ЭСБЕ/Введенский, Иринарх Иванович

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Введенский
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Вальтер — Венути. Источник: т. Va (1892): Вальтер — Венути, с. 672—673 ( скан · индекс ) • Другие источники: МЭСБЕ


Введенский (Иринарх Иванович) — русский писатель и переводчик; родился 21 ноября 1813 г. в Петровске Саратовской губернии, в одном из глухих углов Приволжского края, где его отец был сельским священником; воспитывался в Пензенском духовном училище, затем в Саратовской семинарии, где и окончил курс в 1834 г. В том же году В. поступил в Московскую духовную академию, где усердно занялся изучением новых европейских языков и самообразованием, а в свободное время ходил слушать лекции в Университет. Сильно заболев, в половине 1838 г., он был уволен из Академии, перешел в Университет и поселился у М. П. Погодина в качестве преподавателя в его пансионе, но, недовольный и Университетом, и своим положением, в 1840 г. переехал в Петербург, где тоже поступил в Университет. Здесь он скоро познакомился с Сенковским и стал деятельным сотрудником его «Библиотеки для чтения», как переводчик и критик. Большая часть статей этого журнала в отделе критики за 1842 год принадлежит перу В. Окончив в августе 1842 г. университетский курс по философскому факультету, В. принял предложенное ему место преподавателя русского языка и словесности. Среди тяжелой борьбы с бедностью В. продолжал трудиться без устали, работая и для своих уроков, и для литературы, и для магистерского экзамена, к которому усердно готовился. В начале 1852 г. ему представился случай искать университетской кафедры по русской словесности; он представил обширную программу, прочел три пробных лекции, но кафедры не получил; зато в том же году, при преобразовании военно-учебных заведений, В. был назначен главным наставником-наблюдателем за преподаванием русского языка и словесности в этих заведениях. Вместе с тем ему было поручено составить учебное руководство «по теории прозы и поэзии». Весною 1853 г. В. предпринял заграничное путешествие и посетил Германию, Париж и Лондон. Увеличив массу своих наблюдений и расширив круг сведений, он с новыми силами вернулся к своей педагогической и литературной деятельности. Первым делом его было составление руководств для военно-учебных заведений; с этою целью он начал приводить в систему материалы, необходимые для такого труда, продолжая вместе с тем и классные занятия. Но от усиленной работы его зрение, и без того уже слабое, скоро совсем ему изменило: он ослеп. Перепробовав все медицинские средства, готовый на всякие пожертвования и страдания, он, наконец, потерял всякую надежду на выздоровление и, медленно угасая, скончался 14 июня 1855 г.

Педагогические труды В. продолжались 12 лет. Он был представителем русской словесности почти во всех военно-учебных заведениях; но главная его деятельность всегда сосредоточивалась в Константиновском Кадетском корпусе; здесь он ее начал, здесь и окончил. Он был одним из редких, образцовых преподавателей, всегда с неослабевающей энергиею и пылкостью относился к своему делу и имел огромное нравственное влияние на своих учеников. Независимо от занятий педагогических, Б. усердно работал и для литературы в продолжение 12-ти лет, и только с потерею зрения положил перо. С 1841 по 1853 год включительно он написал целый ряд критических и исторических статей и перевел с английского восемь первоклассных романов: Диккенса — «Домби и сын», «Договор с привидением», «Замогильные записки Пиквикского клуба», «Давид Копперфильд»; Теккерэя — «Базар житейской суеты»; Купера — «Дирслейер»; Коррер-Белля — «Джен Эйр»; Каролины Нортон — «Опекун». Из оригинальных его статей особенно замечательны: «Теккерей и его романы» («Отеч. Записки», 1849), «Державин» и «Тредьяковский» («Северн. Обозрение», 1849); последняя статья представляет полное историко-критическое исследование, впервые определившее ценность Тредьяковского в нашей литературе. Как переводчику англ. романов, В. принадлежит, бесспорно, первое место среди прежних и нынешних наших деятелей на этом поприще. Русская публика в первый раз в его переводах познакомилась с настоящим Диккенсом; успех этих переводов, несмотря на противодействие журнальной критики, был огромный; их читали и ими восхищались все. Как понимал В. задачу переводчика, видно из следующих его слов: «При художественном воссоздании писателя даровитый переводчик прежде и главнее всего обращает внимание на дух этого писателя, сущность его идей, потом — на соответствующий образ этих идей. Собираясь переводить, вы должны вчитаться в своего автора, вдуматься в него, жить его идеями, мыслить его умом, чувствовать его сердцем и отказаться на это время от своего индивидуального образа мыслей. Перенесите этого писателя под то небо, под которым вы дышите, и в то общество, среди которого вы развиваетесь, — перенесите и предложите себе вопрос: какую бы форму он сообщил своим идеям, если бы жил и действовал при одинаковых с вами обстоятельствах?». Исполнение такой задачи, конечно, требовало, кроме знания, еще большого литературного таланта, и таким талантом В., бесспорно, обладал. Его переводы в стилистическом отношении смело можно поставить наряду с подлинниками.

Ср. Благосветлов, «И. И. В.», биографический очерк, в Соч., изд. 1882; «Русский» (1868, № 129); также «Из жизни В.» («Исторический Вестн.», 1888) и А. Милюков, «Литературные встречи и знакомства» (СПб., 1890).