ЭСБЕ/Бодричи

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Бодричи
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Битбург — Босха. Источник: т. IV (1891): Битбург — Босха, с. 219—221 ( скан · индекс )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Бодричи или оботриты, как их называли немцы, — первенствующий народ между полабскими славянами. Полабских славян, или иначе называемых прибалтийскими, история застает в бассейне р. Эльбы (Лабы) впервые около половины пятого века по Р. Х. Они разделялись на множество мелких племен, составлявших два союза: Лютичский и Бодрицкий, или Оботритский. Последний был назван по имени главного племени и включал еще, кроме Б., — вагров, полабцев, варсов, морочан и др. Б. жили к Ю. от Винмарского залива, на В. от вагров и полабцев, между реками Степницей и Радигостем, занимая все побережье Зверинского озера. В основании их жизни, как и вообще славян, лежал сначала родовой быт, затем являются князья, над которыми возвышается один великий князь с сильною властью. За князем следовала знать, владевшая большими земельными участками и ведавшая управление. Князь с своею знатью жил в городах, которые вначале, как и у всех славянских народов, представляли простые укрепления, огороженные места, и потом только с развитием жизни стали центром политическим, административным, военным, религиозным и торговым. Важнейшие из городов следующие: Мекленбург (главный город), Илово (к С. В. от Висмара), Зверин, Добин (у берега Висмарского залива на берегу Зверинского озера) и др. — В «Пригардиях» (посадах) жили ремесленники, торговцы и др. В селах — земледельцы (смерды), все лично свободные, но обложенные разными податями и повинностями; кроме того, у них были еще рабы, большею частью из пленников. Главное занятие Б. — земледелие и рыболовство. Что касается религии Б., то она, как и у других славян, состояла в обожании сил природы: солнца, луны и т. д.; и имела мирный характер. Только впоследствии мифология прибалтийских славян, более развившаяся, чем славян восточных, изменила этот характер на воинственный. Так, главное их божество Святовид, святилище которого находилось в Арконе, на о. Рюгене, был богом войны, и его идол обыкновенно изображался с рогом в одной руке и луком в другой, а подле него находились: седло, узда и меч.

Вот почти все, что можно сказать о внутренней истории Б. Немного мы знаем и о внешней, политической жизни. До половины VIII в., как известно из отрывочных сведений франкских анналов, бодричи вели постоянную борьбу с своими сильными соседями — лютичами; происходила также вражда и разделение между самими бодричами, и тогда один князь правил западной частью их владений, другой — восточной. Карл Великий в своей многолетней борьбе с саксами обратил внимание и на балтийских славян. Он сделал своими союзниками Б. и с ними не раз совершал походы на саксов. Побеждаемые Карлом, саксы, как известно, по уходе его снова восставали и делали жестокие нападения на ближайших врагов — Б. Последние отражали их и собственными силами, и при помощи франкских войск. Особенно блестяща была победа на Святом поле, где бодричский князь с франкским легатом Эбурисом нанес саксам решительный удар. Когда саксы были окончательно покорены Карлом, последний вознаградил Б. за их участие в этой борьбе, отдав им всю западную окраину Голштинии, омываемой водами Северного моря, окраину, из которой они были вытеснены саксами очень давно. Примкнув теперь к морю, они явились соперниками в морской торговле датчан, и вот с одной стороны это обстоятельство, с другой — союз с франками вооружили против них датчан. С 808 г. начинаются их гибельные для Б. набеги, и Б., несмотря даже на помощь Карла, вынуждены были отказаться от приморских владений и кроме того выплачивать дань датчанам. В это время князем Б. был Дражко, дважды побежденный датским королем Готфридом. Он умер в 810 г., вскоре после него умер и Готфрид, весьма опасный враг и для Карла Великого. Теперь Карл обращается уже на славян и прежде всего на лютичей, а затем и чехов. Против тех и других ходили с ним и бодричи, и таким образом благодаря союзу с франками они почти со всех сторон окружали себя непримиримыми врагами. Не был другом для их самостоятельности и сам Карл. Укреплению ее должно было мешать, во-первых, постоянное участие в войнах Карла и отсюда непрерывающаяся борьба с соседями, во-вторых, попытки Карла к онемечению бодричей. Еще в 810 г. он построил на р. Сторе, близ устья Эльбы, крепость Эзесфельд (нын. Itzehoe); вскоре была выстроена другая; обе населены франкскими колонистами, число которых с течением времени все более и более увеличивалось, и, служа опорными пунктами против нападений северных народов на монархию Карла, стали в то же время первыми рассадниками немецкого влияния среди бодричей; в 3) едва ли не самым важным фактором ослабления самостоятельности бодричей было то обстоятельство, что из союза их с Карлом между ними и немецкими монархами возникли вассальные отношения. Хотя главный источник этого времени — известия Эйнгардта — и называют бодричей союзниками Карла В., тем не менее уже ближайшие анналы ко времени 843 г., когда прекращаются названные известия, свидетельствуют, что недавние союзники очень рано и вряд ли не в конце правления Карла обратились в вассалов, данников немецких. Историческая же роль их в конце VIII и начале X вв. заключалась в том, что они способствовали усилению Франкской монархии и служили надежным оплотом для нее против северных народов; преимущественно датчан. Последние хорошо понимали это их значение и очень рано стали склонять Б. к своему союзу. Вероятно, смуты, наступившие в семье Каролингов по смерти Карла, и опустошительные набеги датчан заставили Б. принять этот союз. Князь Славомир, преемник Дражко, при помощи датчан даже напал на крепость Эзесфельд; но вскоре был усмирен Людовиком Немецким, признал себя его вассалом и должен был разделять власть с поставленным от Людовика — Чедрагом; надо заметить, что как в данном случае, так и в последующее время усилению зависимости князя от короля много содействовала его рознь с знатью, которая сама искала суда и управы на своего князя у германского владыки. Впоследствии не раз бодричи при помощи датчан свергали свою зависимость от немецкой монархии, и до начала X ст., можно сказать, не несли никаких вассальных повинностей.

Но положение их значительно изменилось с начала этого стол., когда на германский престол вступила династия Саксонская (919). Первые ее представители — Генрих Птицелов и Оттон I — успешно воевали с Б. и обложили их значительною данью; кроме того, при них в Люнебурге, главным образом, сосредоточиваются саксонские герцоги Биллинги, которые в течение двух столетий успешно распространяли немецкое владычество и подавляли славянский элемент, но вместе с тем насаждали христианство среди Б. Около 949 г. в земле их образовалась епископия (в г. Старгарде), вслед за тем построили в разных местах церкви, основали монастыри. Даже бодричский князь, правивший в это время, по имени Мстивой, принял христианство и был женат на сестре старгардского епископа Вагона. Но Б., пользовавшиеся всяким случаем для свержения вассальной зависимости от немцев, с неудовольствием принимали и насаждаемое ими новое учение. Всякий раз, как только княжеская власть переходила в руки более смелого и энергичного лица и в самой Германии возникали смуты, Б. тотчас принимались за уничтожение церквей, избиение духовенства и возвращались к прежней религии. Поэтому у них долее всех славянских народов сохранилось язычество, в котором они видели оплот своей самостоятельности. Только во второй половине XII ст. оно было подавлено окончательно.

В начале XI века князю Ратибору удается объединить всех полабских славян, значительно расширить владения Бодричского союза и заметно ослабить немецкое влияние. Но после смерти его и его сыновей (около 1043—44 гг.), с вступлением на престол Готшалька (или Годескальха), лично принявшего христианство, до 1066 г., когда был убит язычниками этот князь в г. Ленчине, Б. переживали едва ли не самое опасное время для своей самостоятельности. В 1066 году, после непродолжительной борьбы с Будивоем, утверждается в Бодричской земле князь Крутой из рода Ранских славян, язычник; удачными набегами на саксов он уничтожает зависимость от них бодричей, восстановляет во всей силе язычество и впервые со времен Карла В. распространяет пределы Бодричской земли до морского берега. Его 30-летнее правление есть время высшей степени могущества и силы Бодричского союза, как в политическом, так и в религиозном отношениях. При его преемнике Генрихе, хотя язычество и было подавлено, особенно после битвы на Стиловом поле в 1093 г., но политическое могущество за Б. оставалось и было даже настолько значительно, что Генриха и славяне и саксы (в Нордалбингии) называли королем. По смерти его самостоятельность и язычество еще раз возрождаются при Hиклоте. Происходя, как и Крутой, из ранских славян, Никлот возвышается вскоре по смерти Кнуда Датского (1131), при котором Б. находились в зависимости у датчан. Благодаря своему мужеству, симпатиям к нему со стороны Б. — язычников, уменью пользоваться всяким случаем для достижения своей цели и хитрости он одолевает и Прибислава, претендента на княжеский стол, и немцев. Его победами восстановляется язычество и расширяются пределы бодричской земли. Остановить его успехи саксонцы не были в силах. Тогда стараниями духовенства составляется против Никлота огромное крестовое ополчение. Желая предупредить его наступление, Никлот на флоте подплыл к Любеку, напал на него, разграбил и, опустошив земли вагров и фризов, вернулся обратно (1147). Между тем 200-тысячное крестовое ополчение приближалось. Часть его отправилась на лютичей, а другая на Никлота. Последний засел в Добине. Все усилия саксов и датчан, из которых главным образом состояло ополчение, взять Добин были тщетны. Никлот, получивший помощь от ранов, с успехом отражал их нападения. Наконец, обе стороны, утомленные довольно продолжительной осадой, заключают договор, обязывавший Никлота содействовать утверждению христианства в его земле. Пока еще ополчение находилось в пределах Б., некоторые из них лживо принимали христианство, но едва только оно ушло, как язычество по-прежнему стало господствующей религией. Никлот по-прежнему продолжал свои завоевания; после 1147 г. ему удалось подчинить себе славянские племена кишан (или хижан) и чрезпенян. В 1160 г., наконец, его могуществу наносят сильный удар Генрих Саксонский и датчане; отступая перед сильным их ополчением в глубь страны и сжигая на пути свои крепости, он доходит до земли хижан и здесь погибает. Сыновья его — Прибислав и Вартислав — скоро были побеждены; вся бодричская земля была разделена между вассалами Генриха, при этом Прибиславу была дана земля чрезпенян (Вартислав погиб в начале борьбы). Таким-то образом окончилось существование Бодричского союза, Бодричского княжества, после упорной и продолжительной борьбы с немцами.

Хотя Прибиславу, вассалу герцога саксонского, и удается восстановить некоторые города Б. и около них соединить рассеянных славян, но это новое княжество называется уже не Бодричским, а Славянским или Мекленбург-Хижанским. По смерти Прибислава здесь началась внутренняя борьба: сначала спорили Генрих Борвик и Никлот Вартиславич, а затем после продолжительного мира — 4 сына Генриха Борвика. В 1231 г. закончилась их борьба, и все княжество разделилось на 4 части: 1) Мекленбургская с землями и городами Дарчово, Ключ, Брежко, Хотебузь, Мекленбург, Весмир и др. (собств. земля бодричей); 2) Розтоцкая (на С. В.) — Розтоки, Марлав, Добряны и др. (з. хижан); 3) Верельская (на Ю. В.) — Верлье, Густров, Пенцлин, Малахов и др. (з. чрезпенян, доленчан, моричан — входящих в состав Лютичского союза); и 4) Пархимская, или Рихенбергская (на юге) — гг. Пархимь, Плавы и др. (з. варнов).

В XIV в. мекленбургские князья присоединили к своим владениям земли Ростоцкую и Пархимскую, а в пол. XV в. и Верельскую. Таким образом Никлотовичи соединили в своих руках все земли древних полабцев, бодричей, варнов, хижан, чрезпенян, домочан и морочан. Обширное это княжество приняло название Мекленбургского; и Никлотовичи, давно уже онемеченные, царствуют и до сих пор, разделенные на две линии: Мекленбург-Шверинскую (Зверинскую) и Мекленбург-Стрелицкую. Ср. Гильфердинг, «История прибалтийских славян»; Павинский, «Полабские славяне» (СПб., 1871); Лебедев, «Последняя борьба балтийских славян против онемечения» (СПб., 1876), и Первольф, «Германизация балтийских славян» (СПб., 1876).

В. Р.