ЭСБЕ/Калинчак, Иван

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Калинчак, Иван
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Калака — Кардам. Источник: т. XIV (1895): Калака — Кардам, с. 34—35 ( скан · индекс )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Калинчак (Иван Kalinčak) — известный словенский деятель и беллетрист (1822—1881); отец его был евангелический пастор. Учился в Пресбурге, где вошел в кружок Штура (см.), потом в Галле; был директором гимназии в Модре и Тешине. Проникшись идеями Штура, К. не мог спокойно смотреть на жалкое положение своего народа и всеми силами старался пробудить в нем национальное сознание. Его деятельность по оживлению славянского элемента выходила за пределы словенской земли и касалась даже онемеченной Силезии. Это привело к увольнению его от должности (1866). В 1870 г. он принял на себя издание журнала Паулини «Sokol», дав ему новое название: «Orol, časopis pre zabavu a poučenie». В ранних своих поэтических произведениях К. находился под влиянием польского писателя-украинофила, Чайковского, и потому они очень напоминают малорусские думы. Скоро он перешел к поэзии своего родного народа и написал ряд талантливых стихотворений в духе тех народных песенок, которые можно назвать словенскими краковяками. В них слышится, по большей части, чувство несчастной или неудачной любви. Вместе с тем у К. замечается особая любовь к военным или боевым темам. Такова, напр., первая его повесть в стихах «Králův stůl», где прославляется король Матиаш (Матвей Корвин) и его словенской Черный полк. Его новеллы первого периода (написанные до 1846 г. и напечатанные до 1849 г.) полны анахронизмов, обусловленных патриотическими тенденциями автора: герои давно минувших времен говорят языком полемических и патриотических статей кружка Штура. Влияние Чайковского сказалось здесь в глубокой тоске по давно утраченной, но страстно желанной свободе, в грустном общем тоне и в картинах природы, как бы принимающей живое участие в человеческих делах. Хотя эти произведения К. и пользовались большим успехом, но в них он был все еще не на своем месте. На настоящую дорогу его направили созданные Чайковским типы из мира старой польской шляхты — маршалки, коморники, судьи, за стаканом старого вина громящие отсутствующих врагов своих шляхетских вольностей. В этих типах К. увидал знакомые образы словенского землянства, которое он хорошо знал с детства. К. был другом и сотрудником двух выдающихся деятелей словенских — Гурбана и Штура. В журнале первого из них, «Slovenskie Pohl’ady», он помещал статьи по литературной критике. Особенное значение имел сделанный им и М. Догнаным (M. Dohnany) разбор книги Заборского «Žehry Básně a dvě Řeči» (Вена,1851), написанной на чешском языке с примесью словенского, так как автор ее был сторонник чешско-словенского литературного единства. Этот разбор так подействовал на Заборского, что он прервал свою литературную деятельность более чем на десять лет. В «Поглядах» же напечатана и самая большая из повестей К.: «Knieža liptovské», которую он сам называл «obraz z věku XV», но «obraz» она лишь постольку, поскольку рисует место действия — край Литовский и Спишский. Штуру К. был верным другом и помощником, он перевел по рукописи со словенского на чешский и издал (1853) в Праге, за счет «Матицы Чешской», труд Штура посвященный В. Ст. Караджичу, под заглавием: «О národních písních á pověstech plemen Slovanskych». Воспоминания К. о Штура имеют значение для биографии последнего (см. Штур и Словенская литература). Еще важнее его «Rozpomienky na Ondreja Sládkoviča» (в журнале «Sokol», 1862 г.). Собрание повестей К. вышло в свет в 1871—89 гг. Из повестей его «Reštavrácia» переведена на языки немецкий, хорватский и польский (на последний дважды: Стальмахом и Грабовским).

Ир. П.