ЭСБЕ/Востоков, Александр Христофорович

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Востоков, Александр Христофорович
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Волапюк — Выговские. Источник: т. VII (1892): Волапюк — Выговские, с. 283—285 ( скан · индекс )


Востоков (Александр Христофорович) — знаменитый филолог; род. в Аренсбурге, на острове Эзеле, 16 марта 1781 г. в немецком семействе Остенек. Первоначальный разговорный язык его был немецкий; но уже семи лет, воспитываясь в Ревеле у майорши Трейблут, он знал по-русски и слушал сказки гарнизонного сержанта Савелия. Около 1788 г. мальчик был отдан в петербургский сухопутный шляхетский корпус, здесь совершенно обрусел и уже 13-ти лет писал стихи. Он выказал большие способности, но ему много мешал природный недостаток — заикание. Ввиду этого, начальство перевело его в 1794 г. в академию художеств, где он научился французскому языку. 21 года В. окончил курс и оставлен на три года пансионером. Но его совершенно не привлекало искусство; он предался литературе и в 1801 г. является деятельным членом Вольного общества любителей словесности, наук и художеств (см.), основанного несколькими молодыми людьми. В журналах этого общества появляются первые литературные и научные труды В. Стихотворения его были им собраны и изданы под заглавием: «Опыты лирические» (СПб., 1805—06, 2 ч). Они не представляют ничего замечательного: в художественном отношении весьма слабы, хотя не лишены мысли и подчас одушевления, как, например, «К Гарпократу»; любопытна неудачная, конечно, попытка В. писать теми метрами, которые употреблялись в классической поэзии. Невелико значение и критических статей В., которые он писал в качестве «цензора» Общества и которые извлечены E. Петуховым; разбор касается лишь правильности или неправильности какого-либо выражения. В 1803 г. он был назначен помощником библиотекаря в Академии художеств; в 1804 г. перешел переводчиком в комиссию составления законов; в 1811 г., оставаясь на прежнем месте, был назначен переводчиком в герольдию, а в 1815 г. помощником хранителя в Императорскую Публичную библиотеку; в 1818 г. — старшим помощником секретаря при директоре департамента духовных дел. За это время призвание В., как филолога, уже определилось. Еще в 1808 г. он присоединил к «Краткому руководству к российской грамматике» И. Борна — несколько примечаний. Затем в «С.-Петербургском Вестнике» 1812 года им помещен «Опыт о русском стихосложении», вышедший впоследствии отдельно (СПб., 1817). Этот труд интересен потому, что здесь впервые В. совершенно верно определил размер, т. е. ударения в народном стихе. В 1820 г. появился труд В., который дал ему европейскую известность: «Рассуждение о славянском языке, служащее введением к грамматике сего языка» (в «Трудах общества любителей российской словесности при московском университете», т. XVII). Здесь В. указал хронологическое место памятников церковно-славянского языка, определил его различие от древнерусского, указал значение носовых и глухих гласных, употребление твердых гласных после гортанных, присутствие юсов в польском языке, объяснил образование окончаний в прилагательных и обнаружил в церковно-славянском языке отсутствие деепричастий и нахождение достигательного наклонения. Значение труда В. будет ясно из того, если сказать, что все выводы были полной новостью не только для русских, но и для европейских ученых; только достигательное наклонение было отмечено ранее Добровским под именем супина. Этот ученый, печатавший в то время «Institutiones linguae Slavicae dialecti veteris», ознакомившись с трудом В., хотел уничтожить начало своей работы и этого не сделал, уступив убеждениям Копитара. Российская академия избрала В.а членом. За ней избрали его и другие ученые общества; между прочим, тюбингенский университет возвел его в доктора философии (1825), а Академия наук в звание корреспондента (1826). В 1821 г. В. издал вновь свои стихотворения в 3-х частях. Затем он занимался описанием рукописей киевского митрополита Евгения, описанием лаврентьевского списка Несторовой летописи и участвовал в «Библиографических Листах» Кеппена, где поместил, между прочим, статью о супрасльской рукописи. К 1827 г. относится его статья «Грамматические объяснения на три статьи фрейзингенской рукописи» (в «Собрании словенских памятников, находящихся вне России»), важные как по безукоризненному изданию текста, так и по верным до сих пор замечаниям. Большое значение имело издание В. легенды: «Убиение св. Вячеслава, князя Чешского» («Московский Вестник», 1827, № 17). Освободившись в 1824 г. от службы в разных учреждениях, В. вошел в сношения с графом Н. П. Румянцевым и занялся описанием рукописей его собрания. После смерти графа Румянцева его собрание поступило в казну, а В. в 1828 г. был назначен им заведовать. Пробыв затем некоторое время хранителем манускриптов в Императорской Публичной библиотеке, В. в 1831 г. определен старшим библиотекарем Румянцевского музея. В этом же году В. издал две грамматики: «Сокращенная русская грамматика» и «Русская грамматика, по начертанию сокращенной грамматики полнее изложенная». Это замечательные для своего времени учебники, в которых, однако, сказалась податливая натура В., боявшегося слишком смело идти наперекор установившимся филологическим традициям. В 1 841—42 гг. под его редакцией изданы: «Акты исторические, относящиеся к России, извлеченные из иностранных архивов и библиотек» (2 т.). В 1842 г. вышло «Описание русских и славянских рукописей Румянцевского музеума», имеющее громадную цену; только после этого труда стало возможным изучение древней русской литературы и русских древностей. В 1843 г. вышел столь же важный труд: «Остромирово Евангелие с приложением греческого текста евангелий и с грамматическими объяснениями» (СПб.), теперь утративший свое значение ввиду нового фототипического издания. Из статей за это время отметим разбор Реймского евангелия. Из остальных трудов В. выдаются больше всего словарные. Еще в 1835 г. он был назначен «членом комитета для издания словаря по азбучному порядку»; но особенно он принялся за словари, когда в 1841 г. был назначен ординарным академиком. В 1847 г. вышел под его редакцией II том «Словаря церковно-славянского и русского языка»; в 1852 г. — «Опыт областного великорусского языка» («Дополнение» к нему — СПб., 1858). Ответственность за эти труды во многом снимается с В. потому, что 2-е отделение Академии наук налагало на них свою руку. Постоянным занятием В. в течение многих лет был «Славяно-русский этимологический словарь», оставшийся неизданным. Взамен его он издал обширный «Словарь церковно-славянского языка» (СПб., 1858—61 г., 2 т.). Вместе с «Грамматикой церковно-славянского языка» (в «Ученых Записках», 1863, VII) этот труд является капитальным приобретением русской науки. Эти труды были последними. 8 февраля 1864 г. В. скончался и похоронен в СПб. на Волковом кладбище. Заслуги В. были признаны и в России, и за границей. Кроме упомянутых обществ, он был членом русского отделения копенгагенского общества северных антиквариев (с 1843), доктором пражского университета (1848), почетным членом общества истории и древностей юго-славянских (1851), членом общества сербской словесности (1855), почетным членом университетов: московского (1855) и харьковского (1856). Специально-филологические труды В. собраны И. Срезневским в книге «Филологические наблюдения А. X. Востокова» (СПб., 1865), где в предисловии им сделана и оценка талантливого языковеда. Ученая переписка В. издана также Срезневским («Сборник II отд. Императорской академии наук», т. V, вып. 2, СПб., 1873). В личности В. замечательной чертой является его любовь к русскому языку, заставившая его даже переменить родную фамилию Остенек на псевдоним В.. Удивительная скромность В. была причиной того, что академия, столь щедрая на материальные воздаяния по отношению к своим членам, обходила его. Так, когда бездарнейшему секретарю академии П. И. Соколову («осударь» — в сатире Воейкова «Дом сумасшедших») было выдано «за неутомимые труды и рвение» 13000 руб., В. удостоился той же награды, как и 14-летняя девочка Шахова, получившая 500 руб. за стихи.

Главнейшие статьи о В.: И. Срезневский, в «Торжественном собрании Императорской Академии Наук 29 декабря 1864 г.» (СПб., 1865, стр. 86—138); его же, «Труды и юбилей Востокова» («Ученые записки 2 отд. Имп. академии наук», кн. II, вып. 1, 1856); Н. Корелкин, «А. X. Востоков, его ученая и литературная деятельность» («Отечественные Записки», 1855, № 1); H. И. Греч, «Памяти А. X. Востокова» (СПб., 1864); M. Д. Хмыров, в «Портретной галерее русских деятелей», изд. А. Мюнстером (т. II, СПб., 1869); E. Штухов, «Несколько новых данных из научной и литературной деятельности А. X. Востокова» («Журнал министерства народного просвещения», 1890, ч. CCLXVIII); Я. Грот, «А. X. Востоков» («Славянское Обозрение», 1892, № 4).

М. М.