ЭСБЕ/Валежник

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Валежник
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Буны — Вальтер. Источник: т. V (1891): Буны — Вальтер, с. 402 ( скан · индекс ) • Другие источники: БСЭ1 : МЭСБЕ : ТСД1 : ТСД2


Валежник, валеж, валежный лес, лежина, падалица. — Это лес буреломный, ветровальный, обломанный навалом снега или ожеледью и т. п., даже срубленный и полуобработанный, но почему-либо не вывезенный, брошенный в лесной даче, часто как забракованный — фаутированный, и вообще всякий поваленный или лежащий на земле лес, у которого последовало уже некоторое понижение технических качеств, а следовательно, и ценности. В нашем законодательстве не встречается точно сформулированного определения понятия о валежнике, но из сопоставления различных статей Лесного Устава можно видеть, что нахождение леса уже не на корне и меньшая его ценность, сравнительно с растущим, считаются по закону признаками В., и последний отличается от сухоподстоя и бурелома; так, например, по статье 410, в видах сбережения казенных лесов в Ставропольской губернии воспрещается из них продажа не только растущего, но и сухоподстойного леса, а предоставляется частным лицам покупать только В.; точно так же в 282 статье разрешается птицеловам из бывших государственных крестьян бесплатное пользование в казенных дачах определенным количеством деревьев известных размеров из В., сухоподстойного и буреломного леса. Разрешая управлениям государственными имуществами продажу В. ниже таксовой стоимости (ст. 232), что в отношении растущего леса может быть сделано только с дозволения министра, — закон, очевидно, считает В. малоценным материалом, хотя и допускает, что, смотря по состоянию валежника, из него могут быть заготовлены не только дрова, но и строевой (ст. 282) и поделочный лес (ст. 684).

Накопление В. в лесу весьма опасно для самого дальнейшего существования леса, так как он, представляя удобную пищу для огня, в случае возникновения лесного пожара способствует быстрому его распространению на значительные пространства и, кроме того, служит гнездилищем различных вредных насекомых, в особенности короедов, которые, размножаясь, переходят с него и на растущие деревья, уничтожая часто десятки и даже сотни тысяч десятин ценного леса. Поэтому в благоустроенном лесном хозяйстве обращается особенное внимание на своевременное удаление В. из леса — уборку его (требование ст. 168 Лесного Устава относительно казенных лесов), причем, однако, самое состояние В. имеет решающее значение: он вреден в пожарном отношении и как рассадник насекомых только вначале, в первые годы своего существования, впоследствии же, при дальнейшем разложении древесины, становится безвредным и самое удаление его тогда из леса приносит уже не пользу, а ущерб хозяйству, напрасно лишая лесную почву природного удобрения. Но при всей желательности скорейшей очистки лесных дач от свежего В., уборка его далеко не всегда может быть выполнена, вследствие отсутствия спроса на материалы, получаемые от его разработки, и потому невозможности возвращения затрат, сделанных на его уборку. В иных случаях можно помочь в этом отношении введением лесотехнических производств — смолокурения, углежжения, варки поташа и т. п., оплачивающих с избытком издержки по сбору В. Отчасти в тех же видах, но еще более на основании гуманитарных побуждений и лесохранительных соображений, допущено в Германии бесплатное пользование В. в казенных и некоторых частных лесных дачах соседними несостоятельными жителями (Bayrische Forstgesetze von 1852, Art. 90—91; Württembergische Forstpolizeigesetze von 1878, Art. 22; Sächsische Forststrafgesetze von 1873, Art 7; Badische Forstgesetze von 1833, § 22), с соблюдением известных условий относительно доказательств несостоятельности и времени пользования: сбор его разрешается, для удобства надзора, только в определенные дни и часы от восхода до захода солнца, причем запрещается употребление железных орудий, вывозка на телегах, продажа собранного и т. п.; виновные в нарушении этих постановлений подвергаются денежному взысканию и даже аресту (в Саксонии) до четырех дней. У нас, в России, бесплатное пользование В. из казенных лесных дач допускается только в особых исключительных случаях, как лесоохранительная мера для предупреждения или прекращения вреда, причиняемого лесу насекомыми, или как мера вспомоществования бедствующему населению. Так, в неурожайный 1891 год Высочайше разрешен (16 июля) безденежный отпуск дров и хвороста из валежного леса в казенных дачах крестьянам двадцати губерний, с соблюдением почти тех же условий, какие приняты в Германии и выше указаны (подробности в «Лесном Журнале», 1891 г., выпуск 4-й, стр. 559—561).

В. Собичевский.