ЭСБЕ/Дунганское восстание

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Дунганское восстание
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Домиции — Евреинова. Источник: т. XI (1893): Домиции — Евреинова, с. 238—239 ( скан · индекс )


Дунганское восстание. Несмотря на современность этого события, мы знаем о нем весьма мало. Первый период характеризуется почти повсеместным поражением китайцев: восточная половина губернии Шень-Си, вся Гань-Су и нынешняя губерния Си-Цзянь достались дунганам; но громадность территории, отсутствие руководителей и общего плана борьбы, недостаток опытных вождей и оружия, необходимость добывать пропитание мародерством — все это вскоре обратило Д. дружины в разбойничьи банды. Первоначально китайское правительство выслало против мятежников энергического, но жестокого генерала То. В его распоряжении находилось незначительное число войск и все, что он мог сделать, было прогнать постепенно мятежников (1861—66) за восточные пределы провинции Шень-Си. В 1866 г. То был убит в сражении, и на его место назначен был Цзо-цзунь-тань (Цо-гумбау), отличившийся в действиях против тайпинов и ниен-фей. Против дунган он не имел никакого успеха. Вся местность, отбитая генералом То, была снова завоевана мятежниками. Весной 1870 г. против мятежников был выслан Ли-хун-джан. Его войска были вооружены иностранным оружием, обучены иностранными офицерами и участвовали уже раньше в военных действиях. Мятежники без боя бежали перед ними; вся провинция Шень-Си была усмирена без кровопролития. Главные силы дунган отошли в Гань-Су, где они были приняты своими единоверцами. В Гань-Су против мятежников продолжал сражаться Цзо-цзюнь-тань, но войска его боевыми качествами и вооружением далеко уступали войскам Ли-хун-джана. Со временем они получили много европейских ружей, которые, однако, почти все были у них отбиты мятежниками. В 1871 г. Цзо-цзунь-тань прогнал дунган за Хуан-Хэ. В 1872 г. пал последний оплот дунган в Гань-Су — город Синин-Фу, а вскоре затем Цзо-цзунь-тань овладел и Су-Чжоу. Преследуя по пятам дунган, китайцы перенесли театр борьбы в Джунгарию и Вост. Туркестан (конец 1873 или начало 1874 г.). Здесь вождь туркестанцев Айдын-ходжа в союзе с Даут-Хель-пэ (Лао-тай-хан), ханом урумчинских дунган, еще раньше взял Турфан и двинулся на Баркуль, но тут встретил неожиданно отпор в лице тайджа Нияз-бека, который во главе наскоро собранных хамийских тагчей (горцев) занял все проходы в Баркульскую котловину. Айдын-ходжа не решился атаковать Нияз-бека, повернул назад и разгромил Цитэй (Читэй) и Гучен. Пока Айдын-ходжа свирепствовал в южн. Джунгарии, а Лао-тай-хан безуспешно осаждал китайцев в Шихо, в Джиттышаре и в Илийском крае совершались события более важные: в первом стал усиливаться Якуб-бек, во втором таранчи, разбив своих прежних союзников дунган под Баяндаем, основали Кульчжинское султанство (Абиль-оглы). Якуб-бек, отняв у дунган Яркент и Турфан, в решительном сражении наголову разбил Лао-тай-хана (1872). Таким образом, когда Цзо-цзунь-тань открыл военные действия в Джунгарии, перед ним стояли уже не разрозненные дунганские дружины, а враг более сильный — новое, сплоченное Якуб-беком мусульманское государство. В его среде, однако, готовилась измена. Ей способствовало то, что Якуб-бек отвлекся на время от внутренних дел и все свое внимание обратил на защиту своих владений от русских, занявших в это время Кульджинский край и Кокандское ханство. Он не успел привести в исполнение своего плана: есть предположение, что подосланный Нияз-беком чилимчи (человек, подающий кальян) поднес ему в чае отраву, от которой он и умер (май 1877). После смерти Якуб-бека его эфемерное царство тотчас же распалось: Нияз-бек бежал в Хотан и возмутил население последнего против Бик-кулы-бека, старшего сына Якуба; этот последний, боясь соперничества со стороны своего родного брата, Хак-кулы-бека, убил его собственноручно и всенародно; полководец его Хаким-хан-тюря, возмущенный этим поступком и боясь за свою собственную участь, с вверенным ему войском укрепился в Аксу. Все склонилось перед Цзо-цзун-танем; только Манас, в котором засели остатки дунган, оказал ему упорное сопротивление и задержал китайскую армию на 6 месяцев. И здесь среди магометан нашелся изменник, Мада-лойя, который предал манасцев в руки Цзо-цзунь-таня; множество дунган было казнено, другие заточены, город подвергся страшному разорению. Китайские генералы заняли без боя все остальные города Кашгарии. Все дело кончилось возвращением китайцам Кульчжи и бегством в наши пределы десятков тысяч дунган и туркестанцев.

Ср. Беллю, «История Кашгара» (в извлеч. помещ. в «Сборн. геогр., стат. и топогр. мат. по Азии», XII, 1884); Васильев, «Две китайские записки о падении Кульджи и о занятии ее русскими» («Русский вестник», 1872, май), Гейнс, «О восстании мусульманского населения или дунгеней в Зап. Китае» («Военный Сборник», 1866, VIII и «Известия Географического Общества», 1866); Григорьев, «Восточный или китайский Туркестан» (1873); Грум-Гржимайло, «Дунганский партизан Даху Баян-хур» («Исторический вестник», 1890, VI); его же, «Неизведанные страны средней Азии. Урумчи» («Русский Вестник», 1893, IV); Костенко, «Чжунгария» («Сборник» XXVII, 1887); Куропаткин, «Кашгария»; Петровский, «Отчет о Кашгарии» («Сборник», XXII, 1886); Пржевальский, «Монголия и страна Тангутов» (II, 1876); его же, «Из Зайсана через Хами в Тибет» (1883), Пясецкий, «Путешествие по Китаю» (1882, т. 2); Рихтгофен, «Письмо из Синина» («Сборник», XII, 1884).

Г. Гр. Гр.