ЭСБЕ/Гаузер, Каспар

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Гаузер
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Гальберг — Германий. Источник: т. VIII (1892): Гальберг — Германий, с. 181 ( скан · индекс ) • Другие источники: МЭСБЕ


Гаузер (Каспар Hauser) — известный своей таинственной судьбой найденыш, замеченный 26 мая 1828 г. на рыночной площади Нюрнберга, куда он явился в крестьянском платье с письмом на имя одного из офицеров стоявшего в городе полка. Он почти не умел говорить и был лишен представления о самых элементарных вещах; однако мог написать свое имя. На вид ему было около 16—17 лет. По его ногам было заметно, что обувь их не касалась. Ко всякой пище, кроме хлеба и воды, он выказывал отвращение. При нем нашли носовой платок с меткой «K. H.» и несколько листков с написанными на них католическими молитвами. Предъявленное Гаузером письмо, помеченное: «с баварской границы», было написано от имени бедного поденщика, обремененного большой семьей, к которому будто бы мальчик был подкинут 7 октября 1812 г. и которым он был воспитан в глубокой тайне. К письму приложена была записка матери Г., в которой было сказано, что она бедная девушка, мальчик рожден ею 30 апреля 1812 г., имя его Каспар, а отец его, служивший в кавалерии, умер. Из расспросов Г. выяснилось, что его с раннего детства одевали только в рубашку и штаны, держали в темной конуре, в которой нельзя было даже вытянуться во весь рост; хлеб и воду ему давал ежедневно какой-то человек во время естественного или искусственно вызванного наркотическими средствами сна, так что он не мог видеть его в лицо. Незадолго до его прихода в Нюрнберг человек этот стал приходить чаще и, водя его руку, научил писать, а также ходить. История Г. сделалась источником всевозможных предположений: думали, что Гаузер — плод преступной любви, сын духовного лица или знатной дамы; наконец, считали его жертвой какой-нибудь интриги из-за наследства. Несмотря на назначенную баварским королем премию в 10000 гульденов за точные сведения о Г. и на все старания лиц, принявших в нем участие, происхождение его не могло быть выяснено. Г. был отдан на попечение нюрнбергскому профессору Даумеру. Его природная любознательность, память и острота всех чувств понижались по мере того, как расширялся круг его познаний; вообще его успехи были очень незначительны. Год спустя он был однажды найден раненным в голову, по-видимому, острым орудием; по его словам, ему нанес рану какой-то человек с черной головой. Преступника, несмотря на все поиски, не нашли. Происшествие это наделало много шума; Г. перевели в другой дом, где он охранялся двумя солдатами, потом в Ансбах, где он стал заниматься в канцелярии апелляционного суда. О нем начали уже забывать, когда его внезапная смерть снова обратила на него всеобщее внимание. 14 декабря 1833 г. какой-то неизвестный пригласил Г. на свидание в дворцовый сад с обещанием открыть ему его происхождение и нанес ему там ударом ножа рану, от которой Гаузер умер через 3 дня. После его смерти появилось несколько монографий, авторы которых пытались доказать, что Г. — законный сын великого герцога баденского Карла-Фридриха и его первой жены, Стефании Богарне, и что вторая жена герцога, графиня Гохберг, желая доставить своему сыну Леопольду баденский престол, подменила Гаузера больным ребенком, скончавшимся через несколько дней. Спор о происхождении Г. продолжается в печати до настоящего времени. Новейшее сочинение о нем — Baron v. Artin, «Kaspar Hauser. Des Räthsels Lösung» (2 изд., Цюрих, 1892).