ЭСБЕ/Долговой документ

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Долговой документ
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Десмургия — Домициан. Источник: т. Xa (1893): Десмургия — Домициан, с. 908—909 ( скан · индекс ) • Даты российских событий указаны по юлианскому календарю. • Другие источники: РСКД


Долговой документ, акт или долговое обязательство — выражения, употребляемые для обозначения письменных доказательств долговых отношений (см. Долг). По русским законам всякий денежный долг, вытекающий из займа (см.), может быть доказан лишь письменно (ст. 2031 и 2032, т. X, ч. 1); по другим законодательствам, словесное заключение займа позволяется лишь на очень незначительные суммы. Отсюда важность Д. документов с юридической точки зрения. Вопрос об их юридическом значении, однако, очень спорен в теории, как и в практике. Хотя, по современному воззрению на договоры, сила последних лежит лишь в самом соглашении, а не в их форме, потому письменная форма служит лишь к облегчению доказательства состоявшегося соглашения, а не составляет существа самого договора, — тем не менее существует ряд случаев, где письменная форма, как доказательство, нелегко отличима от существа договора. Наиболее рельефным примером служит так называемый абстрактный договор, т. е. такой, в котором не указывается основание долга, а говорится лишь, что лицо А обещает уплатить или состоит должным Б такую-то сумму, без объяснения, за что. Такого рода договоры совершаются обычно при окончании расчетов между сторонами, имевшими какие-либо юридические отношения и определившими взаимные долговые права и обязанности лишь при конце предприятия, в виде обязательства для одной стороны уплатить другой определенную сумму, — или в случае так называемого признания долга, когда существование долга или его размеры представлялись спорными. Сила этих договоров приурочивается именно к последнему моменту выражения воли одной стороны считать за собой долг в известную сумму, так как это выражение ставится здесь вместо неясных предшествовавших событий, которые не могут быть приведены в качестве основания долга. Если такое выражение облечено в письменную форму, причем нет налицо никакого иного доказательства состоявшегося выражения воли, Д. документ является не только доказательством, но и основанием долга. Согласно с этим и некоторые законодательства, допускающие абстрактный договор, требуют совершения его на письме, иногда в определенной форме. Далеко не все юристы и не все законодательства признают, однако, силу таких договоров; неясно в этом пункте и римское право. Господствующим остается, согласно с общим взглядом на современный договор, то мнение, что договор действителен не в силу письменного документа, а в силу самих оснований его заключения, Д. же документ является лишь доказательством долга. Каждый Д. документ поэтому может быть оспариваем с точки зрения своей действительности и содержащегося в нем выражения воли. Исключения из этого правила должны подлежать специальному обозначению в законе, что и имеет место в русских гражданских законах по отношению к крепостному заемному письму (ст. 2015 т. X, ч. 1-й; см. Заем) и векселю (V, 740—741). Об остальных видах Д. документов см. Заем и Ценные бумаги. Ср. Windscheid, «Lehrb. d. Pandecten» § 412, где указана и остальная литература; Победоносцев, «Курс гр. права» (III, § 8).