ЭСБЕ/Блументрост, Лаврентий Лаврентьевич

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Блументрост, Лаврентий Лаврентьевич
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Битбург — Босха. Источник: т. IV (1891): Битбург — Босха, с. 110—111 ( скан · индекс ) • Другие источники: МЭСБЕ : РБС


Блументрост (Лаврентий Лаврентьевич) — четвертый и самый младший сын Л. Алферовича, первый президент Академии наук, род. в Москве в 1692 г. Первоначально он обучался латинскому и греческому языкам у своего отца, а потом ему преподавал науки магистр Паузе, управлявший некоторое время в Москве школою пастора Глюка, в которой учился и Б. Способности его развились очень рано: 15-ти лет он уже слушал лекции медицины в Галльском университете, откуда перешел в Оксфордский, а затем, вскоре, к знаменитому Бургаве в Лейден, где защитил диссертацию «De secretione animali» (Lugd. Bat. 1713), за которую получил степень доктора. В 1714 г. Петр Великий назначил его лейб-медиком к любимой сестре своей Наталье Алексеевне, а в 1715 г. ему поручено было сделать описание болезни государя, которое он лично должен был сообщить известным медикам в Европе и узнать их мнение по этому предмету. Б. на иждивении царя путешествовал потом по Италии, Франции и Англии. В 1717 г. он был в Амстердаме и вел переговоры с знаменитым Рюйшем относительно приобретения для России его известного тогда во всей Европе анатомического кабинета, причем Б. поставил условием, чтобы ему открыт был секрет, как сохранять в целости анатомические препараты. В кабинете Рюйша он занимался описанием всего, что касается анатомии животных; под его же наблюдением собрания Рюйша доставлены в Петербург. В том же 1717 г. Б. отправился в Олонец для описания тамошних вод. В 1718 г. умер Арескин, и звание лейб-медика перешло к Б.; кроме того, ему поручено было управление императорскою библиотекой и кунсткамерой, по которым ближайшим помощником его был Шумахер. В феврале 1721 г. этому последнему приказано было ехать за границу, между прочим, «для сочинения социетета наук подобно как в Париже, Лондоне, Берлине и других местах», причем он должен был представить в Парижскую академию, членом которой был Петр В., грамоту последнего с картой Каспийского моря. Петр Великий утвердил в начале 1724 г. проект об учреждении Академии наук, составленный Блументростом вместе с Шумахером, и сделал распоряжение о приглашении в Петербург иностранных ученых. По разным причинам вначале дело с учеными затягивалось; тем не менее, к концу 1725 года заседания в академии начались, хотя существование ее официально еще и не было признано. На эти заседания собирались те из ученых, которые раньше других прибыли в Петербург. Официально еще не был назначен и президент, хотя делами академии заведовал Б., в котором все видели будущего президента. Современник и очевидец всего Мюллер хвалит вежливое и дружеское обхождение его с академиками; и после того, как Екатерина I определила его 21 декабря 1725 г. президентом, он не изменился в своем обхождении с сослуживцами, был всеми любим и уважаем. В короткое царствование свое Екатерина I оказывала внимание и милости к академии, которую сама часто посещала. Но со вступлением на престол Петра II около государя появились новые лица с новыми взглядами на вещи, и академию стали забывать; и президент ее, увлеченный общим потоком, предоставил ее в полное распоряжение библиотекаря Шумахера, честолюбивый и властолюбивый характер которого скоро восстановил против него почти всех его сослуживцев.

Блументрост, живя в Москве, заметно охладел к академии; приказания давал всегда согласно представлениям Шумахера. Со смертью Петра II Б. потерял прежнее значение при дворе; в кончине нескольких лиц царской фамилии в сравнительно короткий промежуток времени, с 1725 по 1731 г., винили, не обращая внимания на образ жизни, какой вели умершие, неискусство главного врача. Тем не менее Б. сделался необходимым при мекленбургской герцогине Екатерине Ивановне настолько, что, по свидетельству Мюллера, ему отведено было помещение подле комнат ее; 14 июня 1733 герцогиня скончалась. Это последнее обстоятельство имело важные последствия для Б-та как придворного медика герцогини: императрица приказала через известного А. И. Ушакова подвергнуть его допросу и потребовать от него отчета в лечении сестры ее. Объяснения Б. не давали никакого повода винить его в смерти Екатерины, что, однако, не помешало Шумахеру 6 июля 1733 г. объявить в Императорском кабинете, что «президент-де Академии наук Лаврентий Блументрост больше в Академии наук не будет, а пришлется по указу на место оного другой». 19 июля 1733 г. Б. выслан был в Москву, а в Сенат последовало повеление императрицы не производить ему с 1-го мая того года жалованья (3000 р. в год), которое он получал по званию лейб-медика герцогини. В Москве Б. жил без должности до 1738 г. Вскоре по восшествии на престол Елисаветы Б. подал на имя ее прошение, в котором указывал на свою службу родителям ее, и положение его улучшилось. В феврале 1755 г. Б. вызван был в Петербург для обсуждения с И. И. Шуваловым мер касательно вновь учрежденного в Москве университета, куратором которого бывший президент академии назначен был еще в 1754 г. Здесь же, в Петербурге, Б. скончался 27 марта 1755 г. от водянки в груди.