ЭСБЕ/Завоевание

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Завоевание
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Жилы — Земпах. Источник: т. XII (1894): Жилы — Земпах, с. 104—105 ( скан · индекс )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Завоевание — присоединение побежденного государства или части его территории к государству, оставшемуся победителем на войне. Различают З. в тесном смысле, или покорение (debellatio), и уступку территории по мирному трактату. При З. в тесном смысле, или покорении, побежденное государство перестает существовать; все его владения и все права верховенства переходят к победителю. Ныне такие случаи встречаются реже, чем прежде; тем не менее исчезновение нескольких итальянских (Королевство Обеих Сицилий, Модена, Парма, Тоскана и Лукка в 1860 и 1861 г.) и немецких (Гессен-Кассель, Нассау, Франкфурт, Ганновер в 1866 г.) государств относится к новейшему времени. При покорении нет мирного договора между победителем и побежденным, так как последний теряет свою международную личность; отдельные условия относительно бывшего суверена и его семейства, относительно его частного имущества, войска, чиновников могут найти себе место в акте о покорении или в капитуляции. Территориальная власть завоевателя основывается на его собственной, односторонней воле. Иное дело приобретение территории по мирному договору: здесь имеется единение воль как юридическое основание приобретения. Обыкновенно уступка территории победителю обставляется условиями. Главнейшее из них касается права выбора (droit d’option), в силу которого отдельные жители уступаемой области могут в определенный срок заявить о желании сохранить свое прежнее подданство. Предоставление права на выбор подданства общепринято в мирных трактатах новейшего времени; об этом упоминает уже Губертсбургский мирный договор 1763 г., термин же выбор (option) впервые употреблен во франко-испанском пограничном договоре 1785 г. Общепринято выговаривать в мирных договорах и право эмиграции. Обыкновенно можно остаться подданным прежнего отечества и вместе с тем сохранить на уступленной территории недвижимую собственность (Франкфуртский мир 1871 г.). Исключение в этом отношении представляет из новейших договоров Константинопольский трактат 1879 г., по которому жителям турецких областей, отошедших к России на основании Берлинского трактата, предоставлен был трехгодичный срок, в течение которого они могли свободно удалиться оттуда, «продав свои недвижимые имущества». Иногда в мирном трактате предусматривается государственное устройство уступаемой области (постановления Берлинского трактата о Сербии, Румынии и проч.). Бывают случаи, занимающие середину между З. в тесном смысле и приобретением части территории по мирному договору: международная личность побежденного государства не уничтожается совершенно, но умаляется: государство, до того вполне суверенное, низводится на степень зависимого (напр. Хива по отношению к России) или же вынуждается вступить в союзное государство или реальную унию. Так, война между Швецией и Норвегией в 1814 г. кончилась конвенцией об унии между этими государствами.

В литературе вопрос о З. приобрел особенное значение со времени франко-прусской войны, приведшей к присоединению Эльзаса и части Лотарингии к Германии. Как на основание «права З.» указывают на право войны, из которого должны вытекать и известные последствия (Тьер, Либер, Ролен-Жакмен). Уступка территории есть наказание для государства, виновного в «несправедливом нападении», а для государства, подвергшегося нападению, — гарантия безопасности в будущем. Уступку территории после войны необходимо допустить и в интересах мира и самосохранения государств, ибо в противном случае война оканчивалась бы только при совершенном уничтожении побежденного, что ни в каком случае не может быть оправдываемо (Ролен-Жакмен, Блунчли, Гвидо-Паделетти). Против этого возражают, что побежденный нередко бывал стороною обиженною и правою. Уступка территории — плохая гарантия безопасности; всего менее она может сдерживать от стремления к войне, как это доказывается отношениями Германии и Франции после присоединения к первой Эльзаса и Лотарингии. Та же цель лучше может быть достигнута другими способами: взиманием контрибуции, срытием некоторых крепостей, а главное — вмешательством международного союза в окончательные условия мирного трактата. Такое вмешательство — лучшая гарантия и против уничтожения побежденного государства в случае отказа его от уступки территории. Возможность территориальных приобретений служит иногда тем скрытым мотивом, который окончательно решает вопрос о войне (Даневский, Семнер). Не довольствуясь резким осуждением З., многие публицисты указывают условия, при наличности которых уступка победителю территории может быть признана правомерной. Условия эти они находят в формально выраженном согласии населения области на переход под власть победителя, о чем см. Плебисцит. Вне сомнения стоит в настоящее время положение, по которому территория, занятая во время войны неприятелем, не считается им завоеванною (см. Занятие неприятельской территории).