ЭСБЕ/Гражданские законы

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Гражданские законы
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Гравилат — Давенант. Источник: т. IXa (1893): Гравилат — Давенант, с. 502—504 ( скан · индекс )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Гражданские законы — Г. законы, регулирующие отношения из области так называемого Г. права (см.), составляют в настоящее время в большинстве государств Европы, как и в России, безусловно преобладающий, почти исключительный, источник Г. права, так как действие обычая (см.) постепенно исчезает, а судебная практика (см.), прецеденты которой дают основание к установлению новых юридических норм, основывается на толковании закона и без него не имеет силы. Определяя природу Г. законов, в отличие от других указывают иногда на то, что творческая роль законодателя по отношению к установляемым ими нормам гораздо меньше, чем по отношению к области публичного права (см.), так как здесь законодатель больше формулирует установившиеся отношения, чем формирует их, больше "додумывает" и выясняет волю сторон, чем направляет ее (см. Воля в области гражд. права). По отношению к формальной силе Г. законов это обстоятельство остается, однако, без влияния, так как воля законодателя, выраженная в Г. законах, имеет безусловно обязательную силу, все равно, согласна ли она или несогласна с установившимся порядком отношений (см. Закон). Тем не менее бесконечное разнообразие гражданско-правовых отношений, зависящее от свободного их установления заинтересованными в том лицами, значительно влияет на форму Г. законов. Лишенный возможности предусмотреть не только всевозможные виды гражданско-правовых отношений, но даже иногда установить и тип их, законодатель принужден ограничиваться здесь лишь принципиальными и общими определениями, предоставляя судье применение их к частным случаям. Положение последнего в силу налагаемой на него законом обязанности решать всякий гражданско-правовой спор независимо от полноты или недостаточности, ясности, темноты или противоречивости законов (ст. 10 Уст. Г. судопр.) также требует свободы от слишком детальных определений. По своей форме поэтому Г. законы должны быть общими, принципиальными, а не казуистичными. Удовлетворить этим условиям стремятся обыкновенно путем издания Г. законов в виде кодексов или уложений (см.), в которых они излагаются в систематическом порядке, разбитыми на определенное число соподчиненных групп. С таким кодексом в руках судья путем толкования и развития основных его положений легко может обнять всю совокупность судебных случаев, хотя бы ни один из них точно не был предусмотрен в законе. Выработка таких уложений представляется делом трудным не по одним только техническим соображениям. Чтобы быть формулированными в связной системе, гражд.-правовые отношения должны вылиться в жизни в определенную форму, явиться в ней законченными созданиями, а не переходными образованиями. При господстве последних жизнь можеть лучше быть регулируема отдельными узаконениями, чем уложением, могущим тогда насиловать жизнь своими односторонними и слишком поспешными обобщениями. История кодификации (см.) показывает в действительности, что создание уложений составляет плод многолетней, иногда вековой работы законодательного, жизненного и юридического творчества и не всегда завершается успешно.

Г. законы большинства западноевропейских государств отлились уже в форму более или менее удовлетворительных уложений или кодексов. Лучшим из них является французский, так называемый Наполеонов, кодекс (см.). В других государствах (Германия) выработка кодекса энергично идет вперед, хотя и встречает много затруднений при начавшемся в настоящее время процессе преобразования гражданского оборота. Лишь некоторые государства (Англия) вследствие своеобразности исторического хода развития права не имеют кодексов и не особенно в них нуждаются. Положение Г. законов России определяется, главным образом, происхождением их действующего состава. В основании их лежит 1 ч. Х т. Свода Законов, названная "Сводом Законов Гражданских", но в действительности их далеко не исчерпывающая. Рядом с законами, здесь изложенными, имеют силу и другие, рассеянные по разным частям Свода (особые законы о состояниях и недвижимой собственности, находящиеся в IX т. Св. Зак., законы о браках в разных частях Свода, о найме и других договорах и т. д.) или изданные после составления Свода для регулирования отношений, развившихся благодаря прогрессу экономических и социальных отношений (общий устав росс. жел. дорог, уставы банков и других кредитных учреждений, страховых, транспортных и др. обществ, различных торговых товариществ и т. д.). Количество всех этих дополнительных узаконений до такой степени велико, что систематический их сборник, изданный в 1885-89 гг. редакционной комиссией по составлении гражданского уложения, дал 12720 статей, вместо 2334 1 ч. Х тома. Уже из этого одного можно заключить о степени систематичности и цельности русских Г. законов. История составления Х тома раскрывает, однако, еще большие формальные их недостатки.

"Свод Законов Гражданских", подобно остальным отделам Свода Законов (см.), по идее законодателя должен был быть лишь систематическим сборником общих положений, извлеченных из многочисленных Г. законов и указов, которые издавались в течение конца XVII-го, всего ХVIII-го и первой четверти XIX-го веков. В отличие от западных уложений, он должен был обнять лишь законодательный материал, а отнюдь не обычаи, действовавшие рядом с законом в самой жизни или установившиеся в судебной практике. Еще менее он должен был быть синтезом всех норм гражданского права, действовавших в России. Правда, план Св. Зак. Гражд. был расположен Сперанским "по образцу римского, французского, прусского и австрийского законодательства", откуда был взят и ряд дополнительных, вводных или выражающих общие определения статей, а также и редакция многих других, под которыми сделаны ссылки на старые русские законы; тем не менее, необходимость считаться со старыми законами и так или иначе оправдывать ими статьи Х тома повела к тому, что Свод Законов Гражданских так и остался неполным выразителем действовавшего права. Западные кодексы не могли помочь и в синтезе старых норм, так как заимствования определялись не принципиальными точками зрения, а большим или меньшим соответствием заимствуемого со старыми русскими законами. Отсюда происходившее несколько раз во время составления Свода изменение принятого в начале плана; отсюда и неопределенность взглядов на самые основные вопросы гражданского права. Характер старых указов, издававшихся главным образом по поводу отдельных случаев, способствовал тому, что вместо абстрактных норм, выраженных в западных кодексах, создавались нормы казуистичные. Таким образом, по своему составу наш Свод Гр. Законов никаким образом не мог быть признан уложением в настоящем смысле слова. Однако при издании ему было придано такое значение благодаря тому, что статьи его получили самостоятельный, независимый от старых законов смысл; ссылка на Свод устраняла совершенно ссылку на старые законы и имела безусловную силу. Хотя в вопросах неясных при противоречии и темноте новых законов и т. д. и дозволялась справка со старыми законами, практике пришлось все-таки сделать выбор между Сводом и старыми законами в пользу первого и сообщить ему самовосполняющее значение, как и всякому уложению, вследствие чего Свод и обратился окончательно в последнее. Благодаря этому, у нас получились две группы Г. законов: одна, имеющая силу Уложения, и другая, представляющая собою просто несистематизированное собрание отдельных узаконений, старых и новых. Старые не были отменены Сводом, новые получили силу независимо от него, но связь между ними совсем не была установлена. Неполнота Свода и его казуистичность мешают затем и правильному применению обычных способов толкования закона (см.). Сплошь и рядом поэтому наши судьи принуждены оставлять в стороне Свод Зак. Гражд. с его противоречиями и неясностями и выступать на дорогу свободного творчества. Отрицать пользу последнего ввиду переживаемой нами переходной эпохи было бы несправедливо; но это отрицательное достоинство Свода не искупает его положительных недостатков. Последние, впрочем, состоят не только в противоречии требованиям относительно формы Г. законов, но и в устарелости многих основных положений, ясно выраженных и имеющих безусловную силу. Так как эти материальные недостатки стоят вообще в связи с современным положением нашего гражданского права, то о них см. это посл. слово. — Что касается новых узаконений, относящихся к области гражданского права, то редакция их благодаря иным приемам составления гораздо лучше редакции свода; тем не менее и они далеко не всегда стоят в надлежащем соответствии между собою. Вообще недостаточность и устарелость наших Г. законов есть общепризнанный факт не только для общества и юристов, но и для правительства, учредившего в 1882 г. с целью их пересмотра особую редакционную комиссию, продолжающую и до сих пор свою деятельность (см. Кодификация).

Первое издание Свода Зак. Гр. состоялось в 1832 г., заключило в себе 1471 статью и вступило в силу в 1835 г.; во второе издание, в 1842 г., включены были дополнения и поправки, а также статьи, составленные взамен местных законов Черниговской и Полтавской губерний; третье издание, 1857 г., заключало в себе 2334 статьи; четвертое, 1887 г., действует и до сих пор с тем же номинальным количеством статей, но с отменой, исключением и исправлением многих из них, оказавшихся неприменимыми после реформы 1861 г. и других преобразований. Из частных изданий Свода Зак. Гр. заслуживают внимания те, которые снабжены комментариями, извлеченными из кассационных решений, хотя они все с научной точки зрения мало удовлетворительны. Особенным вниманием между ними пользуется издание г. Боровиковского (теперь 7-е, 1892 г.). Литература о русских Г. законах довольно обширна. Подробный ее список см. у Поворинского, "Указатель". Главные сочинения: Пахман, "История кодификации гражданского права" (том 2-й, СПб. 1870); Барац, "О чужеземном происхождении большинства наших Г. законов" (в "Журнале Гражд. и Угол. Права" за 1884 и 1885 гг.); Цитович, "Курс русского гражд. права" (т. I, вып. I-й, Одесса 1878); "Замечания о недостатках действующих Г. законов" (изд. редакц. комиссии по составлению проекта Гражд. Уложения, СПб. 1891); А. Филиппов "О пересмотре наших Г. законов" (в "Юр. Вестн." за 1882 г., кн. 3-4); его же, "Сперанский как кодификатор русского права" ("Р. Мысль" 1892 г. № 10); Дювернуа, "Из курса лекций по русск. гражд. праву" (СПб. 1889). Что касается Г. законов, рассеянных по разным томам Свода, а также и новых узаконений, то они изданы, как уже упомянуто, редакц. комиссией под редакцией гг. Гожева и Цветкова, с превосходным указателем, под заглавием: "Сборник Гражданских Законов" (СПб. 1885-89).

Кроме названных общих законов, в России действует ряд местных Г. законов и кодексов; о них см. в статьях, посвященных местному праву России.

В. Нечаев.