ЭСБЕ/Исторические законы

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Исторические законы
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Исторические журналы — Калайдович. Источник: т. XIIIa (1894): Исторические журналы — Калайдович, с. 481—482 ( скан · индекс )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Исторические законы или законы истории. — Мысль о том, что в истории действуют некоторые общие законы, не нова, ибо уже Аристотель указывал на то, что перемены политических форм в Греции совершались в известном порядке; но систематические попытки открыть И. законы начались только в XVIII в., причем первым, кто поставил такую задачу, был Вико. До сих пор еще у многих писателей И. законы понимаются ненаучно. Некоторые думают, что можно найти общий закон хода всемирной истории, выраженный в простой формуле; но оказывается, что И. закон в таком смысле есть не что иное, как наследие веры в то, что можно, a priori, открыть общий план всемирно-исторического процесса: в этом отношении нет разницы между «метафизиком» Гегелем и «позитивистом» Контом. Ближе к истине та мысль, что исторические законы управляют развитием отдельных народов. Вико именно старался открыть такую общую историю, которая объясняла бы все истории частные, но дело в том, что полного единообразия и даже параллелизма отдельные истории вовсе не представляют. Если, однако, история каждого народа представляет больше черт различия, чем сходства с историей других народов, то в развитии отдельных элементов духовной культуры или отдельных сторон социальной организации (языка, религии, государства, права и т. п.) у разных народов наблюдается действительно большое единообразие, которое все более и более и исследуется современной наукой, пользующейся в данном случае сравнительно-историческим методом (см.). Но законы развития явлений, относящихся вообще к духовной и общественной жизни человека, суть законы психологии (хотя бы и коллективной) и социологии, тогда как под И. законами обыкновенно понимаются законы, которые управляют не эволюцией культурных и социальных форм, а самым ходом событий, в котором действует лишь общий закон причинности. Если в истории, как и во всем мире явлений, и действуют законы, то это — законы психологии и социологии, притом двоякого рода: одни — законы каузальные, т. е. те в которых выражается связь двух фактов, находящихся между собой к отношении причины и следствия; другие законы — законы эволюционные, относящиеся ко всем тем случаям, когда два явления находятся между собой в таком отношении, что одно из них есть лишь дальнейшая ступень в развитии первого. Каузальные законы действуют в истории прагматической, содержание которой заключается в событиях, служащих причинами и следствиями одни других, тогда как законы эволюционные действуют в истории культурной, имеющей дело именно с формами материального, духовного и общественного быта, закономерно развивающимися одни из других. Историческим законам дается часто толкование, несогласное с научным словоупотреблением, когда, напр., под И. законом разумеют моральные предписания или политические уроки, или отдельные эмпирические обобщения (вроде немецкого Drang nach Osten или франко-русской дружбы, многими принимаемых за законы истории). Наконец, нередко И. законами какого-либо народа называются традиционные устои его культурного и политического быта. Одним словом, под И. законами разумеются понятия весьма несходные и притом под очень различными углами зрения, вследствие чего гораздо лучше избегать употребления этого выражения, довольствуясь каузальными и эволюционными законами психологии и социологии, действующими как в ходе исторических событий, так и в развитии культурно-социальных форм, к чему, собственно говоря, и сводится вся историческая жизнь. Крайняя путаница понятий, наблюдаемая в употреблении выражения: И. законы, нередко мешает, кроме того, надлежащим образом возражать скептикам, отрицающим возможность подчинения исторических фактов законам, ибо если только это отрицание не обусловливается признанием свободы воли, то оно основывается именно на том, что от И. законов действительно часто требуют прямо невозможного, напр. подчинения продолжительности исторических периодов между отдельными важными событиями правильным математическим отношениям.

См. Н. Кареев, «Основные вопросы философии истории», и его же, «Сущность исторического процесса и роль личности в истории», где указана и литература предмета.

Н. К.