ЭСБЕ/Гнейст, Генрих-Рудольф

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к: навигация, поиск

Гнейст, Генрих-Рудольф
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Гаагская — Гюффер
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Германия — Го. Источник: т. VIIIa (1893): Германия — Го, с. 937—938 (индекс); доп. т. Ia (1905): Гаагская конференция — Кочубей, с. 586 (индекс) • Другие источники: МЭСБЕ 


Гнейст (Генрих Рудольф Gneist) — известный ученый и публицист; род. в 1816 г.; состоит профессором в Берлинском университете; до 1850 г. служил, кроме того, в судебном ведомстве. В 1858 г. вступил в прусскую палату депутатов, затем был членом рейхстага Сев.-Германского союза и Германской империи; во время конфликта 1862 — 66 гг. был одним из самых видных членов оппозиции; впоследствии принадлежал к национал-либеральной партии, но разошелся с нею, вследствие готовности его оправдывать произвольные меры Бисмарка. В настоящее время состоит президентом Central-Verein für das Wohl der arbeitenden Klassen и редактирует орган этого общества — «Der Arbeiterfreund». Наибольшую известность доставили Г. его изыскания в области государственного права Англии. Сюда принадлежат: «Adel und Ritterschaft in England» (1853); «Das heutige engl. Verfassungs- und V erwaltungsrecht» (1857— 63; 3 изд. 1-й ч., 1883 — 84; 3 изд. 2-й ч. 1876); «Das engl. Grundsteuersystem» (1859); «Budget und Gesetz nach dem konstitutionellen Staatsrecht. Englands» (1867); «Die Stadtverwaltung der City von London» (1867); «Englische Verfassungsgeschichte» (1882; англ. перевод Asworth, Л., 1886; русск. перевод под ред. С. А. Венгерова: «История государственных учреждений Англии», М., 1885); «Das engl. Parlament» (1886; англ. перевод Schee, 1886). К этим трудам примыкает целый ряд сочинений, написанных по поводу современных политич. вопросов Германии, в которых Г. неоднократно возвращается к англ. учреждениями «Verwaltung, Justiz, Rechtsweg, Staatsverwaltung nach engl. und deutschen Verhältnissen» (1869); «Soll der Richter auch über die Frage zu befinden haben, ob ein Gesetz verfassungsmässig zu Stande gekommen» (1863); «Die preussische Kreisordnung» (1870); «Der Rechtsstaat» (1872, 2-е изд. 1879); «Vier Fragen zur deutschen Strafprocessordnung» (1874); «Gesetz u. Budget» (1879); «Die preussische Finanzreform» (1881) и мн. др. В качестве члена комиссии рейхстага для обсуждения закона против социал-демократов Г. издал «Das Reichsgesetz gegen die gemeingefährlichen Bestrebungen der Socialdemokratie» (1878). Современное состояние государства на континенте Европы Г. находит патологическим. В современном обществе замечается одно основное, неизменное явление:, зависимость неимущих классов от имущих и ожесточенная борьба их между собой. Между тем, государственная жизнь прежде всего требует единства. Для образования единой государственной воли необходимо: 1) чтобы различные социальные группы и партии обладали желанием и возможностью узнать взаимные нужды и стремления, 2) чтобы они сошлись на каких-либо общих началах, могущих служить основой государственного управления. Для достижения этой цели конституционная теория и практика предлагают развитие общественной жизни путем периодической печати, соглашение разрозненных стремлений общества путем сходок и ассоциаций, выборы доверенных лиц общества и представительство общественных интересов в национальных собраниях. Везде и повсюду, однако, партии стремятся не к соглашению, а к господству. Вследствие этого единство достигается не гармоническим слитием интересов в единую государственную волю, а путем порабощения одних интересов другими. Классы общества, достигшие преобладания в представительных собраниях, не знают и не хотят знать потребностей прочих классов общества, которые, в свою очередь, отказываются видеть в них своих представителей. Недостатки в государственном устройстве завершаются недостатками в госуд. управлении. Общество, несмотря на стремление сосредоточить в своих руках управление государством, не желает взять на себя личного отправления функций госуд. власти, и таким образом выпускает из своих рук власть, которая переходит к бюрократии. Зависимая в своих жизненных средствах от госуд. службы, бюрократия беспрекословно следует велениям центральной власти. Парламентарный образ правления, с его постоянной сменой направлений, влекущей за собой соответственные перемены в бюрократическом персонале, противоречит всем насущным интересам бюрократии. По природе своей склонная к абсолютизму, она скоро становится во враждебное отношение к конституции. В союзе с профессиональной армией и теми элементами общества, которые не нашли себе места в представительных собраниях, она производит один из тех государственных переворотов, которыми так изобилует история континента Европы за последнее столетие. Но если конституционализм не в силах обеспечить политическую свободу, то почему же она прочно укоренилась в Англии? Ответ на этот вопрос Г. находит не в разделении властей, как думали со времен Монтескье, а в самоуправлении (selfgovernement). В Англии общество сохраняет в своих руках центр тяжести государственного управления. Из году в год более нежели 100000 лиц, независимых в экономическом отношении, берут на себя безвозмездное отправление местных должностей лордов-наместников, шерифов, мировых судей, надсмотрщиков дорог и т. д. Служа по назначению, эти должностные лица обеспечивают проведение в местном управлении воли центральной власти. Наряду с этим selfgovernement доставляет и все гарантии беспристрастия, так как управление проникнуто формами и характером суда (коллегиальность состава, состязательность процедуры, допущение двух, а в принципиальных вопросах — трех инстанций). Еще важнее нравственная независимость, свойственная этому строю и чуждая бюрократии. К тому же, пользование политическими правами поставлено в Англии в равновесие с несением определенных политич. обязанностей. Несмотря на частные отступления, до последнего времени в англ. парламенте заседали, в общем, те же классы, которые несли безвозмездную личную службу в местном управлении и потому располагали обширным собственным опытом для законодательства и контроля над управлением. Совокупность всех этих условий кладет особый отпечаток на англ. политические партии: они отличаются умеренностью при осуществлении власти и взаимной солидарностью по отношению к коренным основам государственного порядка. Английское самоуправление служит соединительным звеном между обществом и государством, перерабатывает и примиряет между собой враждебные друг другу социальные интересы и служит для образования единой государственной воли. В конечном результате получается нравственное единение народа с правящими классами. Центр государственной теории Г. — требование от имущих классов личного и безвозмездного труда в государственном управлении. Теория эта, указывающая на тесную связь между государственным устройством и управлением, занимает видное место в истории развития государственного права; но она далеко несвободна от односторонности. Едва ли можно говорить о самоуправлении и административном суде, как об учреждениях, почти исчерпывающих собой содержание англ. свободы; едва ли можно скептически относиться к так называемым конституционным гарантиям и даже отрицать существование некоторых из них, как, напр., право палаты общин отказывать в утверждении бюджета. Уже 30 лет тому назад Г. предвещал «разложение англ. конституции», вследствие преобразований, несогласных с ее духом; но признаков этого разложения все еще не видно, хотя новейшие реформы идут в направлении, противоположном многим идеям Г. (см. Великобритания). Новейшие английские публицисты (Дайси) усматривают центр тяжести англ. конституции во всемогуществе парламента (понимая под этим именем корону, палату лордов и палату общин), который никогда, за исключением периодов революции, не имел непосредственной исполнительной власти, что и способствовало господству права. И в Германии раздаются уже голоса на счет ненаучности некоторых исторических приемов Г. У Г. английская конституция является продуктом естественного, почти ничем непрерываемого роста из тех семян, какие посеяны были на английской почве германским племенем англосаксов, исполненным германского народного духа. Все хорошее в английской конституции не имеет другого источника, кроме этого духа, а все дурное — результат вредного влияния Франции и французских идей. Когда возникла мысль о переводе соч. Г. на англ. язык, и англ. специалисты призваны были высказаться о научных достоинствах трудов Г., в среде их составилось единогласное и неблагоприятное для автора мнение. При этом указывалось на недостаточное и одностороннее знакомство Г. с прямыми источниками, на отсутствие критического отношения к тем источникам, которые ему известны, на игнорирование им исторических данных. идущих в разрез с его нередко априорными построениями. У нас выразителем этих мнений является M. M. Ковалевский («Англ. конституция и ее историк», M., 1880), указывающий, между прочим, на то, что в Лондонском архиве хранятся те самые акты, которые Г. объявил вымышленными и которые противоречат мнению Г., будто бы мировые судьи в Англии с древнейших времен всегда назначались правительством и никогда не избирались народом.

Ср. А. Назимов, «Теория конституционализма и самоуправления Рудольфа Гнейста» (Яросл., 1881).

А. Я.

Дополнение[править]

Гнейст (Генрих Рудольф Gneist) — ученый и политический деятель; умер в 1895 г.