ЭСБЕ/Векселеспособность, вексельная правоспособность

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Векселеспособность, вексельная правоспособность
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Вальтер — Венути. Источник: т. Va (1892): Вальтер — Венути, с. 732—733 ( скан · индекс )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Векселеспособность, вексельная правоспособность — способность быть участником вексельного обязательства, в качестве кредитора или должника. Различают В. активную и пассивную; под первой разумеют способность приобретать требования по векселям, под второй — способность обязываться векселями. Активная В. не подлежит никаким ограничениям и не возбуждает никаких споров, она даже не упоминается современными законодательствами (за исключением венгерского): всякий, кто может приобретать права, может приобретать и векселя. Поэтому, когда говорят о В., то разумеют обыкновенно пассивную В. В первые периоды развитие векселя (см. это сл.), когда он не выходил за пределы торгового мира, не было вопроса о целесообразности или нецелесообразности общей В.; но с течением времени, когда вексель сделался орудием кредита в руках людей всякого звания и всяких профессий, отдельные законодательства начали устанавливать различного рода изъятия, в силу которых те или другие лица — женщины, духовные, лица, не ведущие ни торговли, ни промыслов, состоящие на государственной или военной службе — признавались неспособными обязываться по векселям. Защитники подобного рода изъятий указывают на то: 1) что вексель — обязательство весьма опасное для неразвитых и неопытных людей, так как вексельное право (см. это сл.), с его сложными постановлениями, является весьма удобным орудием в руках ростовщиков, и 2) что личное задержание за вексельные долги может иметь вредное значение для общественных и государственных интересов, когда, например, аресту должны подлежать замужние женщины, духовные лица или лица, состоящие на государственной, в особенности на военной службе. Последний довод отпадает для тех стран, где такое личное задержание отменено (в России личное задержание за вексельные долги допускается еще в местностях, где не введены судебные уставы; но при этом закон принимает меры к ограждению интересов государственной и военной службы; см, приложение к ст. 105 Устава о векселях по изд. 1887 г.). Защитники противоположного мнения указывают на то, что вексель предназначен для широкого обращения, и что неизвестность, все ли подписавшиеся на векселе лица векселеспособны, будет тормозить его обращение. Доводу этому придают особое значение, но необходимо иметь в виду, что для обращения векселя важна не одна юридическая векселеспособность подписавшихся; несравненно большее значение имеет их экономическая платежеспособность; важен также принцип самостоятельности вексельных обязательств, по которому недействительность одной подписи не влечет за собою недействительности других (об этом см. Вексельное право). Предполагаемая важность общей В. была главной причиною тому, что начало это окончательно восторжествовало в общегерманском вексельном уставе и в следующих ему законодательствах. Общегерманский устав выставил следующее общее положение: "Обязываться векселями может всякий, кто может вступать в обязательства по договорам". Французский торговый кодекс также принимает начало В., с тем только изъятием, что женщины, не ведущие торговли, не могут обязываться векселями; векселя, выданные неторговцами, не обладают, однако, полною силою вексельного права. В Испании, Португалии и некоторых южно-американских государствах векселями могут обязываться только купцы. В Австрии солдаты и офицеры, состоящие на действительной службе, не могут обязываться векселями. Вексель, выданный лицом не векселеспособным по отноношению к нему, имеет значение простого долгового обязательства.

В России В. имеет свою историю. Вексельный устав 1729 г. не дает определительных правил о В. Практика приняла начало общей В. ввиду того, что "тяжебных вексельных дел весьма умножилось", сенатским указом 14 июля 1740 г. было определено: 1) деньги из города в город переводить одним только купцам да разночинцам, кои с купечеством в переводе обяжутся; 2) буде кто, в одном городе живучи, будет брать и давать деньги взаймы, как купцы разночинцам, так и разночинцы купцам, или то чинить будут одни разночинцы между собою, також ежели разночинцы, между собою договорясь, будут в другой куда город переводить, тем писать крепости, а не векселя и судиться по общему гражданскому праву, а не по вексельному уставу. Согласно этому указу, который дан был в разъяснение вексельного устава: 1) простые векселя могли выдавать одни только купцы друг другу; 2) переводными векселями могли обязываться и разночинцы, но лишь тогда, когда в векселе вместе с разночинцем участвует и купец. Надо полагать, что указ этот не достиг цели, потому что вслед за тем начинаются формальные запрещения обязываться векселями (под страхом для заимодавцев совершенно потерять деньги) отдельным видам крестьян, напр. ямщикам, дворцовым, — а 14 февраля 1761 г. издан был закон, коим крестьянам всех наименований запрещено было обязываться векселями. Интересны мотивы этого закона: "Сенату не безызвестно есть: что многие крестьяне для своего пропитания, брав паспорты, отлучаются из домов своих в разные места; и, быв у купцов в работах и услужениях, обязываются векселями; и в случае неуплаты оные протестуются в отдаленных городах; кои по протесте и держат купцы у себя умышленно для накопления процентов многое время; и чрез то по несостоянию к платежу бедных крестьян доводят до ссылки в каторжную работу; откуда в силу 1736 г. указа те же самые заимодавцы оных крестьян скупают за положенную плату и тем удерживают их вечно в своих услугах; а некоторые из крестьян, отбывая от платежа положенных податей и поборов, под тем претекстом, чтобы вечно себя купцу в услуги укрепить и добровольно с ними согласясь, дают в немалой сумме векселя". Таким образом, вексель служил орудием к обращению свободных крестьян в крепостные — функция, неизвестная ему на Западе. В царствование Павла I право обязываться векселями отнято было у дворян, а при Александре I значительным ограничением подверглась В. иностранцев. На основании этих указов В. была определена и в Уставе о векселях 1832 г., по которому не могли обязываться векселями без записки в гильдии или торговые разряды: дворяне, почетные граждане, разночинцы, крестьяне и иностранцы, кроме столичных цеховых и иностранных гостей; эти последние могли заключать вексельные сделки с одними лишь торгующими по двум первым гильдиям и разрядам. На этих же началах в "Своде Законов" 1857 г., в виде общего правила, изложено было, что обязываться векселями могут лишь те лица, коим существующим законом право сие предоставлено, и затем исчислены категории таких лиц, с указанием изъятий относительно замужних женщин и девиц, от родителей неотделенных. Законом 3 дек. 1862 г. (ст. 6 "Устава о векселях" по изд. 1887 г.) обязываться векселями как простыми, так и переводными, разрешено было всем лицам, "коим по закону дозволено вступать в долговые обязательства. Из сего общего начала изъемлются только: 1) лица духовного звания всех вероисповеданий и 2) крестьяне, не имеющие недвижимой собственности, если они не взяли торговых свидетельств. Замужние женщины и девицы, от родителей неотделенные, хотя и совершеннолетние, не могут давать на себя векселей и передавать их с возвратом на себя: первые — без позволения их мужей, а вторые — без позволения их родителей, если не производят торговли от собственного своего лица". Проект нового Устава о векселях, в его последней редакции, принимает начало общей В. без всяких изъятий и дословно повторяет ст. 1 "Общегерм. Устава". О В. юридических лиц — см. это последнее слово.

А. Я.