ЭСБЕ/Дипломатия

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Дипломатия
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Десмургия — Домициан. Источник: т. Xa (1893): Десмургия — Домициан, с. 649—651 (индекс)


Дипломатия — искусство представительства и сношений между государствами. Слово это употребляется также для обозначения общего понятия о дипломатических агентах и вообще о представительстве того или другого государства. Той части международного права, которая касается прав и обязанностей дипломатических агентов, дают иногда название дипломатического права. Термин Д. (от греч. слова диплом — госуд. акт, договор, хартия: дипломаты XVII— XVIII вв. ссылками на подобные документы старались придать своим требованиям характер правомерности, и поэтому особенно старательно занимались их изучением) вошел в употребление с XVIII в., но понятие, им выражаемое, восходит ко временам весьма отдаленным. Искусство достигать намеченной цели в международных сношениях имело своих блестящих представителей уже в древности, когда ведение переговоров обычно поручалось ораторам. Филипп Македонский представляет собой тип дипломата, если только хитрость и лукавство могут дать право на этот титул. Могущественные народы древности были проникнуты духом завоевания; их Д. стремилась к созданию всемирной монархии (см.); в международных отношениях господствовало право сильного. В средние века Д. находилась в руках исключительно высшего духовенства. Великие папы были и великими дипломатами своего времени. Когда на смену феодального государства выступили централизованные и абсолютные монархии, стремившиеся к внешнему могуществу и расширению своих границ, политике захватов стала служить Д. обманов. Повсеместное шпионство и подкупы в интересах монарха составляли главную задачу Д. Ходячими правилами были тогда поговорки: "Qui nescit dissimulare, nescit regnare" и "обман за обман". С конца XV в. успехи нравов и общественного воспитания, достигнутые под влиянием возрождения наук и искусств, внесли в Д., по крайней мере, тень добросовестности; но в действительности главными средствами ее оставались по-прежнему обман и тайна. Со времени Вестфальского мира начинается созыв конгрессов для устройства международных отношений. Основой этих отношений в принципе признаются начала права, с которыми на словах сообразуются дипломаты. Дипломатическое искусство достигает высокого развития. Во Франции уже при Генрихе IV отличались Сюлли, де Морнэ, де Силери и особенно кардинал д'Осса († 1604). Искусный в ведении переговоров и неразборчивый в выборе средств, кардинал Ришелье своими инструкциями послам сильно содействовал развитию дипломатического искусства. При Людовике XIII выдаются еще граф де Бриен, маршал де Бассомпьер, патер Жозеф и, как посредник, граф д'Эстрадес. Царствованию Людовика XIV предшествует опытная в притворстве дипломатия Мазарини. Дипломатия Людовика XIV нашла искусных исполнителей в лице Сервиена, де Торси, д'Аво, Барильона. Из английских дипломатов выдаются оба Сесили (Вильям и Роберт), действовавшие в царствование Елизаветы, затем Генри Воттон (Wotton, 1568—1639), характерный представитель Д. того времени, автор изречения: "Legatus est vir bonus peregre missus ad mentiendum reipublicae causa" (посланник есть благонадежный муж, посылаемый в чужие края для сокрытия истины ввиду пользы государства). Этому хитрому дипломату можно противопоставить благородного и откровенного Вильяма Тэмпля (1628—1700), который придерживался принципа, что в политике надо всегда говорить правду. Великим дипломатом был и Вильгельм III, умевший соединить европейские державы в борьбе против властолюбивых замыслов Людовика XIV. Мальборо одинаково знаменит и как полководец, и как дипломат. Из прочих европейских государств Венецианская республика и Нидерланды оставались, до конца последнего столетия, главными школами дипломатических талантов. Венеция выставила Гаспаро Контарини († 1542), Иоанна Корнаро († 1629), Нани († 1668); Нидерланды — Ольденбарневельда († 1619), ван Аарсена († 1641), де Витта († 1672), Гейнзиуса († 1720). Австрийский дом имел на своей службе непрерывный ряд даровитых дипломатов. Граф Траутмансдорф прославился на Мюнстерском (Оснабрюкском) мирном конгрессе; позднее граф Кауниц (при Марии-Терезии и Иосифе II) выказал замечательное искусство в защите интересов императорского дома. Достойным соперником его, при Фридрихе II и Фридрихе-Вильгельме II, был прусский дипломат Герцберг. Уже Допетровская Русь выставила даровитого дипломата в лице Афан. Лаврент. Ордина-Нащокина († 1680). Из русских дипломатов назовем кн. В. И. Куракина (1677—1727), гр. Андрея Остермана (на русск. службе с 1704—1747), гр. Алексея Петр. Бестужева-Рюмина (1693—1766), гр. Никиту Ив. Панина (1718—1783). По отношению к руководящим принципам Д. XVIII в. примыкает к Д. XVII в., но со значительными видоизменениями. Властолюбивые стремления могущественных государств к расширению своих границ Д. стремится согласить с началом европейского равновесия, путем политики разделов (système copartageant). Войны времен революции и империи не оставляют много места для Д., которая, однако, именно в это время выдвигает одного из самых крупных представителей своих — Талейрана. Гораздо большую роль она играет в так называемую эпоху конгрессов, когда господствует политика "вмешательства" (см.). В это время австрийский дипломат Меттерних является иногда вершителем судеб Европы. Существенно изменяется характер Д. по мере распространения в Западной Европе представительных учреждений, как потому, что в роли дипломатов начинают выступать, между прочим, государственные люди, приобретшие известность на парламентском поприще (Гизо, например, был одно время послом в Лондоне), так и потому, что кабинетная политика дипломатов встречает то поддержку, то препятствия в гласности парламентских прений. Наиболее даровитый из дипломатов второй половины XIX в., Бисмарк — сильный именно тем, что он не только дипломат, — соединяет старые дипломатические приемы (введение противника в заблуждение, как, например, Наполеона III и до, и во время кампании 1866 г.) с новыми (стремление опереться на национальные чувства и страсти), и этим путем достигает поразительных результатов.

В настоящее время приемы Д. в корне изменились. Дипломату мало помогает теперь одна изворотливость: политические обманы, при широком развитии гласности и знаний, сделались затруднительными. Он должен быть искусным, осторожным и дальновидным наблюдателем; иначе сообщаемые им сведения могут послужить источником необдуманных решений и труднопоправимых ошибок. Ярким примером этому может служить французская Д. времен Наполеона III, несущая на себе, особенно в лице Грамона (см.), большую долю ответственности за катастрофу 1870—71 гг. Что касается непосредственного влияния Д. на решение вопроса о войне и мире, то оно в последнее время несравненно меньше, чем прежде. Достаточно вспомнить ту роль, которая принадлежит теперь в этом отношении палатам, кабинету, общественному мнению, прессе. В вопросе о войне и мире всего важнее голос финансистов и военных людей, свидетельствующих о готовности или неготовности государства к открытию военных действий; с их решением сообразуются дипломаты. В профессиональный круг действий Д. входит, по-видимому, все, касающееся союзов, прямой или косвенной поддержки, прямого или косвенного противодействия нейтральных до поры до времени держав: и здесь, однако, многое зависит от военной и финансовой стороны вопроса, от количества и качества сил, которыми располагает государство, от степени важности возникшего спора, от решимости или нерешимости рисковать из-за него войной. Нельзя, впрочем, отрицать, что Д. может в значительной степени содействовать сохранению мира. Изыскивать всевозможные средства к предотвращению войны — такова первая задача Д., и в ряду этих средств все более и более выступает на первый план решение распри международным третейским судом (см.). Современную Д., все чаще прибегающую к международному суду, нельзя уже упрекать в том, что она не предупредила ни одной войны. Помимо сохранения мира, на современной Д. лежат все более и более расширяющиеся задачи по упрочению и развитию экономических и духовных интересов международного общения. Д., в XIX в., принимала деятельное участие в прекращении торговли рабами, в обеспечении свободы плавания по морям и по главным европейским рекам, в охранении частной собственности во время морских войн. Она способствовала заключению Женевской конвенции 1864 г. об уходе за ранеными и сделала попытку, на Брюссельской конференции 1874 г., уменьшить ужасы войны. От современного дипломата требуется солидное образование, основательное знакомство с началами права, в особенности с международным правом и конституционным правом европейских государств, со всемирной историей, политической экономией и статистикой. В общем, личность дипломатического агента все более и более теряет свое значение в наш век жел. дорог, телеграфов и телефонов. Многими высказывается мысль об упразднении послов, посланников и посольств, как инстанции излишней, ввиду новых средств ведения переговоров.

Общее руководство Д. принадлежит главе государства; непосредственное заведование международными сношениями находится в руках министра иностранных дел или канцлера, который действует через дипломатических агентов и консулов (см.). Для устройства определенных единичных дел, напр. проведения границ, улаживания какого-нибудь спора назначаются комиссары; они не сносятся непосредственно с иностранным государем, но лишь с его министрами или их поверенными.

Старая теоретическая литература по дипломатии, весьма обширная, выдвигавшая на первый план внешние формы международных сношений (напр. Wicquefort, "L'ambassadeur et ses fonctions", Пар., 1764), теперь утратила свое значение. Важны в особенности труды по истории Д., сборники международных договоров и иных актов дипломатических сношений: Barbeyrac, "Histoire des anciens traités" (1739); St. Priest, "Histoire des traités de paix et autres négociations, de la paix de Vervins à celle de Nimègue" (1725); Koch, "Abrégé de l'histoire des traités de paix entre les puissances de l'Europe, depuis la paix de Westphalia" (1796; этот труд вновь издал, переработал и продолжил до 1815 г. Фридрих Шелль). В 1885 г. кн. Урусов издал "Résumé historique des principaux traités de paix conclus entre les puissances européennes depuis le traité de Westphalia jusqu'au traité de Berlin, 1878). Назовем еще: Murdock, "The Reconstruction of Europe. A Sketch of the Diplomatie and Military History of Continental Europe, from the Rise to the Fall of the Second French Empire" (Л., 1890); A. Debidour, "Histoire diplomatique de l'Europe depuis l'ouverture du Congrès de Vienne jusqu'à la clôture du Congrès de Berlin" (П., 1890); "Revue d'histoire diplomatique" (с 1887 г.). Труды по истории Д. отдельных стран: Flassan, "Histoire générale et raisonnée de la diplomatie française" (1811); Лешков, "О древней русской дипломатии" (М., 1847); M. Капустин, "Дипломатические сношения России с Западной Европой во второй половине XVII в."; Brückner, "Russische Diplomaten im XVII J." ("Russische Revue", 1888, Bd. 28). Теоретический очерк о дипломатическом искусстве у Heffter, "Das europäische Völkerrecht" (7 изд., Б., 1882; рус. пер. Таубе, СПб., 1880). См. также Vergé, "Diplomates et publicistes" (П., 1856), и Martens, "Guide diplomatique" (5 изд., Геффкена, Лпц., 1866). Сборники трактатов начал издавать Лейбниц: "Codex juris gentium diplomatici" (1693, 1724, 1747) и "Mantissa Codicis juris gentium diplomatici" (1700, 1724, 1747); затем Jacques Bernard, "Recueil des traités de paix etc." (1700), Jean Du Mont, "Corps universel diplomatique" (1726—1731), Шмаус, "Corpus juris gentium academicum" (Лпц., 1730-1731; продолжение издано Бенком, Лпц., 1781—96), Г. Ф. Мартенс, "Recueil des principaux traités d'alliance, de trêve, de neutralité, de commerce etc., depuis 1761 jusqu'à nos jours" (до 1800 г.; Гетт., 1791—1801; сборник этот продолжен самим Мартенсом в 1802 г., затем его племянником Карлом Мартенсом, Заальфелдом, Мурхардом, Замвером, Гопфом, а с 1887 г. Штёрком); Карл Мартенс и Кюсси, "Recueil manuel et pratique des traités et conventions depuis l'année 1760 jusqu'à l'époque actuelle" (184 6-57; за 1857—85 гг. продолжено Гефкеном, 1885—88). Текущие дипломатические акты см. в двух периодических изданиях: "Staatsarchiv", основанном в 1861 году Эшди и Клаухольдом, продолж. Кремером-Ауэнроде, Вортманом, Гиршем, Дельбрюком, и "Archives diplomatiques" (с 1861 г.; прерван в 1876 г., 2-я серия с 1880 г., ныне под редакцией Рено). Из сборников этого рода, посвященных одному лишь государству, приведем те, которые касаются России: "Собрание государственных грамот и договоров, хранящихся в государственной коллегии иностранных дел" (М., 1813—18); "Документы для истории дипломат. сношений России с западноевропейскими державами от заключения мира в 1814 г. до конгресса в Вероне в 1822 г. " (СПб., 1825); С. Доброклонский, "Указатель трактатов и сношений в России с 1452 по 1826 г. " (М., 1838); "Памятники дипломат. сношений древней России с иностранными державами" (СПб., 1851-71; изданы при II отделении собственной Е. И. В. канцелярии по рукописям Московского главного архива министерства иностранных дел; первые 9 томов обнимают сношения с Римской империей с 1488 но 1699 г. включительно, в 10-й том вошли сношения с папским двором и с итальянскими государствами); Ф. Мартенс, "Собрание трактатов и конвенций, заключенных Россией с иностранными державами" (т. 1—9, СПб., 1874-92, издание министерства иностранных дел; тома 1—8 обнимают договоры с Австрией и Германией; 9 - м томом открываются договоры с Англией; документам предпосланы весьма ценные предисловия составителя на русском и французском языках, основанные на архивных данных); Григорович, "Переписка с русскими государями в XVI в., найденная между рукописями римской барбериниевой библиотеки" (СПб., 1834); Макушев, "Материалы для истории дипломатич. сношений России с Рагузской республикой " (М., 1865); Рамбо, "Recueil des instructions données aux ambassadeurs et ministres de France en Russie" (П., 1890, с предисловием издателя), Броссе, "Переписка грузинских царей с росс. государями от 1639 по 1770 г." (СПб., 1861); "Собрание трактатов, конвенций и др. актов, заключенных Россией с азиатскими державами, а также с Северо-Американскими Штатами" (СПб., 1858); H. Бантыш-Каменский, "Дипломатическое собрание дел между Российским и Китайским государствами с 1619 по 1792 г. " (Каз., 1882); "Сборник договоров России с Китаем" (СПб., 1890 — издание министерства иностранных дел); Н. Веселовский, "Памятники дипломатич. и торговых сношений московск. Руси с Персией" (СПб., 1890—92). Весьма много дипломатических документов и материалов напеч. в "Сборн. руск. истор. общества " (изд. с 1867). Ср. Martitz, "Les recueils des traités internationaux" ("Revue de droit intern.", 1 886) и Ивановского, "Notices sur les divers recueils des traités internationaux" (Одесса, 1890).

А. Я.