ЭСБЕ/Движимость

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Движимость
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Давенпорт — Десмин. Источник: т. X (1893): Давенпорт — Десмин, с. 181—183 ( скан · индекс )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Движимость — понятие, противополагаемое недвижимости (см.) и распадающееся на два: движимые вещи и движимые имущества. Движимыми вещами называются те, которые способны к перемещению с одного места на другое, собственной или посторонней силой, без вреда для их существа, особенностей или естественного назначения. Французский закон называет такие вещи движимыми «по природе» в отличие от движимых вещей «по определению закона», под которыми разумеются так называемые «бестелесные вещи» (res incorporales), обладающие в праве свойствами движимых вещей — права на движимые вещи и обязательства [Права и обязательства, связанные с недвижимостями, причисляются к последним]. Последнее, более широкое понятие Д., идущее дальше естественного свойства вещей, совпадает с понятием движимого имущества. Не все фактически движимые вещи и имущества считаются Д.; некоторые из них переходят в разряд недвижимостей или в качестве принадлежностей (см.) недвижимых имуществ, или по особому определению закона (напр. по некоторым законодательствам недвижимостями считаются морские суда[1]. В течение истории характер Д. и недвижимости приписывался не всегда одним и тем же вещам: дома, напр., и другие постройки долгое время считались Д. не только благодаря тому, что, будучи строимы из дерева и непрочно связываемы с землей, легко могли быть переносимы с места на место, но и по особому определению закона (напр., дома на чужой земле). Наконец, разными законодательствами объем Д. и недвижимости также определяется различно: по римскому праву, напр., понятие недвижимости (с ее принадлежностями) было гораздо уже, чем по современному. При более точном определении понятия Д. законодательство и юристы прибегают поэтому к перечислению движимых имуществ или к указанию исключений из деления, устанавливаемого естественным признаком. Наиболее исчерпывающими в этом отношении являются постановления франц. гражд. кодекса (ст. 527—536). Русское право совершенно воздерживается от определения Д., ограничиваясь простым перечислением предметов, признаваемых им за Д. По ст. 401—403 т. Х ч. 1 к Д. причисляются мореходные и речные суда, книги, рукописи, картины и все предметы, относящиеся к наукам и искусствам, домовые уборы, экипажи, земледельческие орудия, всякого рода инструменты и материалы, лошади, скот, хлеб сжатый и молоченный, всякие припасы, выработанные на заводах, наличные руды, металлы и минералы и все то, что из земли извлечено, наличные капиталы, заемные письма, векселя, закладные и обязательства всякого рода, а также права на золотые прииски на землях казенных и императорских. Ст. 405, разделяя движимые имущества на тленные и нетленные (см.), причисляет к ним ряд других предметов: золото, серебро, каменья, всякую посуду, галантерейные вещи, жемчуг, меховые вещи и съестные припасы. Само собою разумеется, однако, что и с этим добавлением приведенное перечисление движимого имущества остается примерным и подлежит распространению по усмотрению суда.

Деление имуществ на Д. и недвижимые играет важную роль при толковании юридических сделок (напр. завещания, дарения, раздела наследства). Еще большее значение принадлежит ему при установлении самой системы современного имущественного обладания, в которой положение Д. значительно отлично от недвижимости. Сделавшись в средневековой Европе основой социального и экономического положения лица в государстве, недвижимости получили привилегированное положение в праве, выражающееся в большей выработанности их форм и больших заботах государства как о порядке их распределения между обладателями, так и об организации перехода из рук в руки и защиты обладания ими. В противоположность этому организация обладания Д., способы ее перехода, а также долгое время и порядок ее защиты определялись больше усмотрением частных лиц, чем государством. Vilis mobilium possessio — вот поговорка, выражавшая взгляд на юридическое значение Д. Хотя в сознании общества с обладанием Д. соединялись представления о собственности, пользовании, залоге и др. юридических формах обладания, о вещном иске и других способах защиты, тем не менее собственность и другие вещные права на движимость плохо различались: титулом обладания было владение (см.) или даже простое держание (см.); размеры защиты путем вещного иска были ограничены принципом «Hand muss Hand wahren» (см. Виндикация). Способы перехода Д. из рук в руки были свободны от общественного контроля: простое соглашение о передаче или сама передача служили и основанием перехода прав на Д. Меньшую цену придавало Д. право и при определении норм, регулировавших переход ее по наследству, обладание и пользование со стороны супругов и т. д.; тем же объясняется и большая легкость принудительного отчуждения Д. сравнительно с недвижимостью. В дальнейшем процессе развития обнаруживается тенденция к уравнению норм, регулирующих Д., с нормами, касающимися недвижимости. Последнее, однако, не достигнуто в современном праве и до сих пор, несмотря на влияние римского права, не знавшего в своей развитой форме неравенства Д. и недвижимости в обороте [В раннем римском праве аналогическое значение имело деление вещей на res mancipi и nec mancipi (см. Вещь)]. Причина этому лежит, с одной стороны, в том, что Д. в силу требований современного оборота не может быть подчинена строгим требованиям вещного права, определяющего обладание недвижимостями, а с другой — в том. что полная мобилизация недвижимой собственности (см.) вызывает в силу социальных и экономических соображений большие протесты. Многие из указанных исторических отличий обладания движимостей остаются поэтому и до сих пор в полном примнении как отличительная особенность Д., по крайней мере во французском праве и примыкающей к нему группе законодательств. Сюда относятся: правило «en fait de meubles possession vaut titre» (Code civil, art. 2279), ограничение виндикации (см.), невозможность ипотеки (см.), приобретение путем простого соглашения или договора и ряд других норм, сближающих вещное право на Д. с обязательственным. В русском праве действуют следующие постановления, отличающие юридическое положение Д. от недвижимости: на осн. ст. 398 т. Х-го, ч. 1-Й Д. — всегда имущество благоприобретенное, она может быть приобретаема «законными способами, без всяких письменных актов, по одним словесным договорам и соглашениям» (ст. 711); согласно с этим «движимые вещи почитаются собственностью того, кто ими владеет, доколе противное не будет доказано» (ст. 534) — постановление, последняя часть которого значительно ограничивается судебной практикой (см.). О других нормах, отличающих Д. от недвижимости, см. Арест, Взыскание, Дарение, Заклад, Наем, Наследование по закону и др. Ср. Heusler, «Institutionen des deutsch. Privatrechts» (I, § 67, и II, §§ 79 и 113—119); Viollet, «Précis de droit civ. franc.» (524 сл.); Laurent «Principes de droit civils» (V, 612 сл.); Unger, «System des Österreich. allgem. Privatrechts» (I, § 48); Победоносцев, I, § 9.

В. Н.

Примечания[править]

  1. Группа германских законодательств не дает точного определения Д., а определяет лишь понятие недвижимости, считая Д. все то, что не недвижимость.