ЭСБЕ/Десятня

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Десятня
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Десмургия — Домициан. Источник: т. Xa (1893): Десмургия — Домициан, с. 495—496 ( скан · индекс )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Десятня — основной источник для изучения истории городового дворянства в Моск. государстве XVI и XVII вв., получающий особенную цену при сопоставлении его с другими разрядными документами подобного по внешности типа и с писцовыми книгами поместного приказа. Это были описания городовых дворян и детей боярских Моск. государства, составлявшиеся, в военно-финансовых интересах государства, при их разборе, верстании и раздаче им денежного жалованья и получившие значение юридического доказательства права владеть населенным поместьем. Д. всегда отличалась от списка служилых людей; оба эти термина в актах противополагаются друг другу. При назначении денежной раздачи, служилых людей «по отечеству» (т. е. дворян и детей боярских) приказывалось обычно писать в Д., а служилых людей «по прибору» — в особый документ, называвшийся обычно «раздаточной книгой денежного жалованья». Иногда служилые люди «по прибору» попадали в Д., но всегда отдельно от служилых людей «по отечеству». О важности записей в Д. можно судить по челобитной от 5 авг. 1627 г. новгородца Деревской пятины С. К. Веревкина, просившего не поставить ему в вину, что в Д. от 22 ноябр. 1621 г. его поместье не записано, ибо в противном случае могли бы явиться челобитчики на его поместье. Д. составлялись в трех видах, смотря по конечной цели, с какой предпринималось их составление: Д. разборные, денежной раздачи и верстальные; но так как разбор дворян и детей боярских, служивших «старо», обычно соединялся с верстаньем служилых и неслужилых новиков, а денежная раздача иногда соединялась с разбором, то в разборных Д. всегда есть рубрика, перечисляющая верстаных разборщиками новиков и представляющая собой как бы особый «верстальный список», приложенный к Д. (Д. разбора и новиков верстанья), а в Д. денежной раздачи — отметки, свойственные разборной Д. (Д. разбора, денежной раздачи и новиков верстанья). Обычно Д. составлялась для каждого «города» отдельно, перечисляя по известным рубрикам всех приписанных к нему по службе дворян и детей боярских, но не всех испомещенных в его уезде, так как испомещение в том или другом уезде могло и не совпадать с припиской по службе (так, в Вологодском у. были испомещены вязьмичи, беляне, смольняне, дорогобужане). Гораздо реже составлялась одна Д. для двух или более городов; но и в таком случае каждый «город» писался особо: так, одна Д. составлялась для черниговцев и путивльцев, для великолучан, пусторжерцев и невлян и т. д. За некоторыми исключениями Д., особенно же разборная, перечисляет не только весь наличный состав служащих «старо» и новиков предшествующего составлению Д. верстанья, но также служащих осадную службу или по приказам в Москве и в городах, или в посылках, пропавших без вести или попавших в плен, умерших за последние годы, вдов, девок и недорослей на прожиточных поместьях. Верстальные Д. составлялись и на одно лицо, и на два, и на три. Д. составлялась обычно по грамоте из Разряда, откуда в область вместе с грамотой посылался в руководство «московский разрядный список», составленный отчасти на основании старых имевшихся в Разряде Д., отчасти же воеводских росписных и сметных списков. Случалось, что «московский разрядный список» перечислял или не всех, или лишних: все это Д. отмечала в особых рубриках; разборщики в момент разбора писали разбираемых в «разборный список» и по нему уже после разбора составляли Д., которая отправлялась в Москву в Разряд (черновик Д. разборщики, по-видимому, удерживали у себя). Разряд сверял разборную Д. с разборным списком, подновлял «подлинный список», всегда имевшийся у него по каждому городу, справлял оклады вновь верстаных в «служилом списке» и приправлял «годовую роспись»; проверяя правильность верстанья новиков, Разряд контролировал и правильность расходования денежных сумм, посланных на жалованье. В большинстве случаев Д. приписывал по листам дьяк, справлял на последнем листе подьячий; иногда же приписывал воевода и очень редко окладчики, перечислявшиеся всегда в начале Д. [1]. Древнейшая дошедшая до нас Д. относится к 1577 г. (по Коломне, разбора, денежной раздачи и верстанья), позднейшая — к 1676 г. (верстанья рязанцев и белозерцев на Рязани); но могут найтись и более поздние, ибо составление их прекратилось только при Петре Великом, когда вся русская армия была преобразована по иноземному образцу.

Для разборов, верещаний и денежных раздач не было и не могло быть определенных сроков. Из систематической описи Д., изданной недавно в «Описании документов и бумаг, хранящихся в Московском архиве министерства юстиции», видно, что Д. по разным городам составлялись в XVII в. ежегодно, а в двух случаях — по всем городам Московского государства. Д. двух последних составлений играют первостепенную роль и преимущественно перед всеми другими заслуживают издания: это большой разбор 130 (1622) г. и большой разбор и денежная раздача 157 (1649) г., оба по челобитью снизу и по приговорам земских соборов. В разрядных актах сохранились распоряжения о производстве этих разборов; изучение их дало возможность составить две таблицы, данные которых иллюстрируются уцелевшими Д. этих годов (см. в VII-м т. «Описания» на стр. 326—9 и 139—143). Большой разбор и составление разборных Д. предпринимались одновременно с новым кадастром и первой подворной переписью.

Д. — документ прежде всего статистический, самостоятельного генеалогического значения он не имеет, но при писцовых книгах и при столбцах поместных и вотчинных дач оказывает большие услуги для полноты генеалогических таблиц и для знакомства с прохождением военной службы каждым отдельным лицом. Д. выясняют также вооружение дворян и детей боярских, соотношение между их службой и земельными их владениями, многие подробности в организации военной службы (полковой, ближней и осадной) и корпоративный строй конных дворянских сотен.

Критический обзор литературы о Д. сделан В. Н. Сторожевым в статье: «Опись десятен XVI и XVII веков», напечатанной в «Описании документов и бумаг архива м-ва юстиции», т. VII, и вызвавшей в «Журнале Мин. Нар. Просв.» за 1891 г. статью Н. Н. Оглоблина: «Что такое Д.». Тексты десятен XVI в. по спискам Московского архива м-ва юстиции, с комментарием, алфавитом к Тысячной книге и таблицами разборов 130 и 157 гг., изданы в книге В. Н. Сторожева: «Материалы для истории русского дворянства», т. I (М., 1892), также в VIII т. «Описания» архива» [2]. Тем же автором изданы тверская и зубцовская разборные Д. 130 г., в перв. и втором выпусках «Тверского дворянства XVII века» (Тверь, 1891 и 1893).

Примечания[править]

  1. В Д. наряду с дворянами и детьми боярскими и вперемежку с ними заносились земцы и однодворцы.
  2. Здесь сделан также опыт сопоставления Д. с писцовой книгой.