ЭСБЕ/Бунге, Николай Христианович

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Бунге
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Бааде — Бялыницкий-Бируля
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Бос — Бунчук. Источник: т. IVa (1891): Бос — Бунчук, с. 927—929 ( скан · индекс ); доп. т. I (1905): Аа — Вяхирь, с. 334 ( скан · индекс ) • Другие источники: БЭЮ : ЕЭБЕ : МЭСБЕ : НЭС


Бунге (Николай Христианович) — публицист и государственный деятель, происходит из дворян евангелического исповедания, род. 11 ноября 1823 г. в Киеве, где отец его служил врачом и считался опытным медиком, преимущественно по детским болезням, образование получил в 1-й Киевской гимназии и в Университете св. Владимира, где кончил курс в 1845 г. со степенью кандидата законоведения. 31 октября того же года Б. определен был преподавателем законов казенного управления в Лицей князя Безбородко, а по защите в 1847 году магистерской диссертации: «Исследование начал торгового законодательства Петра Великого» («Отечеств. Записки», 1850 г., т. LXVIII, № 1) утвержден был 19 декабря 1847 г. профессором Лицея, в каковой должности и оставался до 31 октября 1850 года. В Нежине Бунге примкнул к небольшому кружку передовых людей, имевшему благотворное влияние не только на учащуюся молодежь, но и на окружающую среду, педагогическую и общественную. В темном уездном захолустье он явился горячим миссионером европейской науки и гражданственности; как профессор, он деятельно заботился о поднятии уровня развития своих слушателей: чтобы сделать доступными для избранных им студентов сокровища европейской науки, Б. давал в своей квартире уроки по иностранным языкам. Эту редкую и симпатичную черту — любить все молодое и чуять в молодом все даровитое, Б. сохранил и впоследствии, когда (в 1850 г.) сделался профессором в Университете св. Владимира, и в этом же лежит разгадка чрезвычайного успеха его университетских лекций. 16 июня 1852 г. Б. был удостоен Киевским университетом степени доктора политических наук за диссертацию: «Теория кредита» (Киев, 1852) и в том же 1852 г. утвержден экстраординарным профессором, а в 1854 г. — ординарным профессором по кафедре политической экономии и статистики. В 1865 г., когда прекратил свои лекции профессор полицейского права Н. Д. Иванишев, преподавание этого предмета временно поручено было Б., который в 1869 году окончательно переменил прежнюю кафедру политической экономии и статистики на кафедру полицейского права. Полицейское право не представляется Б. цельной наукой; в учении о безопасности (законы благочиния) он видит часть государственного права, а в учении о благосостоянии (законы благоустройства) — прикладную часть политической экономии. Сообразно с этим, в его курсе «Полицейского права» (5 вып., Киев, 1873—77), который остался неоконченным и в котором он успел изложить только некоторые отделы благоустройства, преобладает экономическая точка зрения. Но при изложении теории экономических вопросов автор не ограничивается одними общими началами, так как, по его мнению, изучение одних общих законов, без связи с фактами, в коих эти законы обнаруживаются, легко вырождается в сухую и отвлеченную схоластику, могущую иметь интерес для специалистов, но бессильную разрешить жизненные вопросы. Кроме начатого курса полицейского права, Б. издал еще для своих слушателей «Курс статистики» (Киев, 1865; 2 изд., 1876) и «Основания политической экономии» (Киев, 1870). Университетская деятельность Б. не исчерпывалась одними только преподавательскими занятиями. В трудные дни университетской жизни, когда университеты лишались самоуправления, Б., в должности ректора по назначению (с 1859—1862 г.), с достоинством стоял во главе Киевского университета. Но и по возвращении университетам избирательного права Б. дважды был избираем ректором того же Киевского университета и состоял в этой должности с 1871—1875 г. и с 1878—1880 г. В 1876 г. Б. утвержден в звании заслуженного профессора: в 1880 г. он оставил Университет.

Б. принадлежал к числу тех ученых-профессоров, которые не замыкаются в глухие стены своего кабинета. Обладая светлым и обширным умом, он не мог не отзываться на общественные вопросы, которые жизнь ставила на очередь. Результатом такой его отзывчивости был целый ряд более или менее капитальных статей, помещенных им в разных периодических изданиях, начиная с 1852 г. Таковы статьи, относящиеся к ожидавшейся тогда крестьянской реформе (в «Отеч. Записках», 1858 г. № 8 и в "Русск. Вестнике 1859 г., № 2 и 8), к распространявшемуся новому виду промышленных предприятий в форме акционерных обществ (в «Журнале для акционеров», 1855 и 1858 г.) и многие другие, между которыми нельзя не отметить его замечаний об устройстве учебной части в университетах (в «Русск. Вестнике», 1858 г., т. XVII) и о банковой политике (в «Сборнике Государственных Знаний», т. I, 1874). Важное практическое значение имело и его исследование: «Товарные склады и варранты» (Киев, 1871); но особое внимание обратили на себя его исследования о способах восстановления у нас правильного денежного обращения, потрясенного, между прочим, чрезмерным выпуском бумажных денег. Сюда относятся следующие труды: «О восстановлении металлического обращения в России» (Киев, 1877); «О восстановлении постоянной денежной единицы в России» (Киев, 1878) и статьи в «Сборнике Госуд. Знаний», т. VI, 1878 и т. VIII, 1880 г. Кроме того, Б. перевел и дополнил сочин. А. Вагнера: «Русские бумажные деньги» (Киев, 1871).

Учено-литературная деятельность даровитого финансиста рано обратила на себя внимание правительства. Еще в 1859 г., когда созревала крестьянская реформа, Б. вместе с опытнейшими нашими финансистами приглашен был от Высочайшего имени к участию в финансовой комиссии, имевшей своею обязанностью приискание оснований и способов окончательного разрешения крестьянского вопроса посредством выкупа наделов при содействии правительства. Затем, снова призванный в Петербург для участия в обсуждении нового университетского устава (1863), Бунге получил поручение преподавать науку финансов и политической экономии покойному наследнику Цесаревичу Николаю Александровичу. В основу лекций, которые он читал своему царственному ученику с 3 сентября 1863 по 11 июня 1864 года, Б. положил переведенную им на русский язык книгу Карла фон Гока: «Налоги и государственные долги» (Киев, 1865), о которой один из биографов Б. сказал, что «страна, правитель коей усвоил бы себе воззрения Гока на налоги и государственное хозяйство, могла бы быть счастливою». По возвращении своем в Киев, Б., не оставляя университетских занятий, принял предложенную ему должность управляющего Киевскою конторою государственного банка. Стоя таким образом у самого источника кредитн. операций, Б. получил возможность на практике проверять указания теории финансов. С этого времени голос его приобретает решающее значение в вопросах финансовых, и общественное мнение начинает обращаться к нему за указаниями, как выйти из нашего далеко не блестящего финансового положения. Вступление Б. в 1880 г., в должность товарища министра финансов, а вскоре за тем, в 1881 г., и министра финансов, встречено было с полным сочувствием и большими надеждами. Шестилетнее управление его министерством финансов (1881—86) совпало с весьма тяжелым финансовым периодом. Некоторое оживление в промышленной жизни и в поступлении государственных доходов, замечавшееся после войны, уже в 1880 г. улеглось, и затем наступила реакция. К тому же два года сряду — 1884-й и особенно 1885-й — ознаменовались почти повсеместным в империи неурожаем хлебов и трав, что в свою очередь вызвало неблагоприятные последствия для промышленности и торговли, закрытие многих фабрик и заводов в промышленном районе, торговые банкротства и уменьшение заграничного отпуска. Уже первую свою государственную роспись (1881 г.) новый министр финансов свел с дефицитом в 50 млн рублей, и с тех пор дефициты не прекращались во все управление его министерством — явление, почти неизвестное предшествующему десятилетию (1871—1880), когда одна только роспись 1878 г. была сведена с дефицитом в 21 млн руб., хотя и тогда при исполнении росписей вместо ожидавшегося избытка доходов над расходами иногда оказывался недобор. Но по тому или иному сведению росписи нельзя еще судить о деятельности министерства финансов. Пробным камнем для этой деятельности могут служить меры по изысканию способов к достижению равномерного и справедливого обложения плательщиков, а также попечения о производительных силах народа, этого главного источника государственной силы и богатства. В том и другом отношении управление Н. X. Бунге ознаменовалось мероприятиями первостепенной важности. Уже в начале прошлого царствования выдвинут был вопрос о необходимости уничтожения старинного различия между податными и неподатными сословиями; но лишь Н. X. Бунге перешел наконец от проектов и предположений к действительному исполнению и провел отмену подушной подати и обращение оброчной подати в выкупные платежи. Но главная заслуга Н. X. Бунге, как министра финансов, заключается в указании пути, которого наше финансовое законодательство должно держаться в своем дальнейшем развитии. Этот путь — установление подоходного налога, который в настоящее время признается наиболее справедливым и целесообразным способом обложения, и на который у нас впервые официально указано было во всеподданнейшем докладе, приложенном к росписи на 1884 г. Но Н. X. Бунге, опасаясь потрясения существующих хозяйственных отношений, не решился сразу проектировать общий подоходный налог, а на первое время удовольствовался установлением ряда частных налогов, имеющих значение переходных мер, подготовляющих введение общего подоходного налога. Сюда относятся: налог на доход с процентных бумаг, процентный и раскладочный сбор с промышленных предприятий, а отчасти и налог с имуществ, переходящих безмездными способами. Значение подготовительной меры к введению общего подоходного налога имело и учреждение податной инспекции, которая и помимо этого значения своего в будущем оправдала свое существование, так как в первый год учреждения она с лишком в два раза окупила расходы на свое содержание одним лишь более правильным поступлением торговых сборов. Уже одни эти первые шаги по привлечению достаточных классов к участию в податном бремени, в связи с отменою подушной подати и понижением выкупных платежей, должны были благоприятно отразиться на производительных силах народа; но Н. X. Бунге принимал и прямые меры к экономическому преуспеянию страны. Сюда относятся учреждение Крестьянского поземельного банка, закон 1 июня 1882 г., сделавший первый и удачный шаг на пути регламентации фабричного труда в интересах рабочих, и правила 26 апр. 1883 г., положившие начало более правильному устройству городских и частных банков. Менее благоприятные результаты дала его таможенная политика, сделавшая столько уступок протекционизму, его питейная реформа 1885 г., учреждение Дворянского поземельного банка и некоторые другие частные меры. Немногим министрам пришлось вынести столько нападений со стороны печати (в особенности со стороны «Московских Ведомостей»), и немногие относились к ним столь спокойно, не прибегая к защите карательной административной власти и ограничиваясь официальными опровержениями строго фактического характера.

В январе 1887 г. Н. X. Бунге оставил пост министра финансов и назначен был председателем комитета министров. Н. X. Бунге был избран в почетные члены разных обществ, университетов: Петербургского, Новороссийского, св. Владимира и Академии наук; в 1890 г. принял звание ординарного академика по политической экономии и издал книгу: «Государственное счетоводство и финансовая отчетность в Англии» (СПб., 1890), при составлении которой автор наряду с литературой предмета, пользовался целым рядом практических сведений, доставленных ему агентами нашего министерства в Париже и Лондоне.

Дополнение[править]

* Бунге (Николай Христианович) — экономист и государственный деятель; ум. в 1895 г.