ЭСБЕ/Броунинг, Роберт

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Броунинг
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Бос — Бунчук. Источник: т. IVa (1891): Бос — Бунчук, с. 732—734 ( скан · индекс ) • Другие источники: ЕЭБЕ : МЭСБЕ : Britannica (11-th) : DNB (1901)


Броунинг (Роберт Browning) — самый выдающийся из новейших английских поэтов, считается на своей родине Шекспиром нашего времени; специальные «Броунинговские общества» в Англии и Америке (Browning-Societies) занимались еще при жизни поэта изучением и разъяснением этого непонятного толпе гения. Слава Б., именно вследствие особенностей его творчества, мало распространена за пределами Англии; в России Б. до сих пор почти совершенно неизвестен. Б. род. в Лондоне, 7 мая 1812 г., получил тщательное домашнее образование и гордился впоследствии тем, что Италия была для него Оксфордом и что путешествия заменили ему все факультеты. В ранней молодости Б. был охвачен общим увлечением Байроном, полное подражание которому видно в его первых балладах: «Death of Harold» и др. В 16 лет ему попались случайно в руки отдельные поэмы Шелли и Китса, оказавшие решающее влияние на его судьбу. Он писал впоследствии, что «Эпипсихидион» Шелли и «Ода соловью» Китса сделали его поэтом. Все попытки отца сделать из него практического деятеля он отклонил и отдался всецело своему поэтическому призванию. В 1831 году Броунинг печатает первую поэму «Pauline», в которой отразился пантеизм и эллинизм Шелли. Несмотря на большие недостатки поэмы, некоторые критики того времени (Фокс, Форстер) отнеслись к дебютанту как достойному преемнику Шелли, Кольриджа и др.; молодой поэт сразу попадает в блестящий литературный кружок Диккенса, Вордсворта и друг.; впоследствии лучшими его друзьями были В. С. Ландор и Тенисон. В 1833 г. Б. совершает путешествие сначала по России (где написал поэму «Иван Иванович»), потом по Италии; в Азолло задумана лучшая его лирическая драма «Pippa passes» и «Sordello», одна из самых непонятных его вещей. Вернувшись в Англию, Б. проводил большую часть времени вне Лондона, в Дульвичском лесу и в Кэмбервиле, где и написано большинство его драм: «Paracelsus», «Sordello», «Strafford»; последняя была поставлена на сцене, но с очень малым успехом. В 1849 г. Б. женился на знаменитой поэтессе Елисавете Баррет; болезненное состояние жены заставило его оставить Англию и поселиться во Флоренции, где супруги прожили, с редкими наездами в Лондон, до смерти Елизаветы Б. в 1861 г. Семейная жизнь Б. была необыкновенно счастлива и положила особый отпечаток спокойствия и душевного удовлетворения на творчество поэта. Вилла Б. во Флоренции, Casa Guidi, была всегда в распоряжении их литературных друзей, из коих некоторые (Hawthorne и друг.) описывали впоследствии счастливую обстановку дома, где все дышало любовью, верой и самой высокой поэзией. После смерти жены Б. с сыном вернулся в Англию. В 1866 г. он напечатал цикл поэм: «The Ring and the Book»; вскоре за тем появились: «Dramatis personae», «Herve Riel» и много друг. 1877 г. Б. провел в «La Saisiaz», возле Женевы, и написал там большую поэму «La Saisiaz». В 1889 г. поехал к сыну в Венецию и там умер 12 декабря 1889 г. Похоронен в Вестминстерском аббатстве.

Самые замечательные произведения Б., наиболее отразившие особенности его творчества: «Pippa passes» (Пиппа проходит), «The Book and the Ring» (Книга и кольцо), драмы «Paracelsus», «Sordello» и некоторые лирические поэмы. Пиппа в «Pippa passes» — молодая работница из Азолло, полная неземной чистоты помыслов, любви к природе и людям, сильная и счастливая в своем сознании благости Бога, перед которым все заслуги людей одинаковы (all service rank the same with God). Она проводит праздник Нового Года в наблюдении за жизнью людей, счастью которых она не завидует, чувствуя себя равной им перед Богом и природой. Ее невинная песнь, преисполненная вместе с тем дикой свободы, раздается как небесный хор, взывающий к любви и добродетели среди безотрадных картин человеческих страстей. Слыша ее, преступные любовники Зебальд и Оттима, только что убившие мужа Оттимы, отказываются от плодов своего преступления и решаются искупить его страданием и смертью. Песнь Пиппы заставляет художника Юлиуса вернуться к девушке, которую он хотел покинуть, узнав, что она орудие в руках его злых товарищей, — и заставляет некоего Луиджи исполнить свой долг перед отечеством. «Pippa passes», собственно говоря, не драма, так как в ней нет необходимых условий драмы — движения и цельности замысла. Это скорее ряд драматических сцен, из которых некоторые достигают поразительной силы и красоты. Самая замечательная — сцена между Зебальдом и Оттимой, истинно шекспировская по трагизму и тонкости психического анализа. Зебальд, жалкий в своих бесплодных попытках заглушить совесть, возненавидевший сразу женщину, из-за которой совершил преступление; Оттима, в душе которой преступление лишь воспламенило страсть — оба представлены с потрясающей силой. Лирическая часть «Pippa Passes», по музыкальности и поэтическому полету может быть поставлена наряду с лучшими образцами английской поэзии.

«The Ring and the Book» принадлежит к эпохе полного развития таланта Б. и считается его шедевром. Сюжет, почерпнутый из старого итальянского предания, сам по себе очень беден и, как заметил в свое время Карлейль автору, мог бы уместиться со всеми подробностями в газетной заметке. В 12-ти книгах поэмы (21 тыс. стихов) рассказано убийство графом Гвидо Франчески жены его Помпилии за мнимую измену. Каждая книга — показание одного из заинтересованных лиц: графа, умирающей Помпилии, каноника Капонсачи, содействовавшего Помпилии в бегстве от мужа и тем возбудившего подозрение, и др. В «R. а. В.», как и в «Pippa Passes», нет ни единства сюжета, ни единства действия; интерес сосредоточен на обрисовке характеров и душевного состояния отдельных лиц; одно и то же событие в устах разных людей принимает другой характер. Лучшие из книг — страстный монолог Капонсачи и детски наивная речь Помпилии, которая в своей неземной чистоте не может справиться с жизнью и принимает удары судьбы, не противясь им. Помпилия и отчасти Капонсачи принадлежат к одному типу с Пиппой: та же непосредственная душевная чистота, не допускающая борьбы и двойственности в действиях, та же отчужденность от жизненных условий. В остальных книгах поэмы (кроме той, где говорит папа) много длиннот и неровностей. В общем «The Ring and the Book» производит впечатление грандиозно задуманных элементов драмы, само же исполнение (кроме указанных частей) не художественно и утомляет постоянными пересказами одних и тех же событий. «Парацельзий», напечатанный в 1835 г. — драматическая поэма в белых стихах; автор в предисловии говорит, что он не следовал правилам драматического искусства, так как хотел представить не ряд внешних событий, а развитие душевных настроений. В выборе героя поэмы сказывается пытливый ум Б., сильно интересовавшегося наукой и относившегося с энтузиазмом к победам человеческого ума. Он увлекся таинственной личностью алхимика и, изображая в Парацельзии борьбу возвышенной человеческой души с жизненными препятствиями, не избег сам мистицизма. В общем туманная драма, не лишена, однако, поэтических мест; в особенности красивы описания. Трагедия «A Blot in the scutcheon» (Пятно на гербе) есть уступка поэта старинным понятиям о драматическом искусстве. Она написана в духе сенсационных драм и заканчивается «очисткой сцены» повальными самоубийствами. В характерах Мильдред и ее брата есть глубокие черты, но в общем трагедия риторична, за исключением нескольких лирических мест, как, напр., песнь в 1-м акте: «There is a woman like a dew-drop, she’s so purer than the purest». Другая драма, «Sordello» (1840), принадлежит к самым непонятным произведениям Б. Тенисон говорил, что можно в ней понять лишь две строчки, да и те заключают в себе ложь, именно первую: «Who will, may hear S’s story told» (кто хочет, может узнать историю Сорделло) и последнюю: «Who would has heard Sardello’s story told» (кто хотел, узнал историю Сорделло). Карлейль рассказывает, что после очень тщательного чтения « Сорделло», жена его никак не могла себе уяснить, собственно, что или кто такой Сорделло: человек, город или книга.

Из поэм Б. следует отметить сборники: «Jum-Album», «Men and Women», «Sauls Tragedy», драму «Luria», напоминающую Отелло, «Assolando», «Dramat. romance» и др. Для нас имеет интерес его поэма «Иван Иванович», в которой, несмотря на неправдоподобность описываемых событий, проскальзывает некоторое знание русской жизни и понимание славянской души.

Броунинг — поэт-философ, у которого мысль нередко преобладает над художественностью. Отсюда его туманность, непонятность, которая, между прочим, немало способствовала развитию культа Б. в Англии: желание «отгадать» мысль некоторых его поэм играет немалую роль в увлечении поэзией Б. Самая характерная иллюстрация того, до чего доходит излишний пыл толкователей поэта — судьба его поэмы «Child Roland». Восторженные поклонники Б. увидели в ней новое мировоззрение, на основании которого хотели основать целую философскую школу; оказалось, по объяснению самого автора, что «Ch. R.» — фантастическая поэма, написанная в два дня без всякой философской arri èrepensé e. В своем неутомимом исследовании движений человеческой души, в постоянно затрагиваемом им вопросе о смерти, Б. оптимист. Он любит жизнь и людей и потому верит в загробную жизнь, которая является для него как бы вознаграждением за кратковременность существования на земле (стихотворение «Prospice» и др.). Безыскусственная, светлая и искренняя вера в Бога и в загробную жизнь налагает отпечаток спокойствия и жизнерадостности на его поэзию. «Никогда не говорите, что я умер», — говорит он, удивляясь, почему все современное искусство отражает ужас человека пред смертью. Жизнь на земле ему рисуется в светлых красках: God’s in his heaven — All’s right with the world (Бог на небе — все хорошо на земле). Против земных страстей и скорбей он видит лекарство в вере и любви Бога. Но не в философских воззрениях Б. заключается значение его для литературы. Он прежде всего поэт и, как таковой, несомненно, самый выдающийся из поэтов нашего времени по драматизму изображения человеческих страстей и по несравненной прелести лирических мест. Пренебрегая внешним реализмом, Б. создал целый ряд фигур, в которых воплощена высшая правда: Пиппа, Помпилия, Мильдред — не жизненные типы, а поэтические символы правды и простой, не знающей борьбы и колебаний добродетели. Рядом с ними яркие воплощения земных страстей в Гвидо, в Капонсачио, в Лурии, и пытливого человеческого ума, жаждущего истины — в Парацельзии, свидетельствуют о драматической силе Б. Он понимает задачи драмы по-своему и лишает ее движения и единства, но вводит взамен этого читателя в тайники человеческой души, освещая их своим жаждущим истины и света умом. Эта жажда познания природы, находящая себе пищу в каждом явлении жизни, как бы оно ни было незначительно — одна из самых характерных черт Б.; английские критики его больше всего превозносят за этот «wondering spirit», который формулирован самим поэтом в речи немецкого студента Шрама в «Pippa Passes». Самое полное собрание сочинений Б. вышло в Лондоне в 1888—89 (в 16 томах). Из множества других изданий интересно издание Tauchnitz’а 1872 г., куда вошли извлечения из лучших его сочинений.

Полная библиография сочинений о Броунинге находится в книге В. Шарпа: «Life of R. Browning» (Лонд., 1890, изд. Great Writers), и в Анналах основанного в 1881 году Browning-Society (Browning-Society’s Papers).