ЭСБЕ/Городовые магистраты

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Городовые магистраты
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Гоа — Гравер. Источник: т. IX (1893): Гоа — Гравер, с. 314—316 ( скан · индекс ) • Другие источники: МЭСБЕ
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Городовые магистраты — так назывались городские учреждения, введенные Петром Великим при вторичном преобразовании центрального и областного управления. В 1718 г. государь предписал: «магистратов градских установить и добрыми регулы снабдить, учинив сие на основании рижского и ревельского регламентов, по всем городам». В исполнение этого изданы регламенты главному магистрату 1721 г. и Г. магистратам в 1724 г. Новые учреждения явились исключительно городскими установлениями, тогда как земские избы ведали и уездное население поморских городов. Хотя магистрат и назывался «начальством города», но ведал не все городское население, а преимущественно торгово-промышленные классы или граждан, был «главою всего гражданства», к которому не причислялись ни шляхетство, ни духовенство, ни иностранцы. Состав магистратов зависел от величины городов, которые по числу населения разделялись на пять разрядов. Соответственно этому каждый магистрат состоял, по избранию всего гражданства, из одного или нескольких бургомистров, нескольких ратманов, а в больших городах, сверх того, избирались президенты. По своей компетенции магистрат был судебно-административным учреждением. Суду его были подведомственны все уголовные и гражданские дела между гражданами; первые подлежали окончательному утверждению главного магистрата, а вторые в порядке обжалования могли восходить до сената, пройдя ряд посредствующих инстанций. В сфере административной на магистратах лежали, во-первых, обязанности финансовые: они наблюдали за раскладкою и сбором государственных податей и отбыванием повинностей, лежащих на городском населении, и, сверх того, принимали участие в некоторых общегосударственных сборах. Но сборы косвенные — таможенные и кабацкие, — взимание которых составляло раньше одну из тяжелых повинностей посадского населения, изъяты из ведомства магистратов указом 1722 г. взимание их возложено на отставных офицеров и солдат, в помощь которым приданы целовальники из «раскольников и бородачей». Впрочем, на практике этот указ имел ограниченное значение, так как в течение 1723 и 1724 гг. из отставных военных к названным сборам назначено около 1000 чел., тогда как нужно было свыше 4000. Поэтому предписано было в виде временной меры, «где по присылке отставных не достанет, быть по-прежнему из купечества» по выбору магистрата. На магистраты возложено было также «содержать в своем смотрении полицию», заводить земским иждевением и городским тщанием хотя малые школы, сиротские и смирительные дома, госпитали, строить ратуши и недалеко от них биржи. Эти планы, однако, в большинстве случаев не сбылись. Г. магистраты состояли в ведении и подчинении главного магистрата, которому доносили о всех своих действиях и предположениях и предписания которого обязаны были исполнять. Для магистратов были обязательны также распоряжения некоторых коллегий, напр. Камер-коллегии. По отношению к другим областным органам управления магистраты поставлены в совершенно независимое положение: «они губернаторам и воеводам не должны быть подчинены в том, что до городского суда и экономии касается». Значит, суд, финансы и значительная часть полицейских обязанностей, касающихся городского хозяйства (домостроительства), должны были осуществляться магистратами вполне самостоятельно. Вскоре после смерти Петра упразднен был главный магистрат (1727). Бывшие магистраты, теперь наз. ратушами, оказались в полной зависимости и подчинении воевод, сохранив за собой исключительно судебные и финансовые функции. К невыгоде горожан последние расширялись в том смысле, что сбор кабацких и таможенных пошлин всецело возложен на магистраты, имевшие за то право, «чтобы оные к тем сборам кого знают определили, и что те определенные ими выбранные не выберут, и то взять на них лишнее; сверх окладу оставлять на общую пользу городовую». Полицию городскую, по наказу губернаторам и воеводам 1728 года, предписано им ведать «чрез ратушу и бурмистров». Эта зависимость от губернаторов и воевод еще более принизила и без того невысокое положение городских учреждений, так что при имп. Анне Сенат обратил внимание на то, что «бурмистры как к распорядкам гражданским попечения, так и к их самих защищению смелости не имеют», отчего даже петербургское гражданство пришло в крайнее изнеможение. Это послужило поводом к представлению о необходимости ввести вновь магистратское устройство. Но эта мысль осуществилась только в 1743 г., когда восстановлен в СПб. главный магистрат, а в прочих городах — магистраты «по-прежнему». Восстановленное имп. Елизаветой магистратское устройство, однако, оставлено в зависимости от областных управителей. В ряде указов сенат предписывал магистратам исполнять требования полицейских властей и быть послушными губернаторам и воеводам, которым в случае неаккуратной уплаты сборов предоставлено было брать бурмистров под стражу. См. И. Дитятин, «Устройство и управление городов России» (т. I, СПб., 1875); Милюков, «Государственное хозяйство России в первой четверти XVIII ст.» (СПб., 1892, 611—613 и 691—692).

М. Д.

По учреждению о губерниях 1775 г. магистраты и ратуши, подчиняясь губернскому магистрату, по-прежнему составляются из выборных бурмистров и ратманов, избираемых на 3 года «городовым купечеством и мещанством». Сословные по своему составу, они должны были быть по своей роли учреждениями чисто судебными. Юрисдикция их распространялась на одно только торгово-промышленное население города — купцов и мещан. Таким образом, Г. магистраты и ратуши остаются городскими учреждениями только в том смысле, что они находились в городе. По жалованной грамоте 1785 г. магистраты опять приходят в соприкосновение с делами городского управления. По ст. 178 Городового Положения 1785 г., магистраты и думы «подают друг другу руку помощи»; по ст. 8 «Г. магистрат, по усмотрении внутри города каких нужд или недостатков имеет о том представить губернскому магистрату и губернскому правлению». По ст. 25 Г. магистрат приносит жалобу губернскому магистрату и сенату в случае, если власть имеющие места или лица налагают на город новые подати, службы или тягости. Вообще отношения Г. и губернских магистратов к думам, по Городовому Положению 1785 г., весьма неясны и неопределенны. Самое участие Г. магистрата в городских делах одновременно со существованием в городе думы можно объяснить себе только тем, что в жалованную грамоту 1785 г. попало многое из старых указов и распоряжений, регулировавших прежние магистраты как учреждения городского управления. Такой же смешанный характер Г. магистраты сохраняют и в Своде Зак. В тех городах, где существовали думы, Г. магистраты и ратуши представляли собою судебные установления для всех уголовных и гражданских дел купцов и мещан, а также заменяли коммерческие суды там, где их не было; инстанцией апелляционной и ревизионной для них служили уголовные и гражданские палаты; состояли они из двух бургомистров и 4 ратманов, выбиравшихся городским обществом. Г. магистратам и ратушам подчинены были словесные суды (см.). В то же время на Г. магистраты и ратуши возложены были дела по взиманию налога с недвижимых имуществ, по рекрутской повинности, по перечислению мещан и купцов, по избранию лиц на должности цехового управления и по утверждению избранных в эти должности, разделение ремесел на цехи и мн. др. В городах малолюдных и посадах, где дум не было, ратуши, оставаясь установлениями судебными, ведали и городское управление в его целом. В Сибири (а также в Ставропольской губ.) Г. магистрат именовался городовым судом, бургомистр — городовым судьей, а ратманы — заседателями. В 1866 г., когда приступлено было к введению судебной реформы, Г. магистраты и ратуши были упразднены во всей Европейской России; судебные их дела переданы в уездные суды, а дела хозяйственные и по городскому управлению перешли в заведование городских дум; в тех же городах, где они всецело заведовали делами городского хозяйства, предоставлено было министру внутренних дел учреждать или городские думы на общем основании, или же упрощенное общественное управление. Еще раньше, законом 21 июля 1864 г., упразднены были Г. суды в Томске, Тобольске и Тюмени и Г. ратуши в Барнауле, Кузнецке, Таре и Туринске, причем судебные дела их были переданы в местные окружные суды, а прочие дела отнесены к ведомству городского общественного управления. Наконец законом 25 февраля 1885 г. упразднены были Г. суды и ратуши и в других городах Сибири, причем отменено было и избрание городскими обществами Сибири заседателей в окружные суды для участия в делах о купцах и мещанах. О магистратах в городах Царства Польского см. Магистраты.