ЭСБЕ/Доля в прибыли

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Доля в прибыли
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Десмургия — Домициан. Источник: т. Xa (1893): Десмургия — Домициан, с. 937—939 ( скан · индекс )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Доля в прибыли. — Говоря о Д. в прибыли, обычно имеют в виду такую систему отношений между работодателями и рабочими, при которой последние получают некоторую часть прибыли или прибавочной стоимости. В конце семидесятых годов многие (напр. известный статистик Энгель) видели в этой системе средство окончательно устранить антагонизм между трудом и капиталом. В настоящее время увлечение мало-помалу улеглось и отчасти даже уступило место противоположной крайности. Противниками этой системы обычно являются сторонники чисто капиталистических взглядов и их враги, социалисты; защитниками — люди средних мнений, которые смотрят на социальный вопрос, как на великую задачу настоящего и будущего и желают, чтобы были испробованы все средства морализации современной системы производства и распределения. Прежде всего обычно возникает вопрос, откуда может быть выделена Д.: из предпринимательской прибыли или из прибавочной стоимости. Решение этого вопроса отчасти зависит от теоретических взглядов на происхождение прибыли. Противники системы, из среды приверженцев капитализма, утверждают, что она представляет нечто совершенно невозможное для капиталистов. Большинство предприятий ведется на заемные капиталы и, за уплатой процентов, у капиталиста остается только предпринимательская прибыль, создание которой исключительно зависит от дарований, предусмотрительности и знания капиталиста. Давать из этого дохода какую бы то ни было долю рабочим было бы несправедливо; это значило бы вознаграждать рабочих за счет труда предпринимателя. С этой точки зрения рабочие вполне справедливо вознаграждаются заработной платой, в особенности при существовании поштучной платы, при которой фабрикант приобретает возможность с наибольшей интенсивностью пользоваться рабочей силой, а работники получают наивысшее вознаграждение сообразно со своим усердием и искусством. Допущение рабочих к участию в прибыли непрактично и опасно: оно может вызвать у них представление, будто они имеют одинаковое с предпринимателем значение в производстве, тогда как, на самом деле, они являются только подручным элементом. Они простые солдаты, а предприниматель — своего рода полководец, и ему по праву принадлежит бо́льшая доля в произведенном продукте. Допустить рабочих к участию в прибылях значит признать за ними некоторое право контроля над деятельностью предпринимателя — а это может только ослабить энергию, инициативу предпринимателя и в результате погубить все дело. Целый ряд предприятий получает свой доход из спекуляции на ценах; как, спрашивается, можно в таких предприятиях давать рабочим Д. в прибыли, если последняя исключительно зависит от спекуляции? Имеют ли, далее, рабочие право на Д. в прибыли, если они не участвуют в потерях? Может ли, наконец, капиталист, при современной сильнейшей конкуренции, давать бо́льшие вознаграждения своим рабочим и вводить, таким образом, новый плюс в издержки производства? Надежды на возвышение доходности предприятия вследствие возрастания энергии и аккуратности рабочих, когда они имеют долю в прибыли, весьма проблематичны: для этого требуется высокий уровень нравственного развития, редко встречающийся у современных рабочих. Таковы доводы предпринимателей-капиталистов и их сторонников в литературе. Что касается представителей крайней партии, отрицающих возможность перемены к лучшему при современных экономических условиях, то они указывают, прежде всего, на то, что допущение рабочих к Д. в прибыли вовсе не затрагивает вопроса o незанятых рабочих, или о так называемой резервной армии пролетариата. Оно неприменимо, далее, во всех случаях, где в интересах фабриканта скрывать свой доход. Оно создает нежелательную зависимость рабочего от данного предприятия, не обеспечивая ему прочного и определенного дохода; оно имеет тенденцию вырождаться в замаскированное понижение заработной платы и трудно применимо при современной подвижности рабочего населения; оно противодействует проведению, законодательным и принудительным путем, мер более целесообразных (обязательного страхования рабочих на случай старости, инвалидности и т. п.); оно не примиряет враждующие стороны, а напротив, еще более обостряет отношения между ними (всякое понижение Д. вызывает подозрения, столкновения, недоразумения).

Возражения сторонников системы, направляемые против обоих крайних мнений, сводятся к следующему. К предприятиям, доход которых почти исключительно зависит от спекуляции на ценах, система Д. в прибыли действительно неприменима; но эти предприятия составляют исключение. Говоря вообще, капиталисты, кроме процентов на весь затраченный капитал, выручают еще некоторую прибавочную стоимость, которая является не только результатом предпринимательского искусства и энергии, но и труда рабочих. Поштучная плата, действительно, доводит труд до максимума его интенсивности, но далеко не доставляет рабочим справедливого вознаграждения, как это признано многими предпринимателями и государственными исследованиями и единодушно утверждается всеми рабочими. Сокращение времени фабричного труда было первым шагом в деле охраны рабочих от чрезмерного переутомления, при низком вознаграждении. В последнее время социальный вопрос во многих странах принял жгучую и острую форму именно потому, что в отношениях между предпринимателями и рабочими не было достаточной справедливости и откровенности. На одной стороне была забота об извлечении наибольшей прибыли, на другой — глухая вражда. Государство уже приступило и вмешательству в эти отношения, с целью их морализировать; но оно не в состоянии сделать всего. Социальные реформы входят в жизнь только при участии всех общественных элементов. Желательно, чтобы, в интересах социального мира, сами предприниматели принялись за дело обновления промышленной системы. Уделяя долю своей прибыли рабочим, предприниматель хотя и умаляет свой доход, но создает более нормальные отношения к рабочим, раздражение которых сменяется искренним желанием успеха самому предприятию и повышением качества труда. В некоторых странах (напр. во Франции) в правительственных сферах установился благоразумный обычай сдавать казенные подряды таким предпринимателям, которые устраиваются с рабочими на более справедливых началах. Система Д. в прибыли делает предпринимателей более внимательными к учету доходов и расходов, благоприятствуя, таким образом, упорядочению производства и предупреждению кризисов. Существующая экономическая организация все теснее и теснее связывает между собой интересы различных классов. Фабриканты и предприниматели соединяются в союзы или артели для регулирования производства, рабочие соединяются в союзы для определения справедливой нормы заработной платы. Создаются особые учреждения (напр. в Англии — Boards of Conciliation или of Arbitration), задача которых сводится к установлению этой нормы на основании истинной доходности предприятия. Эта доходность, таким образом, перестает быть тайной для рабочих, хотя бы они и не имели Д. в прибыли. Практических затруднений всякое новое дело, конечно, представляет немало; но опыт показал, что они далеко не непреодолимы. Система Д. в прибыли имеет еще одну хорошую сторону: нередко лучшие силы капиталистического класса, увлеченные новыми веяниями и социальными идеями, бросают дело, основанное их отцами, не желая быть эксплуататорами рабочей массы. Было бы гораздо лучше, если бы они оставались у дела и заботились о морализации той системы, которая доставила богатство и им, и их отцам — а этому именно и способствует предоставление рабочим Д. в прибыли. Эта система морализует одновременно как рабочие классы, так и самих предпринимателей.

В настоящее время более 200 промышленных фирм Англии, Франции, Соединенных Штатов, Германии и др. стран ввели у себя систему Д. в пр. и в большинстве случаев весьма довольны результатами. Самая известная и старейшая из них — малярно-мебельное заведение Леклера, впоследствии Редуали и К°, в Париже. Основатель этого заведения, Леклер, ввел в 1842 г., несмотря на протесты властей, систему участия рабочих в прибылях. Как опытный предприниматель, он заметил, что у его рабочих не хватало внимательности и усердия и что это весьма вредно отражалось на доходах предприятия. Возвышение заработной платы за лучшую работу не могло устранить необходимых издержек на контроль. Поэтому Леклер порешил предоставить рабочим весь доход, остающийся за вычетом 5% на затраченный капитал и 6000 фр. в качестве предпринимательской прибыли. Успех не замедлил обнаружиться. Трудолюбие и аккуратность рабочих значительно возросли. В 1869 г. Леклер обратил свое дело в товарищество, которое теперь обладает капиталом в 800000 фр. Половина этих денег принадлежит предпринимателям, половина — рабочему товариществу; резервный фонд в 1890 г. доведен до 200000 фр. В состав общества входят только избранные из рабочих, выполнившие известные обязательства. Этот избранный рабочий персонал (в 1887 г. — 137 чел.) обладает весьма важными привилегиями: он избирает директоров и новых членов, исключает рабочих за дурную работу и т. п. Общество поддерживает своих членов в случаях болезни, несчастий, старости и инвалидности, для чего имеется вспомогательная касса, существование которой обеспечено даже в случае распадения самого дела. Рабочие, не принадлежащие к избранным, также получают Д. в прибылях, не исключая даже тех, которые нанимаются только на время усиленной зимней работы. 75% всей прибыли, падающих на долю рабочих, разделяются между ними непосредственно, 25% отчисляются в распоряжение вспомогательной кассы. Предприятие идет до настоящего времени прекрасно, к обоюдному удовольствию предпринимателей и рабочих. О стачках и беспорядках нет и помину. Столь же удачно действует так называемый фамилистер в Гизе (см. Годен, IX, 30). Участие рабочих в Д. прибыли возможно и в сельском хозяйстве. Известный немецкий экономист Тюнен ввел эту систему в своем имении, в вел. герцогстве Мекленбург-Шверинском. Когда чистый доход превышает 18000 мар., каждый работник получает 1/2% чистого излишка. Деньги эти поступают в сберегательную кассу, и работнику выдаются проценты на сберегаемый им капитал. По достижении 60-летнего возраста сбереженная сумма поступает в распоряжение работника.

Ср. Victor Böhmert, «Die Gewinnbetheiligung» (Лпц., 1878; переведено на русск. язык под заглавием «Участие в прибылях», Киев); «Enquête de la commission extraparlementaire des associations ouvrières» (П., 1883); A. Шульц, «Ueber die Betheiligung der ländlichen Arbeiter an dem Gutsertrage» (Лпц., 1871); Th. von der Golz, «Die ländliche Arbeiterfrage und ihre Lösung» (1874); Godin, «Mutualité sociale et l’association du capital et du travail» (П., 1880); A. Caseneuve, «Les entreprises agricoles et la participation du personnel aux bénéfices» (П., 1889); Sedley Taylor, «Profitsharing between capital and labour» (Л., 1884).

А. Миклашевский.