ЭСБЕ/Бродяжничество

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Бродяжничество
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Бос — Бунчук. Источник: т. IVa (1891): Бос — Бунчук, с. 695—696 ( скан · индекс )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Бродяжничество — юридический термин, имеющий у нас, в России, несколько иное значение, чем соответствующие ему выражения (vagabondage, Landstreicherei) в Западной Европе. В Германии, например, бродяжничеством признается бесцельный, обратившийся в привычку переход из одного места в другое, при неимении средств к жизни и нежелании приобретать их собственным трудом. Во Франции отличительные черты бродяжничества — неимение определенного местожительства, средств существования и занятия, дающего возможность добыть оные. При наличности этих условий Б. рассматривается как проступок, подлежащий наказанию. Мотивируется это, обыкновенно, тем, что люди без очага и промысла (gens sans aveu — как выражается французское законодательство), существуя на счет остального населения и ничем не связанные, представляют собой весьма опасный социальный элемент, доставляющий, как указывает уголовная статистика, самый большой процент всякого рода преступников. Наше законодательство признает бродягами как жительствующих где-либо, так и переходящих или переезжающих из места в место не только без ведома подлежащих полицейских начальств и без установленных на то видов, но и без всяких средств доказать настоящее свое состояние или звание или же упорно от сего отказывающихся. Следовательно, условием наказуемости Б., по нашему праву, является не праздность и неимение средств к существованию, а неуказание, по нежеланию или невозможности, или же ложное показание истинного своего состояния или звания. При этом для состава преступления необходима наличность обоих этих условий, так как лицо, не имеющее установленного паспорта, но могущее другими путями доказать свое состояние или звание, может подвергнуться наказанию лишь как беспаспортный (см. Паспорт), а не как бродяга. Кроме того, закон наш признает также бродягами и иностранцев, которые после двухкратной высылки за границу, с воспрещением возвращаться в Империю, будут снова задержаны в России, хотя бы лица эти и имели возможность доказать свое звание и состояние. Наказания, грозящие у нас за бродяжничество, весьма значительны. Это не может быть оправдываемо одним подозрением, что бродяга скрывается от уголовного преследования за какое-либо совершенное им преступление. Мотивами неуказания состояния и звания могут служить обстоятельства чисто личного свойства, не имеющие никакого отношения к уголовной юстиции; иногда же виновному в Б. и самому неизвестно его состояние. По нашему Уложению о наказ. угол. и исправ. (ст. 950—954), бродяга, называющий себя не помнящим родства или же под иным каким-либо предлогом упорно отказывающийся объявить о своем состоянии или звании и постоянном месте жительства, или давший при допросе ложное показание, присуждается к отдаче в исправительные арестантские отделения на четыре года, после чего, а равно и в случае негодности к работам в арестантских отделениях, водворяется в сибирских или других отдаленных губерниях, по усмотрению министерства внутренних дел. Женщины отдаются в тюрьму на тот же срок, а потом отправляются на водворение в Сибирь. Сверх этого наказания, за ложное показание о своем состоянии, звании и месте жительства бродяги подвергаются еще наказанию розгами от 30—40 ударов. Б. обоего пола, кои, по надлежащем освидетельствовании, окажутся глухими, слепыми и немыми, или за совершенною дряхлостью вовсе не способными к следованию в Сибирь, обращаются в приказы общественного призрения или заменяющие их учреждения; но губернские начальства обязаны стараться открыть истинное их происхождение, и в случае, если люди эти окажутся принадлежащими к городским или сельским обществам, возвращать их туда на счет обществ. Законом 1861 г. применение наказания за Б. обусловлено достижением 17-летнего возраста. Что касается подсудности дел о бродягах, то, по нашему Уставу уголовного судопроизводства (ст. 202 и 209), дела о бродягах, называющих себя не помнящими родства или сделавших ложные показания о звании своем и состоянии, подсудны окружному суду без участия присяжных заседателей. Бродяги судятся там, где они пойманы; но называющиеся чужими именами и пересланные в те места, из коих они показали себя бежавшими или вышедшими, в случае дознанной лживости показаний их, не возвращаются в место первоначального задержания, а предаются следствию и суду в том месте, в которое препровождены.