ЭСБЕ/Будищев, Алексей Николаевич

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Будищев, Алексей Николаевич
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Бааде — Бялыницкий-Бируля. Источник: доп. т. I (1905): Аа — Вяхирь, с. 327—328 ( скан · индекс ) • Другие источники: МЭСБЕ
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Будищев (Алексей Николаевич) — талантливый писатель. Род. в 1867 г. в дворянской семье Саратовской губ.; мать — полька. Учился на медицинском факультете Московского университета. С увлечением занимался зоологией, но почувствовал себя совершенно не способным заниматься науками терапевтическими и с 4-го курса ушел. Писать начал еще студентом и с 1886 г. стал деятельным сотрудником «Будильника», «Рус. Сатирич. Листка», «Осколков», позднее «Рус. Жизни», «Петерб. Газеты», «Нового Времени», «России», «Руси». Помещал также свои произведения в «Ниве», «Живоп. Обозр.», «Север. Вестнике», «Вестнике Европы». Часть многочисленных рассказов, очерков, небольших романов и стихотворений собрана им в книжках: «Степные волки» (СПб., 1897), «Разные понятия» (СПб., 1901), «Распря» (СПб., 1901), «Пробужденная Совесть» (СПб., 1900), «Лучший друг» (СПб., 1901), «Я и он» (СПб., 1903), «Солнечные дни» (СПб.), «Стихотворения» (СПб., 1901). Всего слабее большие повести и романы Б.: неудачное подражание Достоевскому в «Я и он», обличение доморощенного ницшеанства в «Лучшем друге», бульварная уголовщина в «Степных волках». Настоящее его призвание — литературная миниатюра. Небольшие рассказы его и в частности те, которые вошли в лучший его сборник — «Разные понятия», — написаны очень колоритно, с блестками настоящего юмора, с уменьем на небольшом пространстве газетного фельетона ярко обрисовать положение и целый тип. Он очень тонко чувствует природу, любит лес, степь и умеет передать свои настроения читателю. Вообще в ряду представителей созданного у нас Чеховым небольшого рассказа Б. по художественным ресурсам должен был занять одно из первых мест. Он не занял, однако, такого соответствующего его природным дарованиям положения в литературе, потому что лишен того, что можно назвать художественным миросозерцанием; у него нет определенного взгляда на жизнь. С талантом подмечая и воспроизводя отдельные черточки действительности, Б. не только не дает совокупностью своих произведений общего освоения русской жизни, но даже в каждом отдельном рассказе не выдерживает типичности и быстро сбивается на анекдот. Фатальное влияние на художественную ценность рассказов Б. оказало тяготение к уголовщине, без которой не обходится почти ни одно из его произведений. Чрезмерное для правдивой картины русской жизни место занимают также в его рассказах адюльтер и ревность. Столь характерное для русской общественности «пробуждение совести» более чуткого свойства совершенно ускользнуло от внимания Б. Тот, кто хотел бы познакомиться с русскою жизнью конца XIX века по его произведениям, пришел бы к странному заключению, что кроме всякого рода хищников в прямом смысле этого слова ничего у нас не было тогда. Народная жизнь тоже очень односторонне взята у Б. — большею частью со стороны дикой тьмы невежества, в ней царящей. В общем, погоня за эффектом внешним ослабила у Б. разработку эффектов более тонких. — Б., особенно в начале своей деятельности, писал очень много стихов, только меньшая часть которых вошла в сборник его стихотворений. Он обладает хорошим стихом, в юмористических пьесах бойким, в других — легким, мелодичным, порою даже живописным. В ряду стихотворений последнего рода пользуется известностью небольшая картинка древнеримской жизни — «Триумфатор». В общем, однако, он лишен определенной поэтической индивидуальности. У него нет своей излюбленной области воспроизведения, нет своих собственных настроений. Он пишет на самые разнообразные темы — чаще всего, впрочем, в стиле нарядных песен Фофанова о весне и любви, — но это не захватывает ни его самого, ни читателя. В сотрудничестве с А. М. Федоровым Б. переделал в драму свой рассказ «Катастрофа».