ЭСБЕ/Грот, Яков Карлович

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Грот
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Гравилат — Давенант. Источник: т. IXa (1893): Гравилат — Давенант, с. 777—778 ( скан · индекс ) • Другие источники: МЭСБЕ


Грот (Яков Карлович) — академик, род. 15 дек. 1812 г. (о его предках см. Иоаким Г.). † 24 мая 1893 г. Учился в Царскосельском лицее; в 1832 г. первым окончил курс и поступил на службу в канцелярию комитета министров, состоя в непосредственном ведении барона М. А. Корфа. Когда последний в 1835 г. был назначен государственным секретарем, он перевел Г. в свою канцелярию. В 1837 г. Г., много писавший еще в лицее, окончил перевод Байроновского «Мазепы» и поместил его в «Современнике»; там же он стал печатать статьи по истории и литературе скандинавского севера, который, благодаря знанию шведского языка, был ему известен в совершенстве. Перевод стихами поэмы Тегнера «Фритиоф» (Гельсингфорс, 1841; 2-е изд. Воронеж, 1874), снабженный объяснениями древностей и мифологии скандинавских народов, еще в рукописи обратил на себя внимание Жуковского, который представил переводчика статс-секретарю В. К. Финляндского, Ребиндеру. В 1840 г. Г. был назначен профессором вновь учрежденной при Гельсингфорском унив. кафедры русского яз. и словесности, причем лекции должен был читать на шведском языке; ему поручено было также следить за преподаванием русского яз. в учебных заведениях Финляндии. В Финляндии Г. издал (на шведском языке) ряд книг для финляндского юношества: «Учебник русского языка» (2-е изд. 1849); «Книга для чтения»; «История России до Петра В.» (2-е изд. 1850—1851) и др. В целом ряде статей: «Знакомство с Рунебергом» («Современ.» 1839), «Поэзия и мифология скандинавов» («Отеч. зап.» 1839), «О природе финляндской» («Соврем.» 1840), «Гельсингфорс» (1840, т. же), «О финнах и их народной поэзии» (т. же) и пр., Г. знакомил русское общество с литературой, историей и природой Швеции и Финляндии. В 1846 и 1847 г. под наблюдением Г. печатался подробный шведско-русский словарь; тогда же он, в сопровождении известного собирателя финского эпоса Ленрота, совершил поездку от Ладожского озера до р. Торнео, которая описана в книге «Переезды по Финляндии» (1847). В 1847 г. Г. посетил Швецию и Упсальский унив. и завязал сношения с тамошними учеными и литераторами (см. его письма в «СПб. ведом.» за 1848 г. с 77 №, «Сев. обозр.» и «Москвитянине» 1849 г., и «Отеч. зап.» 1850 г.). В 1849 г. Г. познакомился с знаменитым ориенталистом Косовичем, под руководством которого занимался греческим и санскритским языками. В начале 50-х гг. появляются статьи Г. «О некоторых особенностях в системе звуков русского яз.» («Ж. М. Н. Пр.» 1852, № 6); «Областные великорусские слова, сродные с скандинавскими» («Изв. II отд. акд. наук» 1852); «Областные великорусские слова финского происхождения» (т. же); «Замечания по поводу «Опыта областного великорусского словаря» (т. же) и много др. статей, вошедших потом в обширный трактат «Филологические разыскания. Материалы для словаря, грамматики и истории русского яз.» (СПб. 1873), вскоре переработанный и появившийся в 1876 г. вторым изданием (второй том этого труда: «Спорные вопросы русского правописания от Петра В. доныне» вышел и отдельно, совершенно переработанный). В 1852 г. Александровский лицей предложил Г. кафедру словесности, которую он занимал 10 лет; тогда же он был назначен преподавать вел. кн. Николаю Александровичу и ныне благополучно царствующему императору русский и немецкий яз., историю и географию. Через 3 года Г. был избран адъюнктом акд. наук по отделению русского яз. и словесности, в которой с 1858 г. состоял ординарн. академиком, с 1884 г. — председателем. С 1889 г. Г. был вице-президентом акд. наук. С 60-х гг. имя Г. тесно связано с изучением целого ряда писателей и деятелей прошлого и нынешнего века: Ломоносова («Письма Ломоносова и Сумарокова к И. И. Шувалову» в «Зап. Акд. н.» 1862; «Очерк академической деятельности Ломоносова», т. же, 1865), Державина (изд. его сочинений в 9 томах с обширнейшею биографиею, 1864—1883), Хемницера («Соч. и письма Хемницера по подлинным его рукописям, с биографич. статьями и примечаниями», СПб., 1873), Карамзина, Дмитриева («Письма Н. М. Карамзина к И. И. Дмитриеву», СПб., 1866, изд. Г. и Пекарского), Пушкина («Пушкин и его лицейские товарищи и наставники», СПб., 1887), Крылова («Литературная жизнь Крылова», «Сатира Крылова и его «Почта Духов», «Заметка о баснях Крылова» и пр. — в «Сб. отд. рус. яз. и слов.» за 1869 и др. годы), Плетнева («Сочин. и переписка П. А. Плетнева», 1884); Жуковского («Очерк жизни и поэзии Жуковского» — в «Сб. отд. рус. яз. и слов.», 1883 и пр.), Екатерины II как государыни и писательницы. Много материалов для внутренней истории царствования этой государыни разбросано в примечаниях к изд. соч. Державина, а также в многочисленных ст. и изданиях Г.: «Материалы для истории Пугачевского бунта. Переписка имп. Екатерины II с граф. П. И. Паниным» (СПб., 1863); «Воспитание Екатерины II» («Древ. и нов. Россия», 1875); «Екатерина II и Густав III» (т. же, 1876, «Русск. стар.» 1877, затем в «Сб. отд. рус. яз. и слов.», 1878); «Филологические занятия Екатерины II» («Р. архив», 1877), «Заботы Екатерины II о народном образовании» («Сб. отд. рус. яз. и слов.» 1880), «Lettres de Cathérine II à Grimm 1774—1796» (СПб., 1878), «Екатерина II в переписке с бар. Гриммом» («Сб. отд. рус. яз. и слов.» 1880—81), «Письма Гримма к имп. Екатерине II» («Сб. историч. общ.», т. XXXIII, 1881). В 1885 г. вышло в свет «Русское правописание», выдержавшее 9 изд. С 1891 г. под главною редациею Г. выходит «Словарь русского языка», изд. II отд. Акд. наук. Ср. «Записка об академике Я. Г.», составленная П. А. Плетневым (СПб., 1856), и «Библиографический список соч., переводов и изданий Я. Г.» (СПб., 1883).

В ряду многочисленных и всегда ценных работ Г. по истории русской литературы и языка наиболее видное место занимают монументальное издание сочинений Державина и «Русское правописание». Издание Державина создало особый «гротовский» тип изданий классиков, отличающихся не только тщательным установлением текста, но и богатством историко-литературного комментария. «Примечания» Г. к Державину и по объему, и по обилию сведений являются полным обзором умственной и политической жизни эпохи и детальнейшею разработкою множества литературных вопросов. Биография Державина, составляющая огромный том в 1000 стр., разработана с тою же историко-библиографическою роскошью и на основании нового архивного материала. Отношение биографа к Державину не лишено пристрастия. Это не делает его, однако, литературным старовером; как в разработке державинской эпохи, так и в других работах Г. является писателем, в котором «академичность» отнюдь не поселила вражды к прогрессивным течениям русской литературы.

Далеко не единодушное признание встретили первоначально стремления Г. установить русское правописание. Часть его нововведений вызвала протесты; многие решительно отказываются писать «мачеха», «бечева», «водорасль», «вядчина», «лекарь», «спесь», «Владимир», «слепого» и т. д. С каждым годом, однако, протесты затихают, мало-помалу устанавливается обязательное правописание «по Гроту». Правописание, раз оно не может быть вполне фонетическим — нечто совершенно условное, и потому попытка Г. положить конец орфографическому безначалию нашему несомненно заслуживает сочувствия.