ЭСБЕ/Иеринг, Рудольф

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Иеринг, Рудольф
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Исторические журналы — Калайдович. Источник: т. XIIIa (1894): Исторические журналы — Калайдович, с. 644—646 ( скан · индекс )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Иеринг (Рудольф von Ihering, 1818—1892) — знаменитый германский юрист; род. в Аурихе, последовательно занимал кафедры римского права в Базеле, Ростоке, Киле, Гиссене, Вене и Геттингене. В Вене его лекции имели огромный успех, но шумная столичная жизнь отвлекала его от занятий, почему он и перешел в Геттинген. Обратив на себя внимание рядом небольших работ, написанных в духе Пухты, под сильным влиянием которого он находился, И. получил громкую славу своим «Geist des Röm. Rechts». Смелые, оригинальные мысли, положенные в основу этого труда, на первых порах вызвали большое неудовольствие среди его коллег, классиков-романистов. Это не мешало, однако, росту известности И. как в Германии, так и за границей; она увеличивалась с каждым новым трудом его. Некрологи, даже написанные его противниками по направлению (Кунце и Экком), единогласно признают его гениальность и огромное влияние на развитие современной юриспруденции. Научное значение И. определяется, кроме огромной ценности его работ для разъяснения отдельных вопросов истории и догмы римского права, по преимуществу положением, занятым им по отношению к господствовавшей в начале его деятельности «исторической школе» правоведения (см. соотв. статью). Недостатки этой школы не могли не вызвать сомнений в цельном и логически последовательном уме И. Он скоро пришел к убеждению, что Савиньи неверно определил значение римского права, подчеркивая его национальное значение. Сила римского права — в общем, или общечеловеческом, элементе проникающем его нормы: господство римского права начинается в Европе именно тогда, когда общее или общечеловеческое начинает брать верх над национальным и партикулярным. Разработка этого общего элемента в римском праве и должна, по мнению И., привлекать внимание романистов. Этим они будут отвлечены от мелочных изысканий в области археологии права и, «идя путем римского права, выйдут из-под его господства». Для доказательства своих мыслей И. предпринимает двоякую работу: 1) выяснить, со своей точки зрения, ход развития римского права, чтобы понять общечеловеческий его дух, в противоположность «национальному духу» исторической школы, и 2) путем разработки источников римского права дать такие практические выводы, которые имели бы безусловную цену для руководства современной юридической жизни. Первая работа исполняется им в «Geist des Кош. Rechts», вторая — в ряде трудов в основанном им, вместе с Унгером и Гербером, журнале: «Jahrbücher für die Dogmatik des heutigen römischen und deutschen Privatrechts». Ход работ привел И. к неожиданным для него самого заключениям. Чтобы понять «дух» римского права, И. обратился к новому научно-историческому методу вскрытия исходных или «нулевых», как он выражался, пунктов развития, «зародышей права»; следя, затем, за развитием этих зародышей под влиянием окружающей среды и условий, он думал найти подтверждения своей мысли. По его исследованию оказалось, что зародышем права была «субъективная воля» индивидуума, личности, а не коллективный народный ум или характер; власть и сила личности были творцами и оплотом раннего права. Господство личности видно во всех сторонах жизни: семья вся построена на власти отца; род, а затем и государство суть договорные союзы личностей, отцов семейств, при бесправии подвластных; весь республиканский строй, «система римской свободы» есть скорее товарищество самостоятельных участников в общем деле (res publica), чем органический союз. Военная (царская) власть дисциплинирует общество и сплачивает его по иному образцу, но с падением царской власти свобода вновь вступает в свои права; религия же римлян играет служебную роль при государстве. Государственный и частноправовой порядок отношений создается путем борьбы личностей и их групп (сословий), связанных одинаковыми интересами. Этим отрицались все устои исторической школы. Право — не плод народного духа; оно не развивается, мирным путем, из нравственных начал, вложенных в народное сознание. Оно — плод деятельности личности, ее борьбы; оно служит обеспечению интересов личности и создается путем соглашения, договора, следовательно — механически. Изучение истории римской юридической техники раскрывает перед И. новый творческий фактор римского права — умственную энергию римских юристов, не самопроизвольно, а огромным «психическим трудом» добывающих юридические положения. Право, таким образом, является продуктом власти и умственного творчества личности. Догматическая работа начинается И. с приложения господствовавшего метода «юридической конструкции» или «счета понятиями» (см. Конструкция юридическая). Этому методу И., как и Савиньи, придавал особенное значение для развития юриспруденции, но он находил, что Савиньи недостаточно ясно разработал технику метода. На нее он и обратил свое внимание, предложив целое учение о юридической конструкции. Понятиями, добытыми этим путем, И. надеялся охватить юридическую жизнь какого угодно периода развития права, так чтобы никакое новое явление не могло поставить юриста в тупик. Опыты применения этого метода удались, однако, И. только в тех областях, где римские идеи соответствовали современной жизни или где, следуя за римлянами, можно было продолжать их деятельность. В последнем отношении замечательны этюды И. о моменте вины в праве, о владении, о защите неимущественного интереса и т. д. Но в общем, разлагая юридические явления на элементы — основной прием его конструкции, — И. убедился в том, что эти основные элементы современных и классических римских понятий сами представляют собою продукт исторического развития и имеют силу лишь при господстве определенного порядка отношений. С его изменением изменяются и они. Этим доказывалась невозможность абстрактной, чисто логической юриспруденции и необходимость изучения жизни, ради ее регулирования. Потребности жизни вызывают юридические нормы; целесообразное руководство этой жизнью, а не создание отвлеченной догмы — вот задача юриста, как она теперь обрисовалась перед И. Радикальное изменение взглядов на процесс правообразования привело И. к новой философии права, которая сделала его реформатором в области юриспруденции, и развитию которой он решил посвятить дальнейшую деятельность. В знаменитом «Zweck im Recht» И. предложил философию права, основанную на изучении структуры гражданского общества и выработанной им самостоятельно теории этики. Она повторяет выводы, добытые в «Geist d. röm. Rechts» и формулированные наскоро в четвертой его части; в «Zweck im Recht» она изложена лишь с большей резкостью и подкреплена новыми аргументами. Основным двигателем прогресса И. признает эгоизм, условием — борьбу, обеспечением права — принуждение и государственную власть, нормами права — целесообразные принципы жизни, проводимые общественной властью. Но эти элементы, рассматриваемые в историческом их развитии, являются у него культурными силами, обращающимися в хранителей права, под влиянием развития личности и борьбы ее за свое существование. Власть, по И., есть правовая власть, принуждение — правовое принуждение, удовлетворяющее нравственным целям. И. — заклятый враг всякого произвола; борьба за право, в его глазах, лучший оплот права; без власти нет права, но нет права и там, где имеет силу лишь «односторонняя норма» — закон, обязательный лишь для одной стороны; лишь «двусторонняя норма» — закон, которому одинаково подчинены как власть, так и члены гражданского общества, — гарантирует право. Безусловно неосновательны, поэтому, все упреки И. в поклонении силе и произволу. Страницы «Цели в праве» и «Борьбы за право», направленные против господства произвола, принадлежат к числу лучших во всех его трудах.

Сочинения И. оказали огромное влияние на его современников. Оценка их затруднена, однако, господством старых воззрений в литературе и школе, а также и тем, что, будучи выводом из изучения истории и реального строя общества, они не могут подлежать одной лишь логической критике. Спор идет о правильности освещения фактов истории и современной жизни, а для этого необходимы новые, исторические же работы. Хорошо понимая препятствия, встречаемые развитием его идей, Й. неуклонно боролся и на лекциях, и в литературе (ряд трудов, направленных против господствующих воззрений: остроумная популярная книга «Scherz und Ernst in der Jurisprudenz», и строго научная «Der Besitzwille») против старого направления, и вместе с тем работал над историей права. Как показатель нового пути, эта часть его работы имеет огромную цену. В области истории права И. оказал огромное влияние не только на изучение германского права, но и на сравнительное изучение других прав. Со значением И. может быть сравнено, в этом отношении, лишь влияние Мэна (см.) в Англии. Около имени И. объединяются все новейшие прогрессивные течения в области изучения права, подобно тому, как в первой половине XIX в. Объединяющее значение в этой области принадлежало имени Савиньи.

И. принадлежат следующие труды: «Dissertatio de hereditate possidente» (1842); «Abhandlungen aus dem Röm. Recht» (1844); «Geist des Rom. Rechts auf den verschiedenen Stufen seiner Entwicklung» (1 изд. 1852—54, послед. в 1890 г.; 1- й т. перев. на рус. яз.); ряд этюдов в «Jahrbücher für Dogmatik», издан, отчасти отдельно под загл.: «Gesammelte Aufsatze aus den Jahrbüchern» (1881—86; избранные этюды появились во франц. перев. — «Oeuvres choisies» 1893); «Vermischte Schriften» (ряд статей и мнений по судебным делам, 1879); «Ueber den Grund d. Besitzschutzes» (1879; рус. перев. M., 1883); «Civilrechtsfätle ohne Entscheidungen» (1870; рус. перев. M., 1883); «Die Jurisprudenz des täglichen Lebens» (1870; рус. перев. M., 1883); «Der Kampf um’s Recht» (1872; рус. перев. 1874); «Zweck im Recht» (1872—83; нов. издание 1893; 1-й т. перев. на русский язык СПб., 1881); «Das Trinkgeld» (1882; русск. перев. Киев, 1873); «Scherz und Ernst in der Jurisprudenz» (1884); «Der Besitzwille» (1892); «Gastrecht im Alterthum» («Deutsche Rundschau», 1889); «Vorgeshichte der Indo-Europäer» (посмертное изд., 1894); отрывки из истории рим. права теперь печатаются.

Об И. см. de Jonge, «R. v. Ihering» (Берл., 1880); E. Eck, «Zur Feier des Gedächtnisses B. Windscheid und B. v. I.» (Б., 1893); Kuntze, «L, Windscheid, Brinz» (Лпц., 1893); Merkel, «Ihering» (Иена, 1893). Критику философии его у F. Dahn, «Die Vernunft im Recht» (Б., 1879). В русской литературе лучшая оценка и развитие идей И. в трудах С. А. Муромцева (см.). См. также Гамбаров, «Добровольная и безвозмездная деятельность в чужом интересе» (I, 1879).

В. Нечаев.