L’Europe galante» послужил прототипом современных балетов. Самостоятельное значение придал Б. Новерр из Штутгарта с 1763 г., окончательно отделив его от оперы постановкой акта из балета «Médée et Jason». Новерр первый поставил Б. в связи с античной пантомимой и дал танцам центральное значение в Б., подчинив им мимико-пластический элемент. Мифологический Б., остаток версальского величия, пришел в совершенный упадок во времена консульства, будучи вытеснен комическими Б. вроде: «La fille mal gardée», «Arlequinades» и т. п. В XIX веке новую жизнь в Б. вдохнул Галеотти, в Копенгагене, который сделал попытку вернуть Б. к чисто драматико-пластическому принципу и в противоположность Новерру подчинил ему и танцы, не давая им перевеса, отчего Б. принял характер ритмическо-пластической пантомимы, но этот опыт, за ранней смертью Галеотти (1817 г.), не получил распространения дальше Копенгагена. Опыты в этом направлении дольше всего продолжались на миланской сцене, где посредством пантомим пытались изобразить трагические сюжеты, переделав в Б. даже «Гамлета». Блистательная эпоха балетов началась с 30-х годов нынешнего столетия, и роскошь постановки их почти на всех европейских сценах обуславливается правительственными субсидиями.

В музыкальном отношения балетная музыка сильно подвинулась вперед в XIX ст. Как на пример, можно указать на Б. «Прометей» Бетховена, на французские Б. Адама, Делиба, на балетную музыку в очень многих новейших операх: Мейербера, Обера, Галеви, Николаи, Гуно, Бизе, Тома, Массенэ, Бойто, Верди, Понкиелли, Монюшко, Гроссмана и друг., на таковую же музыку в симфонических сочинениях Берлиоза («Damnation de Faust»), Мендельсона («Sommernachtstraum»), на знаменитый «Invitation а la danse» Вебера (вальс этот с оркестровкой Берлиоза вставлен в оперу «Фрейшютц») и проч. В большинстве русских оперных произведений балетная музыка занимает видное место, как, напр., в операх Глинки, Верстовского, Даргомыжского, Серова, Чайковского, Римского-Корсакова, Бородина, Рубинштейна, Направника, Соловьева и друг.

В России балеты, как самостоятельные сценические произведения писали и пишут: Серов (народные танцы), Пуньи («Конек-Горбунок», «Дочь фараона» — лучшие балеты), Минкус («Роксана»), Чайковский («Лебединое озеро», «Спящая красавица»), Рубинштейн («Виноградная лоза»), М. Иванов («Весталка»), Фитингоф-Шелль («Гарлемский тюльпан») и проч.

Начало Б. в России относится к XVIII в., хотя танцы, несомненно, существовали у нас с первобытных времен, о чем можно судить, отчасти, по фрескам Киево-Печерского собора XII в., на которых сохранились изображения танцующих. Духовенство считало пляски делом зазорным, бесовским и всячески осуждало танцы: «како зла вещь есть плясание, колико есть мерзко перед Господом от видения является» (Великое зерцало); на картинках страшного суда (см. Д. Ровинский, «Русские народные картинки») пляшущие показаны в аду. По свидетельству Рейтенфельса («De rebus Mosckovitis», Patav., 1680, p. 105) первый Б. в России был поставлен в царствование Алексея Михайловича в субботу на масленице 1675 г. И. Е. Забелин («Домашний быт русских цариц», Москва, 1872, 2-ое изд.) относит это «комедийное действо» к масленице 1672 г., когда суббота этой недели приходилась на 17-е февраля, с которого дня, по его мнению, и должна начинаться история нашего театра (стр. 479).

Перед началом спектакля на сцену вышел актер, изображавший Орфея, и пропел немецкие куплеты, переведенные царю толмачами, в которых превозносились прекрасные свойства души Алексея Михайловича. По обе стороны Орфея стояли две украшенные транспарантами и освещенные разноцветными огнями пирамиды, которые после песни Орфея начали танцевать. Описанные Рейтенфельсом подвижные питрамиды, вероятно, те самые, которые в числе театральных вещей перевозились из комедийной хоромины села Преображенского (по указу Алексея Михайловича от 23 января 1673 г.) во вновь устроенное для театра помещение в Кремлевском дворце, что «над аптекой»; в перечне вещей сказано: «выкрашены голубцом четыре балеты» (Забелин, стр. 485). Подобное зрелище вряд ли может быть названо Б., так как только при Петре Великом на Руси появляются танцы в настоящем значении этого слова: были введены менуэты, контрдансы и т. п. (см. Ассамблеи). Настоящий Б. у нас заводится в царствование Анны Иоановны, когда в 1 735 г. был приглашен в столицу композитор Франческо Арайя (см. это сл.). Раз в неделю представлялись итальянские интермедии с Б., в котором танцевали кадеты сухопутного корпуса (ныне Павловское военное училище и 1-й корпус), под руководством балетмейстера Р. Фузано (Фоссано), с 1736 г. Между воспитанниками лучшим танцором был Чоглоков, впоследствии камергер. Танцам обучал знаменитый танцовщик Ланде, ловко сумевший приобрести расположение всесильного Бирона и через то пользоваться милостями и вниманием императрицы. С особенной роскошью Б. ставились в царствование Елисаветы Петровны. Кадеты Бекетов, Мелисино, Свистунов, Остервальд и др. были весьма искусны в танцах. Бекетов, впоследствии фаворит Елисаветы, пользовался особенной благосклонностью императрицы, которая сама одевала красивого юношу, превосходно исполнявшего женские роли. 1-го августа 1759 г. в день тезоименитства императрицы и по случаю победы над пруссаками при Франкфурте был торжественно поставлен балет-драма: «Прибежище добродетели», имевший огромный успех. Вся балетная труппа обходилась тогда 33810 р. в. год, не считая оркестра. В царствование Екатерины II Б. был в большой моде. По случаю коронации императрицы был дан в московском дворце роскошный балет «Радостное возвращение к аркадским пастухам и пастушкам богини весны», в котором участвовали знатнейшие вельможи. Из записок Порошина (1765 г.) видно, что Павел Петрович, наследник престола, нередко танцевал в придворном театре в балете; о представлении 18 января он пишет: «От хлопанья в ладоши, в танцовании его высочество несколько сбился и оробел». В описываемую эпоху балет пользовался большой популярностью. Помещики стали обучать балетным танцам своих крепостных девок и устраивать крепостные балеты. Особенно славился в то время балет помещика Нащокина. В балетах, как и во всем, господствовало пасторально-сантиментальное направление, как об этом можно судить по одним уже их названиям: «Радостное возвращение…» и т. п. Опера была немыслима без балета, который вовсе не входил в действие, а приплетался механически в антрактах. В 1766 г. выписанный из Вены «совершенный балетмейстер» и «великий сочинитель музыки» Анжолини вводит национальнный русский балет и «вместе в музыку оного (балета) русские мелодии, сим новым ума своего произведением удивил всех и приобрел всеобщую себе похвалу», так писал тогдашний историк театра Штелин («Краткое известие о театральных в России представлениях», «С.-Петербургский Вестник», 1779, октябрь, 258), по словам которого балет был тогда весьма любим.

Содержание Б. обходилось в 1787 г. — 40170 р. в год. В 1790-х годах балеты ставились с особенным великолепием и русская труппа имела уже отличных танцовщиков и танцовщиц из русских, каковы Ив. Вальбрех, Вас. Балашов, Зорина, Софья Вальбрехова и др. В начале царствования Павла Петровича балет еще в моде. Труппа обходилась только в 24110 р. в год. Особую приманку балетов составляли волшебные декорации искусного Гонзаго, перспективная живопись которых необыкновенно восхищала зрителей. Талантливый Вальбрех (см. это сл.), воспитанник Театрального училища, является первым балетмейстером из русских людей (с 1794 г.). При Павле I изданы были особые правила для балета: императору наскучили прыжки и танцы мужчин в Б. и потому приказано было, чтобы на сцене не было ни одного мужчины; роли мужчин танцевали Колосова и Берилова до приезда Огюста, известного сочинителя русских танцев, которым он впоследствии обучал в Бозе почившего императора Александра II. Следующее царствование было эпохой расцвета балета. Никогда Б. в России не достигал такого блеска, как в 1-ую четверть нынешнего века. И всем этим успехам Б. был обязан Дидло, знаменитому балетмейстеру; 30 лет он украшал петербургскую сцену (с 1802—1831 года) и, вероятно, составил бы гордость лучшей европейской сцены. Вольф в своей «Хронике петербургских театров» (СПб., 1887 года, ч. I, стр. 29) говорит о Дидло как о полубоге и об уходе его замечает, что «публика потеряла в Дидло балетмейстера, каких ни прежде ни после у нас не бывало». Этот неутомимый, преданный своему искусству до фанатизма труженник и до суровости строгий и грозный учитель образовал для нашей сцены много первостатейных танцовщиков и танцовщиц, прославивших себя и своего учителя, каковы: грациозная и талантливая Мария Данилова (вып. 1808 г.), о которой современный театрал писал, что она «была превыше всего, что в этом роде Петербург дотоле видывал», Истомина (1816), Лихутина (1820), Дидье (1821). Гольц (1822), Телешова и Зубова (1823). Дидло возвел балеты па высшую ступень совершенства; они были поэтическими созданиями и много лет восхищали петербуржцев. Пушкин и Грибоедов воспевали его балеты и его учениц — Истомину и Телешову, старец Державин изумлялся искусству Дидло, в балетах которого отражался господствовавший тогда романтизм. Б. оставил мифологию и начал брать сюжеты из действительной жизни. Высокие порывы были даровитым Дидло обличены при помощи пластики и мимики в лучшие вымыслы романтизма. Танцы, главный элемент балета, были им применяемы умеренно и всегда кстати. В балетах этого времени разыгрывались даже целые трагедии, как «Федра» Расина. «Северная Пчела» писала в 1815 г. по случаю постановки балета «Ацис и Галатея» в день именин государя, что все творения Дидло «равно прекрасны и все приводит в отчаяние настоящих и будущих балетмейстеров». В 20-х годах, по свидетельству кн. П. А. Вяземского, балет в СПб. пользовался большим уважением; в большом ходу был балет «Семик», чисто народная забава, как наз. его кн. Вяземский — «разнохарактерный дивертисмент», в который кроме Б. входила русская пляска и пение на народные мотивы. Балетная труппа Петербурга занимала одно из первых мест среди балетных трупп сцен Европы. О том, во что обходился дирекции балет, можно судить по гонорару некоторых артистов: славный танцовщик Дюпор (1808 г.) получал в год 45000 руб. (180000 фр.), или 900 руб. за каждый выход. Вигель в своих записках пишет, что дебют Дюпора вызвал восторг и удивление; французский танцовщик Антонин получал 25000 р. (1815 г.), Кастильон 18000 р. (1821 г.). В царствование Николая Павловича наш балет еще продолжает блистать и все благодаря тому же Дидло занимает первенствующее место. Все другие виды сценического искусства оставались в пренебрежении. Б. поглощал все внимание театральной администрации. Император Николай Павлович очень любил балетные преставления и почти не пропускал ни одного; иногда он садился в кресла, чтобы лучше наблюдать весь ансамбль Б. В 1831 г. Дидло оставил пет. сцену из-за неприязненных отношений к нему директора театров кн. Гагарина. Уход его сильно отразился на положении балетного дела. Вскоре вниманием столицы овладевает Мария Тальони. Эта 4-я грация, как ее называли, дебютировала в балете «Сильфида» (6 сент. 1837 г.) и вызвала неописуемый восторг. Такой легкости, такой целомудренной грации, такой необыкновенной техники и мимики еще не видывали ни у одной из танцовщиц. В 1841 г. она распростилась с Петербургом, протанцевав за это время более 200 раз. В 1848 г приезжает Фани Эльслер, соперница Тальони — знаменитая своей грацией и мимикой. Вслед за Эльслер посетила Петербург Карлотта Гризи. Дебютировала она в Б. «Жизель» (1851 г.) и имела большой успех, выказав себя первоклассной танцовщицей и прекрасной мимической актрисой. Танцевала она в СПб. до 1853 г., когда взамен ее были ангажированы 3 прима-балерины: Флери, Гиро и Иелла, которых с Гризи даже cpaвнивать нельзя. Балетмейстеры: Огюст, Блаш, Титюс, Тальони (отец), Перро, Петипа, Мазилье последовательно ставили роскошные балеты и привлечением талантливых артистов старались выдвинуть балетные представления, к которым начинали охладевать благодаря итальянской опере; балеты в 1850 годах давались только по воскресеньям на сцене Большого театра и посещались, главным образом, только присяжными балетоманами. Из танцовщиц этой эпохи отметим: Прихунову, Ришар, Амосовых 1-ую и 2-ую, Санковскую Макарову, Никитину, Радину, Снеткову, Шлефохт, Суровщикову, также и др.; из танцовщиков выдавались: Алексис, Фредерик, Флери, Гольц, Герино (1834—36 гг.), Иогансон, Стуколкин, Петипа (с 1847 г.), Перро (1848 г.), Кшесинский (1853 г.) и др. О балетах 40-х годов наш знаменитый критик В. Белинский нередко писал критические статьи; так, он писал: о Тальони, Герино и Санковской. В царствование Александра II в направлении балета замечается стремление выдвигать отечественные таланты. Целый ряд талантливых русских танцовщиков и танцовщиц украшали балетную сцену, многие из них еще и теперь продолжают с успехом выступать. Хотя в постановке Б. начала соблюдаться большая экономия, все же опытность и энергия нашего известного балетмейстера Мариyca Петипа давала возможность и при небольших затратах прилично и изящно обставлять балеты, успеху которых немало способствовали превосходные декорации наших известных художников: Бочарова, Шишкова и Антония Вагнера (род. в 1810 г., ум. в 1886 г.). Танцы берут верх над пластикой и мимикой и превосходно ставятся балетмейстерами: Перро (1849—1859 г.), Сен-Леон (1859—1869 гг.) и Петипа (с 1869 г.). Сен-Леон сюжеты своих балетов заимствовал из русских сказок, таковы: «Конек-Горбунок» (1864 г.), выкроенный из сказки Ершова, и «Золотая рыбка» (1867 г.), а Петипа по случаю войны 1878 г. поставил балет «Роксана», на славянский сюжет. Из первых танцовщиц отметим Надежду Богданову, Муравьеву, Петипа, Прихунову, Кеммерер, Мадаеву, Канцыреву, Вазем, Вергину, Евг. Соколову, Горшенкову, Никитину, Иогансон, Петипа (с 1879 г.); выдающихся танцовщиков хотя и было менее, но все же между ними было немало даровитых, таковы Фредерик, Иогансон, Кшесинский, Петипа, Стуколкин 1-й, Гольц, Гердт, А. Богданов и др. Из иностранных знаменитых балерин в СПб. с успехом танцевали:Черито, Феррарис, Гранцова, Сальвиони, Стефанская и др. Ныне балеты даются в СПб. Мариинском театре два раза в неделю (по средам и воскресеньям). Балетмейстером состоит по-прежнему талантливый Мариус Петипа. Дирижируют оркестром по очереди Папков и Дриго. В последнее десятилетие дирекция обратила особенное внимание на постановку Б. Прима-балерины, одна другой талантливее, украшают нашу балетную сцену. Заслуженным успехом в Петербурге пользуются: Никитина, Вазем, Евг. Соколова, Горшенкова, Петипа, Недремская, Жукова, Оголейт, Иогансон, Андерсон и др. Столицу также посетили многие иностранные балерины, из которых выдающихся успехом пользовались: Бессонэ, Корнальба и Виржиния Цукки. С 1888 г. на нашей сцене танцует весьма талантливая итальянская балерина Брианца, которая пользуется ныне (сезон 1890 г., осень) значительным успехом в новом балете «Спящая красавица», музыка к которому написана нашим знаменитым комлозитором Чайковским. Успех с ней в этом балете делит г-жа Никитина, столь же прекрасная танцовщица, как и мимистка. На характерные и мимические роли приглашена французская балерина театра «Grande Opera» г-жа Лаус. Из иностранных танцовщиков отметим гг. Чекетти и Бекефи (характерные танцы). Мужской персонал балета, хотя и имеет видных представителей, но большинство артистов те же, что и в минувшее царствование. В Москве балетмейстером состоит г. Мендес (ученик Тальони) — весьма умелый и знающий хореограф. Из танцовщиц отметим пользующуюся значительным успехом г-жу Гейтен, а также грациозных Калмыкову и Бармину, а из танцовщиков — гг. Гельцера (мим) и Домашева. От балета начинают теперь требовать серьезной мимики, без которой он не может быть введен в сферу драматического искусства. На одних танцах, очевидно, оставаться нельзя, нужна еще искусная игра. См. Пластика, Мимика, Танцы и Хореография.

Литература. I. Menestrier, «Des Ballets anciens et modernes» (Париж, 1682); Кагюсак, «Traité de la Danse ancienne et moderne» (Париж, 1753, 3 тома); Noverre, «Lettres sur les arts imitateurs et sur la danse en particulier» (Париж, 1807); его же, «Lettres sur la danse, sur les Ballets et sur les arts» (СПб. 1804); Castel Blaze, «La danse et les Ballets, depuis Bacchus jusqu’à m-lle Taglionis» (Париж, 1832); Фосс, «Der Tanz und seine Geschichte» (Берлин, 1868); «Les origines de l’Opera, le Ballet de la reine» (Париж, 1869); Chouquet, «Histoire de la musique dramatique» (Париж, 1873); Czerwinski, «Brevier der Tanzkunst» (Лейпц., 1880), Bougin, «Dictionnaire Historique du theatre etc.» (Париж, 1884); также см. «La Grande Encylopedie» (Париж, т. 5, стр. 155).

II. «Б. в Италии, за 80 лет в Лондоне и за 50 лет в Вене» («Репертуар и Пантеон», 1842, VIII и XII); М. К., «Б. у римлян и Б. в настоящее время» (ibid., 1843, X); «История танцевания и Б. по розысканиям французов и апгличан» (ibid., 1850, III, 1—16; IV, 1—20, VII, 23—42); Ф. Кони, «Б. в С.-Петербурге» (ibid., 1850, кн. III); П. Глушковский, «Б. в России и знаменитый хореограф К. Л. Дидло» (ibid., 1851 года, № IV, VIII и XIII); В. Зотов, «Б. в СПб. Беглый взгляд на его историю» (сезон 1853—1854; ibid., 1854, III); П. Арапов, «Летопись русского театра» (СПб., 1861); А. Вольф, «Хроника петербургских театров» (СПб., часть 1 и 2, 1877; часть 3-я, 1884); Скальковский, «Балет, его история и место в ряду изящных искусств» (СПб., 1 8 82; 2-е изд. 1886).