ЭСБЕ/Беседа, в фольклоре

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Беседа, в фольклоре
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Бергер — Бисы. Источник: т. IIIa (1891): Бергер — Бисы, с. 627—628 ( скан · индекс )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Беседа, т. е. разговор — заглавие большого количества народных русских легенд, повестей и стихов. Содержанием таких «бесед» служит решение таинственных вопросов, о которых не упоминает Священное Писание. Необразованный и вместе с тем любознательный русский христианин средних веков с помощью собственной фантазии решал все вопросы, на которые не мог найти определенных ответов в христианском учении, и понятно, что в объяснения эти вошло множество древних языческих верований. Таким путем возникли апокрифические сочинения вроде всякого рода «вопросов», наприм.: «Вопросы Иоанна Богослова Господу», «Вопросы князя Антиоха» и «беседы» вроде «Беседы трех святителей».

«Беседы» встречаются в трех главных типах древнерусской литературы, именно: в повести, разговоре и духовном стихе. Содержание повести, которая носит название «Повесть града Иерусалимского», но которую иногда неправильно обозначают заглавием «Беседа трех святителей», следующее: собрались на беседу четыре царя, между ними Волот Волотович и Давид Иесеович. Волот рассказывает свой сон, который толкует Давид, предсказывая, что у Волота родится дочь Соломонида и на ней женится Соломон и будет на Руси град Иерусалим, а в нем соборная апостольская церковь Софии премудрости Божьей. После этого Волот и Давид предлагают друг другу и разрешают разные вопросы, напр.: отчего у нас свет светится? — от Господних очей; которое озеро озерам мати? — Ильмень озеро, что под Киевом градом, потому что взяло в себя триста рек. Которое море морям мати? — океан море великое, потому что в нем стоит церковь Климента папы римского. Затем решаются вопросы относительно первенства Иepycaлима, Иордана, адамовой головы, кипариса, певги и кедра и др. над всеми другими соответственными предметами. «Повесть града Иерусалима» издана в «Памятниках старинной русской литературы» (изд. гр. Безбородко под редакцией Н. Костомарова, 1860 г., вып. I, № 40).

Беседа трех святителей (по мнению Буслаева: «Исторические очерки русской народной словесности», т. II стр. 15) занесена в Россию из Болгарии, потому что она встречается в болгарских рукописях, в которых не видно следов русского влияния; но в России она получила местный колорит и пустила глубокие корни в древнерусской поэзии: она дала содержание многим народным песням, изречениям, сказкам и в свою очередь сама отсюда заимствовала многое. «Беседа» отличается от «Повести о граде Иерусалиме» не столько содержанием, сколько формой, которая в обоих случаях соответствует заглавиям: «Беседа» представляется разговором между Василием Великим, Григорием Богословом и Иоанном Златоустом, которые неизвестно когда, где и почему собрались вместе. «Беседа», кроме того, гораздо обширнее повести и обнимает собой гораздо большее количество вопросов и ответов; затем, и вопросы здесь сложнее, замысловатее: в повести почти все вопросы сводятся к тому, который предмет всем однородным предметам мать? Здесь мы находим такие, напр., загадки: «что есть 2 стояше, 5 обличаше, а 12 дивляхуся?», ответ: «Христос обличи жену самаряныню пятию мужи, апостоли же дивляхуся»; или: «стоял град на пути, а пути к нему нет, прииде к нему посол нем, принесе грамоту неписанную»; ответ: «град бысть Ноев ковчег, а посол голубь, принесе сучец масличный». Известны четыре или пять более или менее сходных редакций «Беседы», относящихся к XVI, XVII и XVIII вв. и изданных: Пыпиным в III выпуске «Памятников старинной русской литературы», Порфирьевым в «Апокрифических сказаниях о новозаветных лицах и событиях» (СПб.,1890 г.),Тихонравовым в «Памятниках отреченной русской литературы» (т. 2, стр. 433—436). Наконец, к этому же типу относится известный духовный стих «О Голубиной книге» (см. это сл.).

Разбор всех этих трех типов приводит к заключению, что первоначально появилась «Повесть града Иерусалима», затем из нее развилась «Беседа трех святителей», которая в свою очередь легла в основание стиха «О Голубиной книге». Есть еще одно народное произведение, носящее заглавие «Беседа», — это «Беседа премудрого и чадолюбивого отца с сыном». Здесь отец дает сыну наставления, касающиеся злых и сварливых жен, и скрепляет рассказами, заимствованными из Библии и Евангелия, из Макробия и Соломоновых судов. Быть может, что эта беседа составляет русскую обработку какого-нибудь западноевропейского произведения, появившегося под влиянием повести о семи мудрецах (см. это сл.). — «Беседами», наконец, назывались многочисленные относящиеся к XVI и XVII вв. сборники поучений св. Отцев, рассмотренные собором и напечатанные под разными заглавиями: «Сборники», «Маргариты», «Беседы» и др. Ср. Красносельцев, «К вопросу о греч. источниках Беседы трех святителей» (Одесса, 1890).