ЭСБЕ/Евпатий Коловрат

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Евпатий Коловрат
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Домиции — Евреинова. Источник: т. XI (1893): Домиции — Евреинова, с. 422—423 ( скан · индекс ) • Другие источники: ВЭ : МЭСБЕ


Евпатий Коловрат — герой рязанского народного сказания, совершивший подвиги во время нашествия Батыя. Рассказ о его подвигах сохранился в «Повести о приходе Батыевой рати на Рязань», вошедшей в некоторые поздние летописные своды и сборники. Повесть издана Ундольским (во «Временнике моск. общ. истории и древностей», кн. XV) и Срезневским («Сведения и заметки о малоизвестных и неизвестных памятниках», 1867, XXXIX). В «Русском Временнике» (Москва, 1820, I, 126) и в «Сказаниях русского народа» Сахарова она соединена с другою «Повестью о нашествии Батыя на Русскую землю». Рассказ о Е. в «Повести» следует после описания погрома, произведенного Батыем в Рязанской земле. Во время нашествия Батыя Е. Коловрат был в Чернигове с князем Ингварем Ингоревичем, собирая подати для своего князя. Услыхав о приходе Батыя, Е. с небольшой дружиной поспешил на родину, но нашел только полное запустение — развалины городов и церквей и множество побитых рязанцев. Собрав 1700 человек, он погнался за «безбожным» Батыем, чтоб «испить смертную чашу» наравне с своими князьями, и догнал его в Суздальской земле. Он напал на стан Батыя и с таким неистовством поражал татар, что устрашил самого царя. Татары думали, что мертвые воскресли и бьют их. С трудом удалось им схватить пять человек из его дружины, изнемогших от ран, и привести их к Батыю. Батый расспросил их, кто они. Они сказали, что принадлежат к полку Е. Коловрата и посланы князем Ингварем Ингоревичем рязанским, чтоб его, «сильного царя, почтить и честно проводить». Батый послал шурина своего Хостовруда (иначе Таврула) на Евпатия с сильным полком татарским. Хостоврул хвастался, что приведет Е. живым к царю. Но в битве Е., «исполин силою», рассек Хостоврула «на полы до седла» и перебил множество «нарочитых богатырей Батыевых». Наконец татары начали стрелять в Е. из множества метательных орудий и тогда только убили его. Когда тело Е. принесли к Батыю, он собрал мурз, князей ордынских, и все они дивились Е. и его удальцам, говоря, что они бились как бы крылатые и бессмертные, один с тысячью, а два — с тмою. Батый, скорбя о своих побитых людях, говорил, что если б у него служил такой богатырь, как Е., он «держал бы его против сердца своего». Затем он отдал тело Е. его уцелевшей дружине, которую велел отпустить безнаказанно. Несмотря на изложение книжника, в рассказе о Е. Коловрате проскальзывают черты народной былины в некоторых эпических деталях и выражениях. Имя татарского богатыря Хостоврула или Таврула, рассеченного Е. нá-полы до седла, встречается в былинных именах Бахмет Тавруевич, Возвяг Таврольевич. Былинные параллели к рассказу рязанской «Повести» о Е. Коловрате указаны проф. М. Халанским в его книге «Великорусские былины киевского цикла» (Варшава, 1885, стр. 85 и след.).