ЭСБЕ/Дружеское ученое общество

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Дружеское ученое общество
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Домиции — Евреинова. Источник: т. XI (1893): Домиции — Евреинова, с. 188—189 ( скан · индекс ) • Другие источники: МЭСБЕ


Дружеское ученое общество — возникло по мысли и инициативе профессоров Москов­ского университета И. Г. Шварца и Н. И. Новикова. Образовалось оно, без внешней органи­зации, ещё в 1779 г., причём целью его являлось распространение в России истинного просвещения следующими путями: 1) делать общеизвестными правила хорошего воспитания, 2) издавать полезные книги и 3) выписывать из-за границы способных учителей или воспитывать русских преподавателей. Сообразно с этим при университете в 1779 г. основана «Учительская или Педагогическая семинария». Университет предоставил ей проценты с капитала Демидова для образования шести учителей; Шварц пожертвовал 5000 руб., также явились жертвователями Новиков, Херасков, Трубецкой, Черкасский и др. Инспектором семинарии назначен Шварц. В 1781 г. по инициативе того же Шварца было открыто «Собрание университетских питомцев» для разработки вопросов морали и литературы. В начале того же года общество приобрело большую прочность благодаря пожертвованию А. П. Татищева. Наряду с последним основателями общества можно считать кн. Ю. Н. и Н. Н. Трубецких, кн. А. А. Черкасского, М. М. Хераскова, В. В. Чулкова, И. П. Тургенева, А. М. Кутузова. В лучшую пору число членов было свыше 50. Душою общества были Новиков и Шварц. Почти все члены Д. общества были в то же время масоны. Немало содействовало успехам его и то, что многие члены служили при московском главнокомандующем, графе З. Г. Чернышёве. В 1782 г. Д. общество основало «Переводческую семинарию», в которую были выписаны из епархиальных семинарий шесть студентов. Число студентов «Педагогической семинарии» к этому времени возросло до 30: на содержание каждого отпускалось по 100 руб. В числе этих студентов были, между прочим, Матвей Десницкий и Стефан Глаголевский — впоследствии митрополиты Михаил (1761—1821) и Серафим (1761—1843). В том же 1782 г. Д. общество получило официальное разрешение на публичные собрания. В тесной связи с деятельностью Д. общества находилась типография Новикова (см. его биографию). Деятельность Шварца выражалась главным образом в чтении лекций философско-морального характера. В программу общества входило денежное вспомоществование бедным; тут действовал главным образом Лопухин. Особенное оживление наступило в обществе с обнародованием указа о вольных типографиях. Кроме арендуемой Новиковым университетской типографии, Д. общество открыло ещё две, на имя Новикова и Лопухина, и книги стали выходить сотнями; была и тайная типография, служившая для масонских целей. В начале 1784 г. умер Шварц, и это сильно повлияло на общество, которое и без того уже стали теснить как имеющее связь с мистиками и масонами. Для бо́льшей прочности своей деятельности 15 членов общества образовали в 1784 г. «Типографическую компанию», во главе которой стояли Новиков, С. И. Гамалея, И. В. Лопухин, Кутузов, Шредер и Трубецкие. С этих пор невозможно отделить Д. общество и Типографическую компанию — они как бы сливаются, хотя учреждения первого ещё продолжали существовать и место Шварца, опекавшего судентов, занял кн. Енгалычев. Типографическая компания открыла новую типографию. Ещё прежде Д. обществу старался вредить куратор Московского университета Мелиссино, а теперь на Типографическую компанию восстала комиссия народных училищ за перепечатку изданий последней; результатом была конфискация этих книг и взыскание убытков. В 1785 г. в Д. общество вступил членом Н. М. Карамзин, и в том же году был отправлен за границу на счёт общества П. И. Страхов, впоследствии профессор. В это же время компания купила большой дом гр. Гендрикова на Садовой, где и были сосредоточены как типография, так и все учреждения общества, между прочим аптека, из которой бедным лекарства выдавались бесплатно. Гонения на компанию, отразившиеся главным образом на Новикове, усилились; преследовались преимущественно книги, в которых усматривали «колобродство, нелепые умствования и раскол». Компания ещё посылала своих питомцев за границу (Багрянского, Колокольникова, Невзорова и др.), но учреждения её пали. Французская революция усугубила подозрительность правительства, и в ноябре 1791 г. члены Типографической компании составили акт об её уничтожении. В силу этого акта дела компании перешли к Новикову, который принял её имущество и долг до 300000 руб. Ср. М. Н. Логинова, «Новиков и московские мартинисты» (М., 1867).