ЭСБЕ/Бурачек, Степан Анисимович

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Бурачек
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Буны — Вальтер. Источник: т. V (1891): Буны — Вальтер, с. 7 ( скан · индекс ) • Даты российских событий указаны по юлианскому календарю.
Энциклопедии: МЭСБЕ : РБС
Википроекты: Wikisource-logo.svg Викитека Wikipedia-logo.png Википедия Commons-logo.svg Фото, аудио и видео Wikidata-logo.svg Данные

Бурачек (Степан Анисимович) — корабельный инженер и писатель, генерал-лейтенант; род. в 1800 г.; воспитывался в училище корабельной архитектуры, по окончании которого оставлен был в нем преподавателем. С 1821 г. Б. служил 10 лет в Астрахани, куда, по его представлению, была переведена из Казани верфь; здесь же по его чертежам построено до 30 судов. В 1831 г. Б. переведен в Петербург преподавателем теории и практики кораблестроения в офицерских классах при Морском корпусе, где состоял до 1864 года. По своей специальности Б. издал: «Наука и искусство корабельного зодчества», «Попытка упростить пиротехнику и вообще отопление» (СПб., 1867) и др.

В своей литературной деятельности Б., по меткому определению Аполлона Григорьева («Оппозиция застоя», сочинения, I, 580), был весьма последовательным представителем чистого застоя. Отличительным свойством его направления было отрицательное отношение ко всему современному и стремление насильственно удержать отжившую старину. В критических статьях «Маяка», автором которых являлся преимущественно Б., постоянно раздавались сетования на упадок и растление современной литературы, на ее безнравственность и безбожие, на стремление новых писателей возводить в идеал преступление; новая поэзия, по мнению Б., представляла «вертеп разбойников»; все герои Пушкина были «уголовными преступниками»; Пушкин, — писатель с дарованием чисто внешним, «до полусмерти» захваленный приятелями, — «уронил русскую поэзию по крайней мере десятилетия на четыре». Осуждая, наряду с Пушкиным, также и Лермонтова, Б., с другой стороны, признавал «колоссом» Марлинского и ставил романы Булгарина в ряд высоких литературных образцов. Подобные взгляды, в соединении с крайним ханжеством, проводились в «Маяке», во все время существования этого журнала, с большой последовательностью и наложили на него совершенно своеобразный отпечаток.