ЭСБЕ/Горное законодательство

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Горное законодательство
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Гаагская — Гюффер
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Гоа — Гравер. Источник: т. IX (1893): Гоа — Гравер, с. 246—252 ( скан · индекс ); доп. т. Ia (1905): Гаагская конференция — Кочубей, с. 602—603 ( скан · индекс ) • Другие источники: МЭСБЕ
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Горное законодательство — имеет своим предметом горные промыслы в их отношениях к государству и к частным лицам. Государство заинтересовано в том, чтобы подземные его богатства не оставались втуне. Между тем, горные месторождения часто находятся под поверхностью, принадлежащей многим землевладельцам. Любой из них из упрямства или дурно понятой выгоды может остановить общеполезное дело разработки. Таким образом интерес общественный приходит в столкновение с принципом частной собственности, предполагающим, что собственник поверхности есть и собственник недр земных. Независимо от этого Г. дело, сопряженное с величайшими опасностями, вызывает со стороны государства особые заботы об ограждении жизни и здоровья горнорабочих (см.). Отсюда подчинение Г. промыслов надзору специальной горной администрации (см. Горное управление). Объем Г. промыслов, подлежащих ведению Г. администрации, определяется в Зап. Евр. основным принципом Г. законодательства: это — те промыслы, которые разрабатывают минералы, изъятые из распоряжения собственника земли (технический надзор в видах безопасности распространяется и на некоторые др. Г. промыслы). Сюда же относятся солеварение и заводы, занятые очисткой руды как механическим путем, так и посредством простейших химических процессов, но не заводы металлургические. В России по закону 1882 г. и последние причисляются к Г. заводам.

Основной вопрос Г. законодательства заключается в следующем: кому в данной стране принадлежит распоряжение недрами земли или по крайней мере залежами важнейших для народного хозяйства ископаемых — собственнику ли поверхности или государству. В Египте, где в глубокой древности были значительные разработки золота, серебра и меди на эфиопско-арабской границе, рудники составляли собственность царей. Карфагенская республика считала, по-видимому, рудники своей собственностью и отдавала их в разработку частным лицам за плату в пользу государства. В таком же положении находились в Древней Греции рудники Лаврионские (серебряные) и Пангейские (золотые). Иной принцип выставило римское право, по которому минералы, как плоды земли, наряду со всякими другими ее произведениями принадлежат вполне собственнику поверхности. С приобретением областей вне Италии этот взгляд должен был, однако, измениться, тем более, что здесь Рим не отдавал земли в полную частную собственность, а оставлял за государством верховное право собственности даже и на поверхность земли. Законом 382 г. по Р. Хр. (изданным, по мнению некоторых, только для Восточной империи) постановлено, что при разработке месторождений мрамора и др. камней в частных землях следует уплачивать десятую долю в казну и столько же землевладельцу; в 393 г. постановление это дополнено запрещением (относящимся и к Зап. империи) искать благородные ископаемые (металлы, мрамор) под чужими домами. Это приводит к заключению, что в позднейшие времена Рим. империи землевладельцы не считались безусловными собственниками недр. В Германии, Венгрии, Англии Г. дело возникает ранее частной собственности. Г. обычаи Англии, восходящие к глубокой древности, во всех существенных пунктах сходятся с континентальными Г. положениями XII ст. — Хемницким (Венгрия), Иглауским (Моравия и Богемия, так наз. magna charta Г. законодательства), Фрейбергским (Саксония). Уже с VII в. по Р. Х. встречаются пожалования королями или герцогами разным духовным и светским властителям права добычи металлов или соли, иногда на землях, принадлежащих самим жалуемым, иногда же на землях, не принадлежащих ни жалуемому лицу, ни королю или герцогу. Таким образом, уже весьма рано подземные богатства считались собственностью не землевладельцев, а верховной власти в лице государя (rex, отсюда горная регалия). Своим правом германские государи обыкновенно пользовались следующим образом. Обложив добычу главнейших ископаемых в пользу своей казны определенной податью (чаще всего — натурою), они объявляли промысел этот свободным: всякому желающему предоставлялось искать месторождения этих ископаемых на всяких землях и в случае открытия получать от особого должностного лица известную площадь для разработки на неопределенное время, под условием: 1) уплаты подати [1]; 2) постоянного ведения разработки и 3) вознаграждения землевладельца за причиняемые ему на поверхности убытки. Это последнее вознаграждение чаще всего состояло в уплате ему известной части подати королевской (1/3 или 1/4) или же в известной доле прибылей от разработки (Grundkux, Freikux, Erbkux). Такой порядок получил в Германии характерное название горной свободы. Интересы фиска, создавшие эту свободу, привели, вместе с тем, к правительственной опеке и мелочной регламентации Г. промыслов, развитие которых этим сильно тормозилось. К концу XVIII века необходимость реформ в Г. законодательстве стала очевидной. Почин их принадлежит Франции.

Во Франции все ископаемые считались собственностью короля. В XII стол. феодалы добились признания за ними права распоряжения низшими ископаемыми (fortune d’or au roi, fortune d’argent au baron), но не позже 1400 года лишились этого права в пользу короны. С тех пор горная регалия прочно утвердилась во Франции. Для эксплуатации ее короли предоставляли повсеместную разработку известных ископаемых оптовым съемщикам. В учредительном собрании физиократы добивались, чтобы собственность над недрами земными была признана за землевладельцами, но эти притязания были победоносно отражены Мирабо, и собрание в 1791 г. постановило, что «рудники и копи состоят в распоряжении нации». Ныне действующий закон 1810 г., подвергшийся с течением времени некоторым изменениям (закон 1880 г.), разделяет все ископаемые на три разряда: рудники (mines), копи (minières) и каменоломни (carrières). К первому принадлежат все металлические руды (но руды железные — только в жилах и пластах), сера, каменный уголь, горные смолы, квасцы, сернокислые соли с металлическим основанием, а с 1840 г. -каменная соль и соляные источники. Рудники могут быть разрабатываемы не иначе как по получении от правительства концессии, выдача которой зависит от усмотрения Государственного совета; ни землевладелец, ни первый открыватель не имеют никаких преимущественных прав на получение концессии. Второй разряд — копи — обнимает наносные железные руды (если для разработки их не требуется правильных Г. работ), колчеданистые земли, способные к обращению в сернокислое железо, квасцовые земли и торф. Эти ископаемые находятся в распоряжении землевладельца, но в известных случаях разработка их могла быть предоставлена правительством посторонним лицам. Возможность эта уничтожена законом 1866 г., который, кроме того, постановил, что предварительное разрешение требуется только для подземной разработки этих ископаемых. К третьему разряду — каменоломням — относятся сланцы, песчаник, камни строительные и иные, мрамор, гранит, известняк, гипс, мел, мергель, песок, глины, булыжник и т. п.; эти ископаемые находятся в полнейшем распоряжении землевладельца, который может разрабатывать их без всякого предварительного разрешения. Право поиска и разведки ископаемых, изъятых из распоряжения землевладельца, принадлежит собственнику земли и лицам, получившим на то его согласие, но правительство может дать на то разрешение и без согласия землевладельца. Концессия может быть выдана только на разработку такого месторождения, по отношению к которому правительство признает возможность выгодной эксплуатации, и только такому лицу, которое докажет, что обладает средствами для разработки и для уплаты вознаграждения землевладельцу. Пространства концессий (отводов) часто весьма обширны: 10, 20 и более кв. килом. На месторождение ископаемых, полученное частным лицом в разработку, это лицо имеет бессрочное вещное право, признаваемое имуществом недвижимым. Если эксплуатация рудника уменьшена или остановлена в ущерб интересам потребителей, то правительство может продать концессию с публичного торга, в пользу бывшего концессионера. Размер вознаграждения землевладельца за недра земные установляется актом концессии. В этом постановлении закона 1810 г., который в противоположность закону 1791 г. умолчал о том, кому принадлежит право собственности на важнейшие ископаемые в частных землях, выразилась уступка притязаниям землевладельцев; но на практике вознаграждение землевладельцам за недра назначается обыкновенно в размерах столь ничтожных (несколько сантимов в год с гектара поверхности отвода), что это требование закона соблюдается лишь формальным образом. За часть поверхности, занятую работами по разведке или добыче ископаемого (следовательно, не за всю вообще поверхность отвода), землевладелец получает вознаграждение в размере двойного чистого с нее дохода; но если пользование участком длится более года или делает его негодным для сельского хозяйства, то землевладелец может потребовать от горнопромышленника приобретения участка в собственность, причем цена земли определяется в двойном размере стоимости, которую она имела до начатия Г. работ. За прочие убытки землевладельца концессионер ответствует по общим гражданским законам. Ископаемые должны быть отдаваемы в разработку или целыми месторождениями, или, по крайней мере, такими их частями, объем которых дозволял бы выгодное устройство самостоятельной эксплуатации. Реальное разделение отвода на части (напр. между сонаследниками) возможно поэтому не иначе, как по особому разрешению правительства; если же концессия переходит к нескольким лицам или обществу, то должно состояться соглашение о подчинении эксплуатации единому управлению. В последние годы под влиянием стачек рабочих на каменноугольных копях выдвинулся во Франции вопрос о пересмотре Г. законодательства. В 1886 г. палата депутатов одобрила заявленное правительством намерение «внести в Г. законодательство необходимые улучшения с целью охранения прав государства и интересов труда». Проект, внесенный в том же году министром публичных работ Байо, положительно отрицает всякое право землевладельца на рудник и не предоставляет ему никакого вознаграждения за недра при отводе их постороннему лицу; отвод делается первому открывателю месторождения, просящему о том в установленный срок. О проекте этом см. Штоф, «Принципы франц. Г. права» («Горный журнал» 1891 г., № 4). Французский закон 1810 г. действует с некоторыми изменениями в Бельгии, Голландии и Люксембурге и почти дословно повторяется в законодательствах Турции и Греции. В Германии притязания на Г. регалию первоначально заявляли императоры (Ронкальская конституция Фридриха I в 1158 г.), но с течением времени вынуждены были уступить ее в пользу территориальных князей. Золотая булла Карла IV (1356 г.) признала право на главнейшие ископаемые за светскими и духовными курфюрстами. Грамота, изданная Карлом V при избрании его императором (1519 г.), гарантировала горную регалию всем имперским князьям, что было подтверждено Вестфальским мирным трактатом. Государи всегда оставляли за собою право монопольной разработки открытых месторождений (добыча соли никогда не выходила из рук казны). Таково происхождение обширных казенных рудников и заводов в Пруссии (Саарбрюккен, Верхн. Силезия, Гарц), Австрии и др. странах. И те Г. промыслы, которые предоставлялись в разработку частным лицам, подлежали правительственной опеке, доходившей до мелочной регламентации. Первый шаг к реформе Г. законодательства на основе франц. права сделан был в Саксонии в 1851 году, а в 1854 г. издан был австрийский горный закон. Освободив Г. промыслы от правительственной опеки, оставив за государством почти один только технический надзор в интересах безопасности и сохранив за казной право исключительной разработки соли, закон этот провозгласил принцип горной свободы и право первого открывателя по отношению к металлам, сере, квасцам, цементным водам, графиту, горным смолам и всякого рода минеральному углю. Прусский закон 1865 г., с незначительными изменениями действующий и во многих других германских странах, составляющих 9/10 всей площади Германии, изъемлет из распоряжения землевладельца золото, серебро, ртуть, железо (за исключением дерновых руд), свинец, медь, олово, цинк, кобальт, никель, мышьяк, марганец, сурьму и серу, квасцы и купоросные руды, минеральный уголь и графит, каменную соль и соляные источники. Но в праве отдельных провинций сохранились многочисленные изъятия: в пров. Саксонии (как и в королевстве Саксонском) уголь, в Силезии — железо, в Ганновере — соль и соляные источники составляют собственность землевладельца. Прусск. закон также установляет право первого открывателя, но в противоположность австрийскому не требует предварительного разрешения Г. начальства на производство разведок. Вознаграждение землевладельца за недра прусск. и австр. законы отвергают в принципе; в тех же случаях, когда франц. закон определяет вознаграждение в двойном размере, они назначают его лишь в одиночном. Совладельцы одного рудника образуют горное товарищество (Gewerkschaft), которое представляет собою юридическое лицо; члены его не имеют права требовать раздела его имущества. Доли, или паи (Kuxe), число которых обыкновенно равняется 100 или 1000, неделимы и имеют свойства имущества движимого. Г. товарищество возникает в силу закона, как только рудник оказывается во владении нескольких лиц. Оно должно иметь представителя или правление из нескольких лиц. Италия, несмотря на неоднократные попытки, до сих пор не имеет единого Г. законодательства. Закон 1859 г., действующий в бывшем королевстве Сардинии, соответствует французскому. В Тоскане ископаемые с прошлого столетия составляют собственность землевладельца; также и залежи серы в Сицилии. Для новых разработок ископаемых повсеместно требуется согласие государств. власти. Подобное же разнообразие законов замечается в Швейцарии, где, однако, преобладает начало отделения недр от поверхности. В Испании и Португалии ископаемые состоят в распоряжении государства; без концессии со стороны государственной власти никто не вправе приступить к их разработке. В Швеции действует закон 1884 г., основанный на начале горной свободы. В Англии ископаемые (свинцовые рудники в графстве Дерби, оловянные в Корнваллисе и Девоне) принадлежали королю, подобно тому, как раньше они принадлежали рим. государству. С глубокой древности здесь действовало начало Г. свободы. С течением времени, однако, землевладельцы присваивали себе право на недра земли, несмотря на неоднократные протесты королей. Королева Елизавета вынуждена была признать, что Г. регалии подлежат лишь золотые и серебряные руды. Остатки Г. свободы сохранились в графстве Дерби для свинцовых руд, в Корнваллисе и Девоне — для оловянных, в лесу Дин (forest of Dean, принадлежит короне) — для железных руд и каменного угля; но различные ограничения и затруднения лишают и эти остатки Г. свободы всякого значения. Таким образом, в Англии нет собственно Г. законодательства, но есть законы горно-полицейские (1872 и 1887 г.), устанавливающие, главным образом, правила в интересах безопасности горнорабочих (см.). Русский перевод этих законов см. в «Горном журнале» 1879 г. № 8 и 1891 г. № 10. В С. Штатах С. Америки все ископаемые считаются собственностью землевладельца; но в территориях Союз в качестве землевладельца объявил Г. промысел свободным в том смысле, что всякий может там заняться разработкой ископаемых. В Японии издан в 1873 г. горный закон, заимствованный из различных нем. узаконений, но предоставляющий чрезвычайно широкое поле усмотрению правительства; нем. перевод его в «Zeitschrift für Bergrecht» (XXV).

В России Г. законодательство существует лишь со времен Петра I. В нескольких разрозненных распоряжениях по Г. части, относящихся к XVII в., дается разрешение искать руды повсеместно, «на чьей земле не прилучится», но в то же время для постройки заводов на землях поместных, вотчинных и монастырских требуется договор с владельцами. Первым законодательным распоряжением Петра I по Г. части является указ 2 ноября 1700 г., который обязывает всякого, «кто в Москве и в городах ведает или впредь сведает на государевых или на чьих-нибудь землях золотую и серебряную и медную или иные какие руды», извещать об этом правительство; изветчикам обещано жалованье, тому же, «кто руду скроет», указ угрожает наказанием. Определенные правила установлены Берг-привилегией, изданной 10 дек. 1719 г., одновременно с учреждением Берг-коллегии. Провозгласив принцип Г. регалии («Нам одним, яко монарху, принадлежат рудокопные заводы»), Петр Великий, «дабы Божие благословение под землею в туне не оставалось», объявил, что «соизволяется всем и каждому во всех местах, как на собственных, так и на чужих землях, искать, плавить, варить и чистить всякие металлы и минералы». Открывший руду получает от Берг-коллегии привилегию или жалованную грамоту, по которой местные власти отводят ему для разработки 250 кв. сажень. «С той земли, на которой промышленники построят завод, повинны заплатить тому владетелю от каждой руды или минерала, готово сделанного, 32-ю долю прибыли». Промышленники обязаны доставлять десятую долю от прибытка (валовой добычи) в казну, которой предоставлено и право преимущественной покупки золота, серебра, меди и селитры по ценам, определенным Берг-коллегией. Тем, «которые изобретенные руды утаят и доносить об них не будут, или другим в сыскании, устроении и расширении тех заводов запрещать и мешать будут, объявляется жестокий гнев, неотложное телесное наказание и смертная казнь и лишение всех имений». В 1720 г. все права по Берг-привилегии предоставлены были и иностранцам. Указ 26 сент. 1727 г. предоставил промышленникам вести Г. промысел на казенных землях без предварительного разрешения, но для устройства заводов в дачах тамошних обывателей они должны «иметь договор с теми владельцами добровольно». Это отступление от коренных начал Берг-привилегии объясняется тем обстоятельством, что количество свободных казенных земель в Сибири было чрезвычайно велико сравнительно с пространством земель частных, которые, к тому же, тогда весьма мало ценились. 3 марта 1739 г. издан Берг-регламент, сохранивший все основные положения Берг-привилегии, но заменивший 1/32 долю чистой прибыли двумя процентами с каждого готово сделанного металла и минерала, «хотя бы промышленники от того прибыль получали или не получали». Более 60 лет применялось у нас начало Г. свободы, провозглашенное Берг-привилегией и много способствовавшее упрочению и развитию в России Г. дела. Коренной переворот в этом отношении последовал при Екатерине II, действовавшей под влиянием идей физиократов, воспринятых энциклопедистами. Манифестом 28 июня 1782 г. «право собственности каждого в имении его распространено на недра земли, на все сокровенные минералы и произращения и на все делаемые из того металлы». Производство разведок и добыча ископаемых предоставлены доброй воле землевладельца; отменена обязанность горнопромышленников отдавать в казну золото и серебро по определенным законом ценам с сохранением лишь подати в размере 1/10 добычи. Частной добычи золота и серебра у нас, впрочем, в то время не существовало; медь же, разработка которой частными лицами тогда уже производилась, не изъята манифестом от обязательной поставки в казну, равно и монопольное право казны на продажу соли сохранено на прежнем основании (см. Г. подать). Дальнейшим важным узаконением по Г. части является проект Г. Положения 13 июля 1806 г. [2], введенный сначала в виде опыта на 6 лет и потому сохранивший название «проекта». Этим законом сделан шаг к признанию начала Г. свободы на землях казенных, предоставлением каждому права искать здесь руды и возобновлять тунележащие рудники под условием обязательной поставки руды на казенные заводы. При составлении Свода Законов Г. Положение 1806 г. положено было в основу Горного Устава, который до сих пор считается действующим у нас правом (Св. Зак. т. VII, изд. 1857 г.) вместе с Уставом о частной золотопромышленности (изд. 1886 г.) и Уставом о соли (изд. 1887 г.; оба последние Устава также входят в состав VII т. Св. Зак.). Г. Устав представляет собою обширное узаконение (2653 ст.), трактующее об организации местного Г. управления, о заводах частных, посессионных и казенных, о порядке управления и заведования последними в той или другой местности и т. п.; Г. же законодательство, в собственном смысле этого слова, исчерпывается несколькими статьями о праве частных лиц отыскивать руду на казенных землях. В общем действующее в России горное законодательство характеризуется существованием Г. регалии (выражающейся в Г. подати и в обязательной поставке золота и серебра в казну для чеканки монеты), отсутствием Г. свободы на частных землях и допущением ее на землях казенных (к которым принадлежат и земли сибирских инородцев, как «казенных поселян»). До новейшего времени и это последнее начало не было надлежащим образом развито: не было общего свода постановлений о Г. промысле на всех казенных землях, а существовало лишь несколько разрозненных о том узаконений, изданных в разное время и для разных местностей. Неудовлетворительность Г. устава давно уже обратила на себя внимание правительства. Еще в 1858 г. при министерстве финансов учреждена была комиссия для составления полного проекта узаконений о частном Г. промысле. В 1866 г. труды этой комиссии переданы были в высочайше учрежденную комиссию для пересмотра системы податей и сборов; но составленный этой последней комиссией проект нового Г. устава не получил дальнейшего хода. С переходом Г. ведомства в министерство государственных имуществ (1874) последнее отказалось от пересмотра Г. Устава в целом и приняло систему разработки отдельных вопросов Г. законодательства. Наиболее успешной оказалась деятельность министерства по вопросу о частной Г. промышленности на свободных казенных землях, правила о которой высочайше утверждены 2 июня 1887 г. Правила эти, проводящие начало Г. свободы, с правом первого открывателя, распространяются на губернии Европ. России, за исключением кавказ. и польских, и на области Акмолинскую, Семипалатинскую, Семиреченскую, Уральскую и Тургайскую. Свободными для Г. промысла признаются казенные земли, состоящие в ведении управлений государственными имуществами или приписанные к казенным Г. заводам, за исключением состоящих в бессрочном пользовании (земли посессионных заводов, казачьих войск и т. п.). Свободному Г. промыслу на казенных землях подлежат: металлы и металлические руды (кроме золота и платины), ископаемые угли, горючие сланцы и смолы (кроме нефти и янтаря), графит, сера и серный колчедан, драгоценные камни, огнеупорные глины и камни. Воспрещается Г. промысел и участие в нем: 1) занимающим в министерстве государственных имуществ должности по Г. части и по управлению казенными землями, а равно женам и неотделенным детям этих лиц — повсеместно; 2) чинам того же ведомства, служащим в местных управлениях, и их семействам — в пределах округа, где они состоят на службе. Поиски ископаемых без вреда для поверхности допускаются беспрепятственно; на производство разведок, сопряженных с земляными работами, выдаются дозволительные свидетельства на 3 года, на определенную местность пространством в 4 кв. версты, по одной версте в каждую сторону от разведочного знака, поставленного искателем. Для добычи ископаемых отводятся особые площади в размере не более одной кв. версты каждая, впредь до совершенной выработки, с правом перехода по наследству и переуступки другому лицу. За занятую поверхность вносится оброчная плата в размере среднего годового дохода за три последних перед отводом года; особой платы за недра не полагается, кроме Г. подати. Несвоевременный взнос оброчной платы влечет за собою пеню в размере 10%, а затем и продажу отвода с публичного торга. В течение одного года по утверждении акта об отводе, горнопромышленник обязан приступить к подготовительным работам, а в течение 3 лет с того же времени — начать саму добычу и производить ее ежегодно на каждом отводе в количестве не менее того, какое будет установлено Г. начальством, по правилам Г. искусства, не затрудняя дальнейшей разработки того же или соседнего месторождения. Горнопромышленник, не исполняющий этих условий, может быть лишен отвода. Аналогичные, но не столь полные правила установлены для нефтяного (1 февраля 1872) и янтарного (21-го декабря 1874) промыслов на свободных казенных землях во всей империи. Значительные льготы предоставлены каменноугольной промышленности на острове Сахалине (Правила 31 янв. 1878 г.). Особое Положение издано 8 марта 1864 г. о Г. промысле в области Войска Донского [3]. Г. промысел на землях станичных и владельческих принадлежит исключительно станичным обществам и владельцам; но по отношению к землям войсковым проведено начало Г. свободы с правом первого открывателя. Вместо оброчной платы установлена особая пошлина, обращаемая в общий войсковой капитал, как в фонд для улучшения горного промысла в Донском крае. Особые постановления существуют о соляном промысле и о частной золотопромышленности (см.), которая допускается не на всех казенных землях [4]. По отношению к землям частных владельцев до сих пор сохраняется у нас принцип манифеста 1782 г., по которому недра земные находятся в полном распоряжении собственника поверхности (Св. Зак., т. X, ч. 1, ст. 424. Устав Горный, ст. 559 и сл.). В 1875 г. согласно с общим духом нашего законодательства было разъяснено, что крестьяне имеют неограниченное право распоряжаться недрами земель, приобретенных ими в собственность по выкупу; но при предоставлении другим лицам добычи ископаемых, находящихся в землях, обложенных еще выкупными платежами, должны быть соблюдаемы правила, установленные в видах обеспечения таких платежей (Особое Приложение к IX т. Св. Зак., II Пол. Выкуп., ст. 162, примеч.). Министерством государственных имуществ выработан проект правил, которые, не отрицая прав землевладельца на недра земель, дозволяли бы посторонним лицам при нежелании самого землевладельца искать и разрабатывать важнейшие ископаемые в своих землях беспрепятственно заниматься этим делом с вознаграждением землевладельца как за занятую поверхность земли, так и за недра; сверх того, правила эти должны дать правительству возможность регулировать, в интересах Г. дела, разработку недр частных земель, производимую кем бы то ни было. Несомненно, что только начало Г. свободы может развить у нас Г. дело до размеров, соответствующих ископаемым богатствам России. Ненормальность нынешнего положения вещей выступает с тем большею силою, что в губ. Царства Польского действует начало Г. свободы и в короткое время привело к весьма благоприятным результатам.

В древней Польше, как и в соседней Германии, Г. регалия выработалась весьма рано. На ней основывались отдельные Г. привилегии королей из рода Пястов. При Казимире В. составлен статут (1368 г.) для соляных копей Бохнии и Велички, которые отдавались обыкновенно в аренду. Статут 1505 г. проводит начало Г. свободы. В противоположность этому началу первый выборный король, Генрих Валуа, признал за землевладельцами полное и безусловное право собственности на недра; это право было подтверждено Стефаном Баторием. Конституцией, данной Царству Польскому в 1815 г., подтверждены были все древние права землевладельцев — следовательно, и право на недра земли. Вскоре, однако, законом 6 мая 1817 г. руды медные, свинцовые и серебряные, а также соль признаны были «общественным благом» и по отношению к ним до некоторой степени допущено было начало Г. свободы. Этот закон остался без серьезных последствий: за все время его действия (до 1870 г.) не было выдано ни одного разрешения ни на поиски, ни на разработку ископаемых в частных имениях; по казенным же имениям разрешения были выданы 67 лицам, из которых в 1865 г. продолжали пользоваться ими только пятеро. Крестьянская реформа 1864 г. возбудила вопрос о праве прежних владельцев на продолжение Г. разработок, начатых в землях, отошедших к крестьянам. Вопрос этот имел большое значение и для казны, которая владела в польских губерниях обширными горнозаводскими имениями с довольно густым населением, получившим по указу 1864 года в собственность значительное количество земель. Исследование, произведенное горным инженером Антиповым, обратило внимание высшей власти на контраст, замечаемый между Царством и соседней Пруссией, — на высокую степень развития горного промысла во второй и крайне неудовлетворительное положение его в первом, хотя геогностическое строение обеих стран совершенно одинаковое. В результате явился закон 16 июня 1870 г., дополненный правилами 13 мая 1873 г. Закон этот проводит начало Г. свободы по отношению к каменному углю, цинковым и свинцовым рудам; вознаграждение землевладельца он определяет не только за поверхность, занятую под разработку, но и за недра (в чем отступает от своего главного образца — прусского закона). Несмотря на многие недостатки, закон 1870 г. дал новую жизнь Г. делу в крае и в первые 17 лет своего применения вызвал заявку свыше 1000 площадей, главным образом для добычи каменного угля. Ныне закон этот заменен Положением о Г. промысле в губерниях Царства Польского, высочайше утвержденным 28 апреля 1892 года. Положение это проводит начало Г. свободы, с правом первого открывателя, на всякого рода землях, по отношению к ископаемым углям, рудам свинцовым, цинковым и железным (за исключением руд наносных и дерновых). В течение первых двух лет по введении нового положения разведка и добыча железных руд не могут быть разрешаемы на чужих землях без согласия собственников. Производство Г. промысла в Ц. Польском дозволяется русским подданным всех состояний, за исключением евреев и лиц, которые не допускаются к горному промыслу на казенных землях по правилам 2 июня 1887 г. Казна пользуется теми же правами, как и частные лица. Для производства разведок собственником земли или лицом, получившим его согласие, не требуется предварительного разрешения. Если собственник земли не допускает посторонних лиц к производству разведочных работ, то последние разрешаются окружным инспектором. Отвод площадей на чужих землях без согласия землевладельцев допускается в пользу первого открывателя лишь с особого каждый раз высочайшего разрешения, порядком, установленным для принудительного отчуждения недвижимых имуществ в видах госуд. или общественной пользы. Отводная площадь образует новую, отдельную от поверхности земли, недвижимую собственность, для которой учреждается особая ипотека. Вознаграждение землевладельца за недра при отсутствии добровольного соглашения определяется: по углю и цинковой руде — в размере 1%, а по проч. ископаемым — в размере ½% с валовой добычи. В течение одного года со дня получения акта об отводе отводовладелец обязан приступить к устройству рудника или копи, а со следующего за тем года начать саму добычу и производить ее ежегодно на каждом отводе в количестве не менее 30 кубич. саж. В противном случае отвод может быть отобран по постановлению министра гос. имуществ, при чем местность объявляется свободной для заявок; кредиторы по ипотеке могут при этом требовать продажи отвода с торгов. Горнопромышленник обязан производить Г. работы по предварительно составленным им проектам, представляемым окружному инженеру, который наблюдает, чтобы добыча велась по правилам Г. искусства. Статьи Г. Устава, имеющие своим предметом Г. промыслы на Кавказе, основаны на Г. Положении Грузии 3 февр. 1816 г. и представляют некоторые характерный особенности. По отношению к казенным землям они проводят начало Г. свободы, хотя определенные правила (17 апр. 1874 г.) существуют только для поисков и разработки каменного угля на свободных землях Кавказского края. Для горных промыслов на владельческих землях требуется соглашение с землевладельцем; но и в этом случае отвод производится местным горным управлением. В Финляндии, как и в Швеции, Г. регалия окончательно установилась в 1552 г. Ныне действующий закон 12 ноября 1883 г. проводит начало Г. свободы и в общем примыкает к прежнему шведскому законодательству; удержалось и установленное последним право землевладельца участвовать в разработке рудника наполовину.

Литература: Arnd, «Theorie und Geschichte des Bergregals» (Галле. 1879); Achenbach, «Das gemeine deutsche Bergrecht» (т. I, Бонн, 1871); Klostermann, «Lehrbuch des preuss. Bergrechts» (Б., 1871); Francke, «Die Berggesetzgebung des Königreichs Sachsen» (Лпц., 1888); Leuthold, «Das österreichische Bergrecht in seinen Grundzügen» (Лпц., 1887); Bury, «Traité de la législation des mines» (Брюссель, 1859); Aguillon, «Législation des mines française et étrangère» (П., 1884 и сл.); Swimney, «The laws of mines, quarries and minerals» (Л., 1884); D. K. Sickels, «The United States Mining Laws» (С.-Франциско, 1881); Henry N. Copp, «United States mineral lands» (Вашингт., 1882); Грамматчиков, «Г. законодательство и Г. администрация Англии, Франции, Пруссии и Австрии» (СПб., 1870); Штоф, «Сравнительный очерк Г. законодательства в России и Зап. Европе» (ч. I, СПб., 1882). В Бонне под ред. Brassert’a издается «Zeitschrift für Bergrecht». Работу Шеффле о национализации Г. дела, в особенности каменноугольной промышленности, см. в «Zeitschrift für Staatswissenschaft» (1889).

А. Яновский.

Дополнение[править]

Горное законодательство и управление. — В 1894 г. образована Волжская горная область в составе 2 Г. округов. В 1895 г. учреждено Западное Г. управление для заведования казенными и частными Г. заводами и промыслами в Г. области Царства Польского, причем существовавшее здесь управление казенными Г. заводами упразднено; образованы Северо-западная Г. область (9 губ.) и Туркестанский Г. округ, преобразовано управление Уральскими казенными горно-заводскими лесами. Законом 7 июня 1899 г. высшее наблюдение за применением законоположений, касающихся соблюдения на фабриках, заводах и Г. промыслах должного порядка и благоустройства, возложено на главное по фабричными и горно-заводским делам присутствие при министерстве финансов; присутствия по горно-заводским делам при Г. департаменте и Г. управлениях упразднены, а их обязанности переданы губернским и областным по фабричным и горно-заводским делам присутствиям, с включением в состав последних окружных Г. инженеров или их помощников и представителей съездов горнопромышленников (см. соотв. статью). Этим законом отнесены к Г. заводам: а) заводы, обрабатывающие руду, б) заводы, перерабатывающие металлы или обращающие их в изделия, в том случае, когда они находятся при заводах, упомянутых в пун. а, или в одном имении с ними и принадлежат тому же владельцу, и в) заводы солеваренные. Согласно с этим были переданы в ведение министерства финансов 27 передельных заводов. Одновременно утверждено было новое распределение округов, непосредственно подведомственных горному департаменту и Г. областей Урала, Южной и Западной России. Всего установлено 34 округа. В 1900 г. заведование частной Г. промышленностью в Области Войска Донского перешло из военного министерства в министерство земледелия и государственных имуществ, в связи с чем образована новая Юго-восточная Г. область, с Г. управлением в Новочеркасске. В 1903 г. утверждено новое распределение округов в Сибири. По закону 7 июня 1904 г. учрежден в составе министерства земледелия и государственных имуществ совет по горно-промышленным делам для обсуждения мер, имеющих целью развитие и усовершенствование Г. промышленности вообще и отдельных ее отраслей в частности. Совет состоял под председательством министра земледелия и государственных имуществ (или его товарища) из товарищей министра, председателей Г. совета и Г. ученого комитета, членов от разных ведомств и уполномоченных от съездов горнопромышленников и съезда металлозаводчиков Северного и Прибалтийского районов. Совет собирается не менее одного раза в год; продолжительность его сессии — не более 6 недель. На рассмотрение совета вносятся: а) ходатайства горно-промышленных съездов и других учреждений и частных лиц, б) предположения об издании, изменении или отмене Г. законов, в) проекты и инструкции по надзору за частной Г. промышленностью, г) доклады членов совета и д) вообще все вопросы по Г. делу, по которым признано нужным выслушать мнение совета. По делам, по которым требовалось заключение совета, журналы последнего представляются в списках к представлениям в государственный совет и комитет министров. Указом 6 мая 1905 г., одновременно с преобразованием министерства земледелия и государственных имуществ в главное управление землеустройства и земледелия, заведование Г. промышленностью, кроме дел по поземельному устройству горно-заводского населения, передано в министерство финансов. По казенными Г. заводам изданы: законы 15 февраля 1899 г. и 8 июня 1901 г. о поземельном устройстве горно-заводских крестьян в дачах Уральских казенных Г. заводов, закон 15 мая 1901 г. о пенсиях утратившим трудоспособность рабочим заводским и рудничным, закон 11 марта 1902 г. об изменении порядка найма рабочих применительно к правилам для частных Г. заводов (до 1902 г. на казенных заводах применялись устаревшие правила 1861 г.). Новые узаконения в области частной Г. промышленности касались: 1) обеспечения безопасности производства работ как подземных (закон 22 февраля 1893 г., установивший известные требования для заведования значительными разработками), так и надземных (закон 5 апреля 1894 г., восполнивший в этом отношении пробел в Г. законодательстве); 2) обеспечения правильной эксплуатации Г. промыслов на частных землях, так как прежнее законодательство нормировало это производство лишь в интересах рабочих и соседних жителей (закон 2 мая 1895 г.); разработка недр на крестьянских землях или сдача их в аренду допускается лишь по общественному приговору, утверждаемому губернским присутствием; 3) поземельного устройства горно-заводских крестьян посессионных заводов (законы 19 мая 1893 г. и 2 окт. 1896 г.). В интересах горнопромышленников издан закон 29 мая 1895 г. об изменении порядка снабжения частных Г. заводов (по закону 1863 г.) из казенных лесов, а также отдачи казенных земель в аренду на 90 лет для устройства или расширения заводов (48-летняя аренда заменена бессрочным правом вырубки очередной лесосеки). 12 февраля 1896 г. утверждены новые, более льготные правила для поисков и разработки месторождений драгоценных камней. Закон 21 марта 1897 г. разрешил некоторым поссессионным заводам вывозить их руды на принадлежащие им же владельческие заводы. К существовавшим съездам горнопромышленников и нефтепромышленников (см. соотв. статью) прибавились съезды марганцевопромышленников (1895) и меднопромышленников Зангезурского уезда, Елисаветпольской губ. (1902).

Литература, Отчеты горного департамента за 1893—1903 гг.; А. М. Лоранский, «Краткий исторический очерк административных учреждений Г. ведомства в России 1700—1900 гг.» (1900); А. Штоф, «Горное право» (1896); А. Яновский, «Основные начала Г. законодательства» (1900); В. А. Удинцев, «Выкуп посессионных земель и лесов» («Журн. Мин. Юстиции», 1901, V, VI); кн. Абамелек-Лазарев, «Вопрос о недрах и развитие Г. промышленности в XIX стол.» (1902); П. Н. Гусаковский, «Право на недра земли» («Журн. Мин. Юстиции», 1903, III); гр. А. А. Девиер и В. Р. Бредов, «Свод постановлений о горнопромышленности» (1904); П. М. Саладилов, «Вопрос о недрах в русском Г. законодательстве» («Вестник Права», 1904, IV).

Н. Ив—ко.

Примечания[править]

  1. Подать эта составляла 1/101/8 валовой добычи. Помимо нее, были и другие сборы. Существовало также право преимущественной покупки (jus praeemptionis), т. е. право государства первому покупать по определенным ценам все продукты, добытые частными предпринимателями. В настоящее время право это сохранилось только по отношению к благородным металлам — золоту, серебру, платине, а в некоторых государствах — и селитре.
  2. Попытка вернуться к началам Г. свободы была сделана при Павле I для Подмосковного района. Стремясь к охранению лесов, правительство заботилось тогда о введении у нас разработки и употреблении каменного угля, незадолго перед тем найденного в Подмосковном и Донецком бассейнах. Указом 24 авг. 1798 г. всем желающим разрешено было производить разработку угля на казенных землях без платежа оброка, а на землях частных людей — «по добровольному с помещиками условию, в случае же несогласия оных — по Берг-Привилегии». Распоряжение это никаких серьезных последствий не имело.
  3. По отношению к прочим казачьим войскам существует правило, по которому в случае открытия благородных металлов и минералов в недрах их земель последние поступают в казну, а войскам отмежевываются другие земли или выдается вознаграждение из сумм государственного казначейства.
  4. Все приведенные узаконения помещены в виде примечаний и приложений в той или другой статье Г. Устава в Продолжениях к VII т. Св. Законов 1886, 1890 и 1891 гг. Сюда же вошли основные правила о порядке производства горнопромышленниками подземных работ, установленные в видах безопасности Г. промысла (см. Горная полиция).