ЭСБЕ/Дознание

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Дознание
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Десмургия — Домициан. Источник: т. Xa (1893): Десмургия — Домициан, с. 864—865 ( скан · индекс )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Дознание — обозначает собирание официальными органами сведений об определенном обстоятельстве или факте или же собирание доказательств такого факта. Оно может иметь место по отношению ко всякого рода делам, как административным, так и подлежащим судебному рассмотрению, гражданским и уголовным, и при всяком положении дела.

Органом Д. может быть всякое правительственное место, так как в Д. важно только официальное удостоверение фактов. Но на практике органом Д. является преимущественно исполнительная полиция, как власть, сосредоточивающая у себя наибольшее количество сведений и предназначенная для приведения в действие правительственных распоряжений. В нормальном порядке средством Д. служит, главным образом, опрос, т. е. расспрашивание о подлежащем удостоверению факте, и затем осмотр, т. е. описание того, что непосредственно усматривается производящим Д. лицом. Выражением Д. являются протоколы, как воспроизведение того, что показано или усмотрено (см. Протокол).

Особое значение, как момент процессуальный, Д. имеет в производстве дел уголовных. Здесь Д. (Ermittelungsverfahren, enquête, instruction préliminaire) представляется подготовленном материала для судебного расследования, а часто и производством действий, обеспечивающих возможность судебного процесса. Преступления обычно совершаются тайно; к расследованию их часто приходится прибегать только по неопределенным и неясным намекам, слухам и предположениям, основательность и достоверность которых, прежде чем они сделаются предметом формального производства, должна подлежать поверке. Иногда (напр. при обнаружении мертвого тела) необходимо установить, есть ли налицо факт преступления; но и при несомненности преступления, суд не может принять исследование в свои руки, не имея в виду виновника совершенного преступления. Задачу доставления нужных для суда данных и выполняет Д. Таким образом, Д. в уголовном процессе хотя и стоит вне его, но неразрывно связано с ним, служит не только почвой для него, но и поводом к нему. Первые моменты предварительного следствия обычно посвящены проверке того, что дало Д.

Д. уголовное отличается от Д. вообще тем, что при производстве его уполномоченные органы не только удостоверяются в фактах, заранее намеченных, но сами определяют и намечают то, что подлежит удостоверению, иначе говоря — не только изыскивают средства удостоверения, но и сам предмет исследования. Ввиду столь широкой задачи Д. в уголовном деле, закон принимает меры к ограждению частных лиц против избытка усердия со стороны лиц, производящих Д. Во всех уголовно-процессуальных кодексах установлен ряд норм, регламентирующих порядок производства Д. и пределы власти органов, его производящих. Во многих государствах производство Д. возлагается на специальные органы, подчиненные судебной власти и носящие название судебной полиции (police judiciaire). Всемирной известностью пользуется в этом отношении организация английских и специально лондонских агентов Д. В России производство Д. возложено на общую полицию, подчиненную, в этом отношении, прокурорской власти и судебным следователям, и на чинов отдельного корпуса жандармов (ст. 2611 до 26113 Уст. угол. суд.). Последние дополняют своей деятельностью деятельность общей полиции, и лишь в составе жандармских железнодорожных полицейских управлений действуют самостоятельно, подчиняясь и сносясь не с судебными следователями, а с прокурорской властью. В столицах и некоторых других больших городах в составе общей полиции образованы сыскные отделения, имеющие задачей расследование преступлений. Эти отделения представляют собой как бы судебную полицию и состоят из лиц, имеющих специальную подготовку. В особенном порядке судопроизводства (напр. по преступлениям должности) органами Д. служат и другие правительственные места, от которых зависит в данном случае возбуждение уголовного преследования. Пределы Д. в уголовных делах определяются ст. 250 и 253 Уст. угол. суд. О всяком происшествии, заключающем в себе признаки преступления или проступка, полиция немедленно, и никак не позже суток по получении о том сведения, сообщает судебному следователю и прокурору или его товарищу. Но когда признаки преступления или проступка сомнительны, или когда о происшествии, имеющем такие признаки, полиция извертится по слуху (народной молве) или вообще из источника не вполне достоверного, то она должна предварительно удостовериться через дознание, действительно ли происшествие это случилось и точно ли в нем заключаются признаки преступления или проступка. Таким образом, закон указывает лишь на событие преступления, как на предмет Д., предпринимаемого по непосредственному усмотрению полиции. На практике, однако, Д. включает и розыск виновного одновременно с удостоверением в событии. Основанием для этого служит право и обязанность полиции до прибытия судебного следователя или до поручения судебной власти предупреждать уничтожение следов преступления и пресекать подозреваемому способы уклоняться от следствия (ст. 256 и 257). Очевидно, что исполнение этой обязанности невозможно без немедленного розыска виновного. Средствами Д., по закону (ст. 254), для полиции служат «розыски, словесные расспросы и негласное наблюдение»; но полиции не предоставлено производить при Д. обыски и выемки в домах. И это ограничение, однако, исчезает на практике, ввиду постановления ст. 258 Уст. угол. суд., по которой в случаях, не терпящих отлагательства, и когда до прибытия судебного следователя следы преступления могли бы изгладиться, полиции предоставлено производить осмотры, освидетельствования, обыски и выемки. Руководствуясь этой статьей, полиция обычно производит предусмотренные в ней действия до прибытия следователя и до постановления его об этом. Большую роль играет Д. и в производстве уголовных дел, ведаемых мировыми и городскими судьями и земскими начальниками, так как Д. здесь исчерпывает собой весь предварительный розыск, предпринимаемый по поручению судьи, как в том случае, если потерпевшим принесена жалоба, но не имеется в виду обвиняемого, так и в случае, когда самим судьей усмотрено преступное действие и признано необходимым произвести предварительный розыск (ст. 47 и 52 уст. угол. судопр. и ст. 174 прав. 29 дек. 1889 г.). Совершенно аналогично нормировано Д. в тех местностях, где действуют судебные места прежнего устройства (т. XVI, ч. 2 Суд. по прест. ст. 32—53). Об отношении Д. к предварительному следствию и литературу см. Предварительное следствие.