ЭСБЕ/Димитрий Иванович Донской

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Димитрий Иванович Донской
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Десмургия — Домициан. Источник: т. Xa (1893): Десмургия — Домициан, с. 613—614 ( скан · индекс ) • Другие источники: ВЭ : МЭСБЕ : РБС : ЭЛ : Britannica (11-th)


Димитрий Иванович Донской, вел. кн. всея Руси, сын в. кн. Ивана Ивановича, от 2-й его супруги Александры, род. в 1350 г. По смерти отца своего (1359) Д., с братом Иваном († 1364), остался малолетним. Русские князья поехали в Орду хлопотать о вел. княжении; хан Навруз дал ярлык суздальскому князю Димитрию Константиновичу. Малолетний Д. был в Орде в 1361 г., а может быть, и ранее. В Орде произошли «замятни». Хан Навруз был убит, явились два хана: в орде Мурат, за Волгой — Авдул, управляемый темником Мамаем. К Мурату поехали поверенные вел. кн. Димитрия Константиновича, уже севшего на стол во Владимире, и кн. Московского, за которого, конечно, действовали бояре. Мурат дал ярлык кн. Московскому; Суздальский не уступал. Тогда бояре осадили Переславль, где заперся кн. Суздальский; Переславль был взят, Д. вокняжился во Владимире (1362). В 1363 г. хан Авдул прислал свой ярлык Д., который его принял. Мурат оскорбился таким признанием другого хана и снова дал ярлык Димитрию Суздальскому, который явился во Владимир. Московские войска, при которых были и князья, изгнали его и опустошили Суздальскую область. Во время этой борьбы кн. Ростовский должен был подчиниться Москве и князья Галицкий и Стародубский лишились своих владений. Вскоре кн. Суздальский не только помирился с Московским, но еще просил его помощи, когда, по смерти брата его Андрея, Нижним завладел другой его брат, Борис. Митрополит послал св. Сергия мирить князей, и когда Борис сопротивлялся, в Нижнем были заперты церкви. Борис ушел в Городец; в Нижнем сел Димитрий (1364). Вслед за тем Д. женился на дочери Нижегородского кн., Евдокии. Тогда же Москва укреплена каменной стеной (Кремль). Вел. кн., по словам летописи, «всех князей приводил под свою власть, а которые не повиновались его воле, на тех начал посягать». Так он вмешался в ссору тверских князей, споривших между собой о выморочном уделе кн. Симеона Константиновича. Первоначально их судил владыка тверской и решил в пользу в. кн. тверского Михаила Александровича. Князья обратились к посредничеству митрополита, а Михаил — к в. кн. литовскому Ольгерду, и хотя, по-видимому, дело было улажено, но в 1369 г. вел. кн. Д. позвал Михаила на суд в Москву и заключил его и всех его бояр. Они были освобождены татарским послом; тогда Михаил снова обратился к Ольгерду, который пришел с войском и, разбив моск. полки при Тростенском оз. (в соврем. Рузском у.), подступил к Москве. Заключен был договор, выгодный для Михаила. В 1370 г. Д. напал на тверские области; Михаил обратился в Орду к хану Магомет-Султану, ставленнику Мамая, и получил от него ярлык на вел. княжение; но Д. хана не послушался. Михаил в третий раз призвал Ольгерда, который, однако, не имел удачи под Москвой, помирился с вел. кн. и отдал дочь свою за его двоюродного брата, Владимира Андреевича. Михаил снова поехал в Орду, получил ярлык; но Д. ярлык не принял, задарил посла и склонил его на свою сторону. Тем не менее Д. поехал в Орду, предварительно сделав завещание, в котором распоряжался наследственными своими владениями, не упоминая о вел. княжении. В Орде его приняли благосклонно. Михаил опять обратился к Ольгерду, который пришел, был разбит под Любутском (Калужского у.) и заключил мир (1372). Михаил не мирился; Д. пошел на Тверь, с ополчением многих князей, осадил город и принудил Михаила заключить договор, которым он навсегда отказывался от вел. княжения. В том же году Д. победил Олега Рязанского, с которым велись споры о межах, и выгнал его из стольного города; но тот скоро возвратился и помирился с Д. Смирив соседних сильных князей, вел. кн. мог смело начать действия против татар. В современное смутное для Орды время разные царевичи, действуя от себя, делали нападения на Русскую землю; их иногда отражали, а иногда и они наносили русским поражения. В 1377 г. на Суздальскую область напал царевич Араб-шах (Арапша) из Синей орды (между Каспийским и Аральским морями). Д. послал войско на помощь тестю; по неосторожности русских князей, ополчение их было разбито на р. Пьяной (в соврем. Нижегородской губ.). Затем татары разграбили область Нижегородскую и сделали набег на Рязанскую. Араб-шах провозгласил себя ханом Золотой орды, но скоро погиб (его монеты найдены в Казанской губ.). В 1378 г. Д. удалось разбить на р. Родне (в Рязанской губ.) посланного Мамаем мурзу Бегича. Таким образом Д. защитил своего недавнего врага Олега. В отмщение за это Мамай собрал большое войско (1380). Д., приняв благословение от св. Сергия, который отпустил на брань двух иноков: Ослябя и Пересвета, встретил Мамая на Куликовом поле, между р. Непрядвой и Доном (Тульской губ., Епифанского у.). С ним было много русских князей и два сына Ольгерда, Андрей и Димитрий. Вел. кн. литовский Ягайло вступил в союз с Мамаем, но к битве не поспел. Олег Рязанский изъявил покорность Мамаю. 8 сент. произошла знаменитая битва, успеху которой способствовало преимущественно своевременное появление из засады отряда, под предводительством Волынского-Боброка (см.) и кн. Владимира Андреевича (см.). Д. отличился не только как полководец, составив заранее план, но и показал личное мужество. Переодевание его было общим обычаем средних веков (см. Куликовская битва). Мамай погиб на обратном пути; в Орде явился Тохтамыш, ставленник Тамерлана; он пошел наказать Д. (1381). Неожиданное нападение его заставило Д. удалиться в Кострому. Москва была взята, правда — обманом. Русь снова покорилась татарам, но народный дух уже оживился. Покоряясь татарам, Д. крепко держал других князей: попытку Михаила получить ярлык он отстранил в Орде, Олега смирил оружием, опустошил землю Рязанскую, новгородцев держал в повиновении. С двоюродным братом Владимиром Андреевичем Д. заключил договор, которым последний признавал Василия Дмитриевича братом старейшим, Юрия — братом равным, остальных — младшими, отказываясь от своих прав на вел. княжение. В последнем завещании своем (1389) Д. не только распоряжается наследственными владениями, но и благословляет старшего своего сына Василия вел. княжением. † Д. в 1389 г. После него остались дети: Василий, Юрий, Андрей, Петр, Иван и Константин. Грозный с князьями, Д. строго держал и бояр: Вельяминов, сын последнего тысяцкого, был казнен в Москве за содействие Михаилу Тверскому (см.). В этом отношении Д. является достойным предшественником вел. кн. Иоанна Васильевича. Потомство сохранило о нем память как о победителе татар; но его внутренняя политика замечательна, быть может, еще больше.

Источники и пособия. Летописи: Новгородская, Софийская, Воскресенская, Никоновская, Львовская, Степенная книга; Собр. гр. и дог.; «Слово о житии и преставлении вел. кн. Дмитрия Ивановича» (в Соф., Воскр., Ник., Ст. кн.); различные повести о Мамаевом нашествии (поведание в Новг. IV, Соф., Воскр., Типогр., Супр., Льв., Ст. кн.; сказание в Ник., Др. лет., Син. подр. лет., отдельно изд. Снегиревым, в «Русск. Ист. Сборн.»). Задонщина, опоэтизированное сказание, издано Срезневским в «Изв. II отд. Акад. наук», Ундольским во «Времен.» О всех сказаниях см. Тимофеева в «Ж. М. Н. Пр.» и Хрущева в «Трудах III Арх. съезда». «Сказание о нашествии Тохтамыша» (в Новг. IV, Соф., Воск., Ник.). О Димитрии вообще см. общие истории России, а также Экземплярского, «Великие и удельные князья Северной Руси» (т. I, СПб., 1889 г.) и Савельева-Ростиславича, «Дим. Иоан. Донской, первоначальник русской славы» (М., 1837 г.). Статья Костомарова о Куликовской битве (в «Месяцеслове», 1864 г.; перепечатана в «Монографиях», III) возбудила сильную полемику, в которой приняли участие Погодин (его статьи собраны в книге: «Борьба не на живот», М., 1874) и Д. В. Аверкиев (в «Эпохе»).