ЭСБЕ/Билль реформы

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Билль реформы
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Бергер — Бисы. Источник: т. IIIa (1891): Бергер — Бисы, с. 856—858 ( скан · индекс )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Билль реформы (Reforme В.) — так называется парламентский акт 1832 г., изменивший и упорядочивший систему избрания депутатов в палату общин. В начале нынешнего века избирательные права английского народа покоились на основаниях отжившего уже свой век феодального устройства. Избирателями могли быть в деревнях лишь полные собственники (freeholders), платящие не менее 40 шиллингов налога. Оброчники (соpyholders) и обыкновенные фермеры вовсе не пользовались этим правом, какова бы ни была доходность находившихся в их пользовании земель. В городах не существовало никаких общих и определенных правил или обычаев, определяющих, кому предоставлено быть избирателем. Так, в некоторых городах, как, напр., в Бекингэме, правом этим пользовались лишь городской бэлиф (см. Байльи) и 12 нотаблей. Некоторые города, основанные в позднейшие времена, значительно развившие, однако, свою промышленность и торговлю, вовсе были лишены права представительства; между тем как другие, находящиеся в совершенном упадке, избирали своих депутатов. Так, напр., Манчестер, Ливерпуль и Бирмингэм, несмотря на свою населенность и сильно развитую промышленность, не имели представителей в палате общин. Таким образом, избирательное право перешло в руки бедных жителей этих запустелых, так называемых "гнилых местечек" (rotten boroughs), чем пользовались владельцы последних и вообще аристократия для проведения в нижнюю палату своих родственников и клиентов, которые поддерживали интересы своего сословия и своих патронов. Это ненормальное положение оказывало крайне вредное влияние на весь ход государственного управления, тем более, что на 668 депутатов Англии и Уэльса больше ¾ избирались этими местечками, несмотря на то, что они имели лишь 80000 избирателей, тогда как в графствах их насчитывали до 340000. Те же порядки господствовали в Ирландии, где на 100 ее представителей более половины находились в полной зависимости от крупных землевладельцев, и в Шотландии, где избирателями могли быть лишь вотчинники, получившие некогда лен непосредственно от короля (tenantes in capite, proprietors), a таковых насчитывалось менее 3 000. Уже в XVIII ст. это положение дел нередко подвергалось резким осуждениям и нападкам. В 1745 г. Дашвуд (Dashwood) требовал, чтобы было предоставлено "всем верным подданным короля постоянное пользование их неоспоримыми правами свободного и лояльного представительства в парламенте". Требование это представлялось в то время чересчур радикальным, почему и не получило удовлетворения. В 1769 г. образовалось особое общество под названием "общества поддержки билля прав", стремившееся к осуществлению более скромной, но вместе с тем более практической задачи, состоящей в установлении более полного и более независимого представительства страны. В то же время такие политические деятели, как Чатам (Chatham), Уилькес (Wilkes) и Кэртрайт (Cartwrigt) высказывались за расширение представительства и даже за всеобщую подачу голосов. В 1780 году герцог Ричмонд внес, хотя и безуспешно, предложение подобного содержания. Вскоре за тем (1782) предложение Питта, возобновившего попытку отца, было отвергнуто лишь большинством 161 голоса против 141; вторичная, однако, его попытка в этом направлении встретила несравненно большее сопротивление, и затем вопрос о реформе заглох под влиянием опасений, вызванных Французской революцией. Но лишь только установился мир, реформистская борьба снова загорелась, притом еще с большей, чем прежде, силой и ожесточением. В 1819 Бурдет предложил в нижней палате билль о реформе, который нашел поддержку со стороны вигов, видевших в увеличении количества депутатов среднего сословия усиление значения своей партии, но пока Кэстльри (Castlereagh) и тории стояли во главе парламента, билль этот встречал самое упорное сопротивление со стороны аристократов, склонявших правительство предпринимать против недовольного и грозившего революцией народа целый ряд ограничительных мер, умаляющих права свободы собраний и свободы печати, что, в свою очередь, вызвало заговор против всего министерства и покушение на Като-Стрит (1820). Последующие проекты реформы 1821, 1823 и 1826 г. постигла та же участь. Когда же при вступлении на престол Георга IV власть перешла к вигам и во главе министерства стал их глава лорд Грей, и реформистские стремления получили гораздо более шансов на успех. Лорд Джон Россель 1 марта 1831 г. внес билль реформы, заключающийся в предложении лишить 60 местечек избирательного права, а 40 другим предоставить избирать лишь одного депутата, увеличив 8-ю депутатами представительство Лондона, и распределить 34 депутатских вакансии между новыми, не пользовавшимися представительством городами. Таким образом, согласно этому предложению число членов палаты общин должно было уменьшиться до 596, но зато более полумиллиона граждан, не пользовавшихся до того правом избрания депутатов, получало это право. Билль этот вызвал в нижней палате оживленные прения и возражения как со стороны ториев, видевших в нем посягательство на права короны и независимость лордов, так и со стороны радикалов, считавших его недостаточным и требовавших всеобщего голосования. После продолжавшихся 7 ночей дебатов и произнесения 71 речи билль прошел во втором чтении лишь большинством 302 голосов против 301, а затем он был отвергнут нижней палатой большинством 299 голосов против 291. После этого парламент был тотчас распущен, и новые выборы значительно увеличили число реформистских депутатов, верхняя же палата решительно отказывалась от каких-либо уступок в пользу реформы. Так билль этот, снова предложенный на обсуждение палаты общин, прошел в ней при втором чтении большинством 367 голосов против 231, а при третьем — число его сторонников превышало противников 109 голосами, но, несмотря на то, он был отвергнут лордами. Ввиду такого затруднительного для министерства положения дел парламент был отсрочен, а реформисты принялись тем временем за грозные демонстрации, вызвавшие сильные беспорядки, сопровождаемые насильственными против светских и духовных аристократов действиями и потребовавшие для их прекращения вмешательства вооруженной силы. Когда король не согласился на предложение министерства сформировать правительственное большинство назначением новых пэров, министерство Грея подало в отставку, а образование нового кабинета было поручено Веллингтону, который, однако, вскоре должен был уступить, так как охватившая разом все государство политическая деятельность, громадные митинги, заседания политических обществ, деятельность прессы и угрожающие правительству демонстрации ясно указывали на пробудившееся во всем народе сочувствие реформе. Власть снова перешла в руки Грея, и когда снова внесенный в палату общин билль реформы прошел в ней громадным большинством голосов, король решился на последнюю меру, допускаемую в подобных случаях английской конституцией, увеличив число членов палаты лордов назначением новых пэров. Только при таких обстоятельствах билль реформы был 4 июня 1832 г. принят палатой лордов большинством 106 голосов против 22 и 7 июня утвержден королем. Этот законодательный акт лишил гнилые местечки 143 депутатских вакансий, которые были распределены между графствами и 42 городами, лишенными до того времени права представительства. Этим распределением, однако, устранялся лишь существенный недостаток английского представительства, но нисколько не устанавливалось правильного соотношения между числом избирателей и числом представителей, почему некоторые весьма населенные центры стали посылать в нижнюю палату то же количество депутатов, как и малолюдные местечки. Муниципальная реформа 1835 года пополнила основные положения этого билля, установив новый порядок выборов городских представителей и ограничив тягостные для городов привилегии "фримэнов" (freeme n), т. е. лиц, получающих по своему происхождению право управления данным городом и в силу того считавшихся избирателями, что значительно способствовало более точному определению представительных прав среднего сословия. На основании этих постановлений в городах получали право быть избирателями все, занимающие дом (house holders), приносящий не менее 10 ф. ст. ежегодного дохода; в графствах же с полными собственниками (freeholders) относительно права выбора были сравнены вечные оброчники (copyholders), находящийся в пользовании коих участок приносил 10 ф. ст. дохода, а также все арендаторы (leaseholders) и фермеры (farmers), пользующиеся такой же доходности участком на основании договора на срок не менее 60 лет, и, наконец, все остальные фермеры, даже снимающие землю до востребования ее хозяином (tenants at will), если занимаемый ими участок приносил ежегодно чистого дохода по крайней мере 50 фунт. стерл. Последний класс избирателей был введен в той надежде, что аристократии удастся оказывать на него значительное влияние. Нововведения эти предоставили участие в управлении страной более 400000 жителям, прежде не пользовавшимся правом представительства и принадлежавшим по большей части к торговым и земледельческим классам, что значительно повлияло на состав нижней палаты, в которой, однако, несмотря на это, аристократический элемент сохранил немалое значение. Вообще в истории осуществления парламентской реформы, выдержавшей столь суровую борьбу со всеми партиями и нисколько не пошатнувшей конституции, особенно ярко сказалась та последовательность и твердость, с которой англичанин постоянно стремится к прогрессу не резкими политическими переворотами, а постепенным согласованием устаревших традиционных начал с новыми, предъявляемыми самой жизнью требованиями. Несмотря, однако, на тот консервативный характер, которым проникнуты постановления билля реформы, ими принципиально, хотя и не вполне, разрешен в высшей степени существенный вопрос предоставления всему народу участия в управлении государством. Эта сознательно допущенная неполнота билля реформы вскоре послужила основанием для обездоленных классов общества, находившихся в крайней нужде, предъявить требование новой — коренной (радикальной) реформы парламента, по которой избирательное право было бы предоставлено всем без исключения гражданам Великобритании без всякого ограничения каким-либо имущественным цензом, государство было бы разделено на равномерные избирательные участки, депутатам полагалось бы содержание, парламент сменялся бы ежегодно и подача голосов была бы закрытой. При содействии даровитого и популярного журналиста Вильяма Кобдена (см. это слово) и адвоката Фиргеса О'Коннора радикалы в особой "хартии народа" (the peoples charter) изложили свои требования, присоединив к политическим реформам и некоторые экономические, и образовали партию, известную под именем хартистов или чартистов (Chartist), сначала не имевшую большого значения, но впоследствии оказавшую заметное влияние на политическую жизнь страны (см. Чартисты). Все попытки этой партии к осуществлению поставленной ею себе задачи, равно как и сделанное 1852 лордом Джоном Росселем предложение, не имели успеха, хотя много содействовали распространению того воззрения, что право избрания должно быть предоставлено всякому, кто способен им пользоваться, воззрения, высказанного в парламенте Гладстоном и поддержанного лордом Дерби в 1866, при обсуждении закона, вошедшего в силу 1 янв. 1868. Закон этот, значительно расширивший избирательные права народа, был пополнен реформой 1884, являющейся решительным шагом к принятию системы всеобщего голосования, к чему и ныне стремится внутренняя политика Англии.