ЭСБЕ/Винительный падеж

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Винительный падеж
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Венцано — Винона. Источник: т. VI (1892): Венцано — Винона, с. 418 ( скан · индекс ) • Другие источники: БСЭ1 : МЭСБЕ : Britannica (11-th) : OSN
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия Wikidata-logo.svg Данные


Винительный падеж (Accusativus) — название для той формы имени существительного, прилагательного или местоимения, в которой стоит прямое дополнение (прямой объект) действительного (активного) глагола. В индоевропейском праязыке, из которого развились отдельные индоевропейские языки (см. это сл.), окончанием В. падежа единственного числа служил чаще всего суффикс -m (-м), присоединявшийся прямо к именной основе: основы муж. р. санскр. vríka-m, λύκο-ν, лат. lupu-m из lupo-m; в славянском Brockhaus and Efron Encyclopedic Dictionary b11 418-0.jpgконечное -om дает -ъ; основы женск. р. — скр. áçvâ-m (кобылу), лат. equâ-m, χώρα-ν (страну); в славянском конечное -â-m дает -Brockhaus and Efron Encyclopedic Dictionary b11 418-1.jpg: Brockhaus and Efron Encyclopedic Dictionary b11 418-2.jpg= русск. жену. Этот суффикс -m является и у некоторых основ средн. рода (оканчивавшихся на гласный звук -о): скр. yugá-m (иго), ζυγό-ν, лат. jugu-m = jugo-m. У других основ ср. р. (на другие гласные и на согласные) В. падеж является без всякого окончания, как чистая основа: санскр. nábhas, νέφος, славянск. Brockhaus and Efron Encyclopedic Dictionary b11 418-3.jpg, лат. genus, tempus (из genos и т. д.); скр. mádhu Brockhaus and Efron Encyclopedic Dictionary b11 418-4.jpgи μέθυ и т. д. У основ средн. рода В. есть в то же время и именительный (во всех числах). Окончание В. множ. у основ муж. и ж. рода представляет тот же суффикс — m, к которому присоединен показат. множ. числа — s:-* [1] ms, откуда ns: скр. vríkân = *vríkans, λύκον-ς из *λύκονς, лат. lupôs из *lupons, слав. Brockhaus and Efron Encyclopedic Dictionary b11 418-5.jpgиз Brockhaus and Efron Encyclopedic Dictionary b11 418-6.jpgи т. д. В славянск. именит. пад. ед. ч. у некоторых именных основ (на гласный звук) исчез и заменен формой В. падежаBrockhaus and Efron Encyclopedic Dictionary b11 418-7.jpg; то же нужно сказать и об имен. множ. основ ж. р. на â, как Brockhaus and Efron Encyclopedic Dictionary b11 418-8.jpg. В русском яз. это явление еще более распространено, так что, например, именит. множ. волки (ст.-сл. Brockhaus and Efron Encyclopedic Dictionary b11 418-9.jpg) есть, в сущности, В. множ. (ст.-сл. Brockhaus and Efron Encyclopedic Dictionary b11 418-10.jpg). Начало этого процесса имеем уже в индоевроп. праязыке, где именит. и В. ед. и множ. у основ сред. рода имеют уже одну форму. В русском языке имена существ. одушевленных предметов заменяют форму В. падежа формой родит.: «я вижу волка», но «я вижу город». Это явление чисто синтаксическое. Оборот В. с неопределенным (Accusativus cum Infinitivo), свойственный латин. языку (после глаголов sentiendi et declarandi, как то: видеть, слышать, полагать, считать и т. д.), русскому чужд, хотя встречался в языке писателей прошлого века. Известный пример: «тебя душа моя быть чает» (Державин, в оде «Бог»). Главные категории индоевропейского употребления В. пад. в синтаксическом смысле: В. цели при глаголах движения, В. содержания, В. времени и В. пространства; В. при переходных глаголах; В. при отглагольных именах существительных; В. при предлогах, В. в значении наречия (адвербиальный В.). Встречаются и два В. при одном глаголе.


  1. Звездочками обозначены здесь, как это принято в новейших лингвистических работах, формы гипотетические.