ЭСБЕ/Буланже и Буланжизм

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Буланже и Буланжизм
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Бос — Бунчук. Источник: т. IVa (1891): Бос — Бунчук, с. 887—889 ( скан · индекс ) • Другие источники: ВЭ : МЭСБЕ


Буланже и Буланжизм (Жорж-Эрнест-Жан-Мария Boulanger) — французский «бравый генерал»; род. в Ренне в 1837 г., скончался в Брюсселе 30 сентября (нов. стиля) 1891 г. Образование Б. получил в Нантском лицее, а затем в 1855 г. поступил в С.-Сир и в 1856 г. был произведен в подпоручики. В семейной жизни Б. был несчастлив: жена его, набожная янсенистка, не сходится с ним ни в чем, и они скоро расстаются. Появившись среди блестящего парижского общества, В. скоро делается всеобщим любимцем и французских женщин в особенности. Привязанность одной из них, г-жи Боннемен, имеет громадное значение во всей его жизни и даже в решительную минуту смерти. Будучи еще молодым подпоручиком, Б. участвовал в Африканской экспедиции, затем в Итальянской войне, в походе в Индокитай и наконец во Франко-Прусской войне 1870 г. Сначала он командовал батальоном; затем, произведенный в подполковники, участвует в защите Парижа, получает довольно опасную рану в плечо и в награду за это — офицерский крест Почетного легиона. Командуя частью дивизии в 12000 человек, храбро защищавшихся и не давших себя обезоружить, Б. после капитуляции Парижа отправился на защиту южных крепостей Франции. В 1874 г. Б. производится в полковники. В 1882 году Буланже, призванный начальствовать над пехотою, проектирует целый ряд военных реформ. В промежутке он совершает путешествие в Америку с дипломатическим поручением от республики, и это положило начало его политической деятельности. В феврале 1884 г. Б. производят в дивизионные генералы, а в январе 1886 г. он занимает пост военного министра в кабинете Фрейсине. В это время он сосредоточивает все свое внимание на нововведениях во вверенном ему министерстве: удачно разрешает вопрос об унтер-офицерах, производит важные изменения в дислокации армии, упрощает мобилизацию и сосредоточение ее, принимает лебелевскую винтовку, вводит снаряды с меленитом, хлопочет о защите границ Франции, об образовании войска, об его материальном положении, при чем входит в мельчайшие подробности, уничтожает воскресные смотры и т. п. Пользуясь популярностью в армии, Б. не потерял ее как министр; доверие солдат — это сила, с которою приходится считаться, и генерал Б. имел эту силу за собою. Сам он не был политическим деятелем — для этого у него недоставало выдержки; но, втянутый в партию, получившую название «буланжистской», он создал целое течение, известное под именем «буланжизма». Популярность Буланже в период вступления его в министерство дала повод возложить на него надежды, как на предводителя партии. Вокруг Б. образуется своеобразная партия «демократов», которая в основу программы своей деятельности поставила борьбу с существующим порядком, но с таким оттенком, что в решительную минуту легко было ожидать присоединения к ней всех революционеров крайней левой стороны. В самом начале вступления Б. в министерство его уговаривали произвести переворот при помощи верной ему армии; но сам Б. отклонил какой бы то ни было решительный шаг, опасаясь в случай неудачи больших бедствий для Франции. В передвижениях, сделанных им в 9 и 10 бригадах, его противники увидали какой-то политический маневр и потребовали от него объяснений. Объяснения Б. перед палатой только увеличили его популярность; он заявил, что считает невозможным вмешивать армию в политические вопросы и подрывать таким образом дисциплину в ней, борцом за которую он всегда был.

Промежуток между министерством Фрейсине и следующим за ним Гобле послужил на пользу Буланже. В это время его прочат в диктаторы, но опять он сам боится решительных мер. Приверженцы Б., так наз. буланжисты, не щадят никаких средств для увеличения его популярности; брошюры в этом направлении, портреты генерала распространяются повсюду, особенно в провинции. Появляется много стихотворений, где он прославляется, как храбрый генерал, как любезный и блестящий рыцарь. К этому времени Б. удается достигнуть популярности и в парламенте; значение это, однако, продолжается недолго; с распадением министерства Гобле, вследствие разных бюджетных вопросов, колеблется и значение Б.; он должен подать в отставку.

Роялисты, видя Б. оставленным его друзьями и самого его в нерешительности, уговаривают его сделаться их союзником; Б. поддается, тем более, что боясь торжества монархистов, он предвидит опасность гражданской войны, а потому готов на все, «лишь бы только но дать восторжествовать Ферри», выставившего свою кандидатуру в президенты республики. С этого момента начинаются тайные сношения Б. с роялистами и с графом Парижским, которые ставят его в двуличное положение относительно радикальной партии, некоторые сторонники которой остаются еще его друзьями. Им Б. не смеет сознаться, что он в сношении с правой стороной, которую он намерен, в случае надобности, обмануть. Диллон служит тайным посредником между Буланже и графом Парижским. Популярностью Буланже хотят воспользоваться монархисты: он должен сделать воззвание и с помощью преданного ему войска покончить с республикой. Его утешают, что новая форма правления будет та же республика, только с полновластным лицом во главе, и этим лицом должен был быть граф Парижский, согласие которого уже имелось. После переворота генерал Б. должен был сделаться главным начальником войска. Партия радикальная, видя, что монархическая партия грозит восторжествовать, решается пожертвовать своим кандидатом в президенты Фрейсине и выставляет нового — Карно, который и получает большинство голосов. Б. не удается стать во главе военного министерства — и с этого момента усиливаются интриги роялистов, отыскиваются деньги для подкупов; деньги эти дает герцогиня Исез, верившая в спасение Франции через восстановление монархии и горячо преданная генералу Б. Образована была целая комиссия по расходованию денег в местностях, где должны были выбирать Б. депутатом. Комиссия эта известна была под именем «Комитета кошелька герцогини». И действительно, Б. избирается депутатом в нескольких департаментах. Он был в это время в Клермон-Ферране, куда его назначили командиром 13 корпуса. Парламент, видя все продолжающиеся волнения в пользу Б., опасается с его стороны какого-нибудь решительного шага. При посредстве военного министра генерала Ферроля он приговаривается к трехдневному аресту за нарушение дисциплины, а именно за то, что он переодетым явился в Париж, когда должен был быть на месте службы. Эта отлучка имела не столько политический характер, сколько романтический, так как Буланже приезжал в Париж на свидание с госпожою Боннемен, женщиной, которой он был верен и которая сама питала к нему неограниченную страсть; любовь к этой женщине оказалась в Буланже сильнее его политического тщеславия, как это и доказала его трагическая смерть. Арест Б. увеличил его популярность. Образуются органы буланжистского направления, напр. «Cocarde». Овации, которые были сделаны Буланже на вокзале, при его возвращении в Клермон, показали, что партия его сильна. Образовавшаяся партия под именем «республиканского комитета национального протеста» объявила, что будет всеми силами поддерживать кандидатуру Б. А это, в свою очередь, вызвало образование совета, с генералом Феврие во главе, для расследования дела Б., и 27 марта 1888 г. президентом республики было подписано официальное увольнение его от службы, причем пунктами обвинения были выставлены: самовольные отлучки со службы и предание гласности письма своего к военному министру, в котором он оправдывался во взводимых на него обвинениях. Выбранный несколькими департаментами, он 19 апреля появляется в палате. Появление это снова вызывает большие беспорядки. Следует ряд выборов Б. в провинциях. В это время, как казалось, слава Б. достигла апогея; надежды, возлагавшиеся на диктатуру его, были большие; он должен был сделать переворот, удалить Карно, призвать графа Парижского; что касается министерских портфелей, то они заранее были распределены, и все надеялись, что Б. исполнит свое слово. Радикальная партия, зная о больших сборах, которые производились в пользу Б., не знала источника, откуда они идут, и некоторые ее члены рассчитывали на Б. Выборы 27 января в департаменте Сены повернули все дело буланжизма — Б. не был выбран, его резкие речи в палате довели дело до решения верховного суда об его аресте. Решение это состоялось в марте месяце.

Друзья его разделились: радикалы советовали ему не уезжать и не избегать суда, монархисты же советовали уехать. Есть основание предполагать, что само правительство хотело, чтобы Б. уехал из Франции и избег суда, так как собственно веских обвинений оно не могло привести против него; есть также основание думать, что отношения его к г-же Боннемен повлияли на решение его уехать. 14 марта Б. в Париже не оказалось; чтобы оправдать себя перед своими сторонниками, он запасся письмами от некоторых лиц, которые будто бы советовали ему удалиться из Франции; но скоро радикалам удалось вернуть его и уговорить остаться. Б. сделал вид, что соглашается, но 1-го апреля 1889 года исчез окончательно из Парижа; у него не достало храбрости предстать перед судом. Поддерживаемый любимой женщиной, которая ни за что не хотела его видеть арестованным, запутавшись в двойной игре обмана двух противоположных партий, одинаково возлагавших на него надежды, предвидя близость развязки, с которою справиться ему было не под силу, он решил послушаться только голоса сердца и удалиться от всех интриг, в уединение. Друзья его узнали только вечером 1-го апреля, что он, переодетый, в сопровождении дамы уехал по направлению к Брюсселю и уехал с тем, чтобы больше не вернуться. Буланжистская партия на том не успокоилась, надеялись еще его уговорить когда-нибудь вернуться, но и тут он действовал неискренне: принимал будто бы участие в движении в свою пользу, сам же не имел намерения вернуться. Летом 1891 г. умирает г-жа Боннемен, и тогда же, можно сказать, умирает Б. для мира политического; все его интересы сосредоточиваются на могиле любимой женщины. 30 сентября (нов. стиля) телеграф принес весть о самоубийстве Буланже. Для многих знавших его такой конец его не был неожиданностью. Это малодушие совершенно соответствовало прежнему его образу действий: он не сумел остаться и бороться в то время, как г-жа Боннемен не захотела больше жить в Париже; он не сумел подчиниться дисциплине и покидал свой пост в Клермон-Ферране, потому что она была в Париже. Он умер не как солдат, не как государственный деятель, а как романтик. Вся его бурная жизнь, полная приключений самого разнообразного характера, свелась на ничто; он ничего не довел до конца; идея, державшаяся его именем, распалась с его бегством, искра этой идеи тлела, пока он был жив: надеялись еще, что пройдет немного времени и он явится во главе все еще любившего его войска; но с его смертью и эта искра потухла.

Самоубийство Буланже завершает целый цикл событий, стремлений и помыслов, которые еще недавно играли важную роль не только во Франции, но и в политических отношениях всей Европы. Если не сам Б., то известное политическое течение, окрещенное именем «буланжизма», имело одно время довольно сильные корни во внутреннем положении Франции и поддерживалось отчасти настроением, заявлявшим о себе далеко за пределами этой страны; мало того, даже в последние годы, после разоблачения и падения Буланже, сосредоточившиеся около его имени стремления и надежды не были устранены окончательно и поддерживали существование известной «буланжистской партии», которая ждала только случая, чтобы возобновить свою агитацию. Теперь расчетам этой партии нанесен окончательный и едва ли поправимый удар.