ЭСБЕ/Болотов, Василий Васильевич

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Болотов
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Бааде — Бялыницкий-Бируля. Источник: доп. т. I (1905): Аа — Вяхирь, с. 294—295 ( скан · индекс ) • Другие источники: МЭСБЕ : ПБЭ
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия Wikidata-logo.svg Данные


Болотов (Василий Васильевич, 1854—1900) — знаменитый церковный историк, профессор СПб. духовной академии. Сын дьячка тверской епархии, В. получил образование в Тверской дух. семинарии и в СПб. дух. академии, в которой преподавал общую церковную историю. В 1879 г. Б. защитил магистерскую диссертацию; «Учение Оригена о Св. Троице» (СПб., 1879). Прекрасно владея древними языками — еврейским, греческим и латинским, и обладая таким же знанием новых языков — немецкого, французского, английского, итальянского, Б. ввел в круг своего изучения целую группу восточных языков — арабского, армянского, коптского и др., поставив это изучение, равно как и изучение новых языков, на общую филологическую почву и таким образом придав ему чисто научный характер. В дальнейших работах Б. отводится все более и более места филологическим изысканиям, дающим неожиданно богатые результаты для разъяснения и решения специальных исторических и церковных вопросов. Работы Б. по истории древнехристианских коптской, эфиопской и сирийской церквей, всегда заключавшие в себе много нового и до тех пор неизвестного в науке, возбуждали живой и глубокий интерес среди специалистов всех стран. Имя Б. стало известно во всех центрах европейской церковно-исторической науки, хотя он, можно сказать, принимал меры против роста своей ученой славы (ни один из его коптских, эфиопских и сирийских этюдов не выходил даже в свет особым изданием, помимо напечатания в «Христ. Чтении»). За совокупность своих сочинений Б. получил степень доктора церковной истории, в области которой он являлся у нас едва ли не первым инициатором чисто ученой ее разработки и создал целую школу, имеющую даровитых тружеников. Деятельность Б. не ограничивалась одним кабинетным специальноученым трудом. К его эрудиции прибегали и его талантом пользовались, особенно в последнее десятилетие XIX в., и наша высшая церковная власть, и отчасти высшее светское правительство. Указом св. синода от 15 дек. 1892 г. Б. назначен был делопроизводителем в комиссию для предварительного выяснения условий и требований, какие могли бы быть положены в основу переговоров о соединении старокатоликов с православною русскою церковью. Комиссия, состоявшая из лиц, близко знавших старокатолическое движение в жизни и в истории, получила в лице Б. такого делопроизводителя, который и все необходимые для нее исторические справки мог дать в полном изобилии, и в формулировке условий и требований соединения послужить делу всею силою и гибкостью своей речи. Затем он призван был высшею церковною властью принять самое близкое участие в совершившемся 25 марта 1898 г. присоединении к православной церкви сиро-халдейских несториан. Нужно было выяснить, на каких условиях и каким церковным чином должно совершиться каноническое воссоединение их с православною церковью, а также перевести на язык присоединяемых необходимые вероисповедные формулы. Перевод Б. исполнил так, что ему удивлялись сами сиро-халдейцы. Знанием Б. восточных языков воспользовалось и министерство иностранных дел, тщетно дотоле искавшее в России ученого, который мог бы перевести нужные ему абиссинские грамоты. Б., кроме коптского и эфиопского языков, знал и амхарский (новоабиссинский) язык. В последний год своей жизни Б. назначен был делегатом от духовного ведомства в образованную при астрономическом обществе комиссию по вопросу о согласовании старого стиля нашего календаря с новым, принятым Западною Европою. Будучи специалистом по вопросам хронологии вообще, Б. изучил интересовавший комиссию вопрос во всех его деталях, не только с церковно-канонической и научно-исторической, но и со всех других сторон. Литературные труды Б., за исключением первоначальных его журнальных работ, носят на себе строго ученый характер и по форме изложения доступны очень ограниченному кружку специалистов. Б. любил говорить, что он пишет «для несуществующих читателей». Для специалистов каждая его статья и даже заметка была истинным сокровищем. Полное собрание его сочинений было бы драгоценным вкладом не только в нашу русскую, но и всемирную церковно-историческую литературу. Кроме магистерской диссертации Б. написал: «Троякое понимание учения Оригена о Святой Троице» («Христ. Чтение», 1880); «Немецкая богословская литература» (ib., 1881); «К истории внешнего состояния константинопольской церкви под игом турецким» (ib., 1882); «Иностранная богословская литература» (ib., 1882—83); «Из церковной истории Египта» (ib., 1884—86; 1892—93); «Несколько страниц из церковной истории Эфиопии» (ib., 1888); «Либерий, епископ римский, и сирмийские соборы» (ib., 1891); «Михайлов день. Почему собор св. архистратига Михаила совершается 8-го ноября»? (ib., 1892); «Следы древних месяцесловов поместных церквей» (ib., 1893); «Валтасар и Дарий Мидянин» (ib., 1896); «Из истории церкви сиро-персидской» (СПб., 1901). См. «Венок на могилу в Бозе почившего профессора В. В. Болотова» (СПб., 1900; здесь и некролог); некрологи в «Вестнике Европы» (1900, июль, В. С. Соловьева), «Журнале Министерства Народн. Просв.» (1900, октябрь, Б. Тураева), «Византийском Временнике» (Б. М. Мелиоранского). Биографический очерк издан М. Рубцовым: «В. В. Болотов» (Тверь, 1900). См. еще А. Бриллиантов, «К характеристике ученой деятельности проф. В. В. Болотова» (СПб., 1901).