ЭСБЕ/Калмыцкая степь

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Калмыцкая степь
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Калака — Кардам. Источник: т. XIV (1895): Калака — Кардам, с. 65—72 ( скан · индекс )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Калмыцкая степь. — Это название носит все пространство правого, или нагорного, берега Волги в Астраханской губернии, между 45° и 48° с. ш., 44° — 48° в. д. (от Гринвича), граничащее к С. — с Саратовскою губ., к Ю. — с Ставропольской, к Ю.В. — с Каспийским морем, к В. — с Волгою и к З. — с Землею Войска Донского. Кроме того, калмыкам отрезана часть степи на левом берегу Волги, в количестве 724105 дес., носящая название «общего очередного кочевья» и вдающаяся клином между землями юртовских татар и киргизов; меньшую часть ее занимают калмыки Хошеутовского улуса, а большая часть сдается в оброчное содержание киргизам Букеевской орды. Все земли калмыцкого народа, по данным архива межевого отдела, занимают 83942 кв. в., или 8743961 дес. Калмыцкая степь по своей топографии и геологическому строению почвы представляет две резко отличающиеся одна от другой части: западную, меньшую — носящую название Ергеней, — и восточную, низменную часть, которая в юго-восточной своей части представляет иной характер против внутренней, или «центральной», части и называется мочагами (харогазырь — по-калмыцки). Ергени на всем своем более чем 300-верстном меридиональном протяжении, при ширине от 20 до 50 верст, занимая площадь в 2128352 дес., значительно выше восточной части Калмыцкой степи, поднимаясь на С., у Сарепты — на 300, а на Ю., у Хоюр-Толга — на 630 фт. над пов. моря, представляют ряд холмов, пересеченных оврагами, оканчивающихся на Ю.В. обрывистым мысом Чалон-хамур, возвышающимся над долиной Маныча на 230 фт. Все возвышенности на Ергенях, имеющие обнажения, носят название хамуров (т. е. мысов); наиболее известны Хоюр-толга, Шарета, Таун, Цагадан, Чалон и др. По исследованиям И. В. Мушкетова, Ергени представляют плоскую, несимметричную антиклинальную складку, имеют к З. более пологие склоны, малоизрезанные и с расширенными долинами медленно текущих в Дон речек, а к В., к центральной части К. степи, склоны Ергеней значительно круче и как бы обрываются к низине Сарпинских озер; балки, образуемые ими, короче и на юге маловодны. По геологическому составу Ергени относятся к третичной системе, и в восточных склонах их в долинах размыва ясно выражены три террасы (яруса): верхняя, самая высокая и наиболее древняя, в 100 м, состоит из третичных пород, покрытых лесом и тонким слоем чернозема, причем наиболее богатый перегноем содержит не более 6% гумуса; средняя, меньшей высоты, до 10—20 м, состоит из дилювиальных каспийских или смешанных осадков и нижняя, аллювиальная, в 5—6 м, состоит из речных песков. В верхних же частях поперечные долины вост. склона Ергеней имеют только две террасы, причем средняя исчезает. Обнажения хамуров в южн. части Ергеней состоят из белого, желтоватого и красноватого известняка (Mactra podolica), причисляемого к сарматскому ярусу миоцена, под которым залегают красноватые и серые кварцевые песчаники, затем идут темнозеленые глины с гипсом; сверху же известняки, прикрытые лессовидной глиной. От Таун-хамура к С. мактровые известняки миоцена переходят в известковистые серые песчаники, а последние — в жерновые. В наиболее высоких частях Ергеней находятся курганы то одиночные, то представляющие целую линию, центр которой занимают обыкновенно два наиболее высокие кургана. Все пространство низменной части К. степи, заключающее в себе 4200000 дес., представляет гладкую, однообразную равнину, большая часть которой лежит на 30—40 фт. ниже уровня океана; эта часть Калмыцкой степи постепенно понижается от сев.-зап. своего угла у Сарепты, имеющего от 40—50 фт. высоты над Каспийским морем, к Ю.В., т. е. к устьям Волги, где высота степи не превышает 15—20 фт., или, другими словами, лежит ниже уровня океана на 50—60 фт.; впрочем, на Ю., у Можарских озер, увалы в степи достигают до 40 фт. над уровнем Каспия. Почти по середине всей центральной части низменной степи, по исследованиям И. В. Мушкетова, тянется параллельно Ергеням к Ю. и Ю.В. плоский увал, возвышающийся над степью от 40 до 50 фт., совершенно лишенный солончаков и соленых озер, покрытый ковыльной растительностью; по склонам этого увала идут к З. и В. малозаметные ложбины. Вдоль подошвы Ергеней тянется также ряд едва выступающих, сглаженных увалов, разделенных широкими долинами, а также и вдоль берегов Волги; все эти ложбины и увалы в южн. части степи изменяют широтное направление в С.В. и носят название Бэровских бугров. Встречающиеся в сев. части степи, между увалами широкие долины носят название «лиманов», которые покрываются более роскошной растительностью, так как воды сносят с плоских увалов плодоносный слой почвы в эти низины и долее увлажняют их. К Ю. от Енотаевска характер степи изменяется; появляются значительные площади летучего песка, самый берег Волги значительно понижается и становится однообразнее; яры, столь частые в более сев. части степи, почти исчезают, а также и редки «оползни», являющиеся вследствие подмыва водой нижних рыхлых песков. Летучие пески в степи начинаются собственно южнее г. Черного-Яра и сначала появляются небольшими отдельными площадями, которые с приближением к поселениям на берегу Волги увеличиваются, достигая у г. Енотаевска до величины огромных барханов (см. Дюны). Образование многих барханов относительно недавнее; так, пески Хар-Санже, Бачин-Боро, Гашун-Царанг, Худрета, Бадота и др. появились в течение последних 10—25 лет, их насчитывают в степи до 52 участков; между Харахусами и Икицехурами дюны исчезают, и степь до Ергеней становится совершенной равнинной. В северной части степи барханы пологими склонами обращены к С.З., а в более южной частях к Ю.В., достигают величины от 15 до 20 фт., а иногда и до 50 фт. Геологический характер центральной части К. степи характеризуется весьма однообразными осадками, относящимися к послетретичной системе или арало-каспийскому ярусу постплиоценовой системы, к так называемой «каспийской формации», слегка и неравномерно покрытой наземным образованием, лессом. Каспийские отложения состоят из горизонтальных перемежающихся глинистых и песчаных слоев и разделяются на два яруса: верхний, глинистый состоит из бурой или красно-бурой плотной глины, а нижний, песчаный — из серого или белого песка или из глинистого песка и отличается большей мощностью и постоянством; в обоих ярусах встречаются одни и те же окаменелости, принадлежащие к ныне живущим в Каспии формам моллюсков, а именно, по определению О. А. Гримма, к Hydrobia Neritina, Cardium (8 видов), Dreyssena (2 вида), Adacna (3 вида) и Lithoglyphus caspius. Но так как в степи встречаются озерные и речные отложения, то среди описанных выше окаменелостей попадаются и пресноводные раковины: Unio, Paludina, Planorbis, Rissoa и друг. Ниже каспийских пород залегают темносиние глины и глинистые сланцы, представляющие основание, на котором они покоятся. Юго-вост. часть К. степи, носящая название «мочаг», начинается у Джуруковской станции и идет до границ Ставропольской губ., граничит с З. с бывшим Линейным трактом, а к В. с Каспийским морем, имеет в длину 145 в., а в ширину от 20 до 45 в. В этой части степи, заключающей приблизительно до 700000 дес., появляются то бугры, то впадины; последние во время прибыли воды в Волге или при сильных юго-вост. ветрах (моряне) заливаются, образуя ильмени, поросшие густыми зарослями камыша, от которых эта местность носит еще название «черней», или «черневых земель»; местами являются среди бугров низины, покрытые болотно-травянистой луговой растительностью. Вытянувшиеся с З. на В. глинисто-песчаные бугры (Бэровы) с глубоко вдавшимися внутрь степи заливами реки и моря образуют здесь целые архипелаги о-вов; к С.З. и Ю. от мочаг идут солонцы и соленые озера. Полезными ископаемыми К. степь бедна; кроме залежей различных солей, на Ергенях имеются залежи гипса, фосфоритов, жернового камня и немного железняка. К. степь очень скудно орошена, так как проточных вод, за исключением небольшой р. Сарпы, в ней нет. Хотя Ергени и отличаются относительным обилием пресных источников (так, в небольшой балке Аршан их насчитывают 17, в Елмате 20 и т. д.), но речки коротки, маловодны и оканчиваются в низменной части степи слепыми устьями, образующими небольшие озера, а чаще солончаки или болота. Все эти речки принадлежат к двум системам: а) к р. Сарпе, правому притоку Волги, и б) В. Манычу, впадавшему некогда, как кажется, в Каспийское море; разделение этих систем находится на параллели Элиста — Джурук. К системе В. Маныча принадлежат реки-балки: Шар-Шарадан, Мухур-Хора и Улан-Зауха, Минта, Мукта и др. Из них одна только Улан-Зауха содержит постоянно воду, остальные же летом высыхают, вода в них горько-соленая, и они принимают участие в образовании Састинских озер. Севернее текущие в балках из Ергеней речки, принадлежащие к системе Сарпы, многоводнее, образуют своими глухими устьями цепь Сарпинских озер. Из этих речек наибольшая: Яшкуль, Бур-нур, Ялмата, Чальтар, Арзанар-нур, Кюгельта, Сухота, Амтаборгуста, Элиста, Зельмень (3 речки), Ельмата, Тингута и др., к С. они до того многоводны, что образуемые ими озера — Цаца, Сарпа — содержат много пресной воды, годной к употреблению. В К. степи находятся два ряда озер: вытянутые в сев.-зап. направлении у подножья Ергеней — Сарпинские: Шарбуха, Цаган-нур, Ханата, Барманцаг, Алматин и др., и идущие параллельно течению В. Маныча — Састинские с Кеке-Усуном (Манычские), принадлежащие к типу умирающих озер. Недостаток проточной воды в степи заставляет обитателей ее прибегать к добыванию подпочвенной воды посредством колодцев, носящих местное название «худуков» или, реже, «копаней», которые разбросаны в степи группами, на расстоянии 10, 15 и даже до 50 в., а в южной части степи расстояние между ними доходит до 70 в. Худуки роются в толще сырого песка, лежащего под желтоватой глиной, не имеют сруба, а потому легко осыпаются, вода большей частью солоновата, с температурой 14° и в скором времени портится; исключение составляют худуки среди барханов на старых дюнах, из которых получается хорошая вода на незначительной глубине. По исследованиям И. В. Мушкетова, в К. степи имеется два водоносных горизонта: верхний залегает среди каспийских отложений, на глубине от 4 до 12 м, и содержит солоноватую воду; второй водоемный горизонт, залегающий ниже каспийских осадков, с прибавлением толщи третичных песчаников, находится на глубине 40—50 м и содержит прекрасную пресную воду. Для получения же воды из артезианских колодцев пришлось бы углубиться до меловых пластов, до глубины, вероятно, 200—250 м. Хорошую воду в К. степи можно иметь из тех же худуков, углубив их до второго водоемного горизонта и снабдив их срубами. Недостаток в центральной степи пресной воды заставляет калмыков пользоваться «цандыками», т. е. временными водоемами — скоплением дождевой воды на глинистой почве среди возвышений; зимою большею частью для питья идет снеговая вода. Вообще низменная степь сохраняет повсюду один и тот же характер с той только разницей, что к С. почва ее более выщелочена или опреснена, многие солончаки превратились уже в полынные или ковыльные впадины и колодцы содержат пресную воду; на Ю. же почва содержит более солей, причем наибольшее количество хлористого натра заключает красновато-песчанистая глина. На Ю. появляется значительное число небольших соленых озер и значительные площади летучего песка. Климат в степи континентальный, характеризующийся продолжительными летними жарами, причем темпер. в тени доходит до 40° Ц., а зимой довольно сильными, хотя и кратковременными морозами, доходящими в иные зимы до 30° Ц., сменяемыми частыми оттепелями; нередки снежные бураны (метели), а летом песочные. Выпадение влаги скудное; климат в мочагах несколько мягче и влажнее, снежный покров здесь редкое явление, так как падающий снег быстро тает. Сильные ветры в южной части — Ю.В., а в сев. — С.З., наичаще весной и осенью. В центральной части в жаркие летние дни нередки миражи, но они крайне однообразны; чаще всего на горизонте является беловатая дымка, слегка дрожащая, напоминающая рябь озера, среди которого плавают острова, реже представляются дома, деревья и т. д. Растительность К. степи разнообразятся согласно качеству почвы и степени орошения, так: в мочагах, по берегам Волги и ее притоков, поросших ивняками — Salix alba, fragilis, amygdalina etc. и Ulmus campestris, — находятся непроходимые заросли исполинского камыша — Phragmites communis, здесь же растут и высокие чаканы — Typha latifolia; малотекучие воды ильменей покрыты листьями кувшинок — Nymphaea и Nuphar и вымирающим видом Nelumbium speciosum (чабак) и редким в Европе растением Aldrovandia vesicalosa, а также чилимом (или чертовы орехи) — Trapa natans, Vallisneria spiralis, Potamogeton и др.; рядом с этой болотной растительностью, с представителями субтропических видов и растительностью поемного луга на буграх является растительность полынной степи, состоящая из низкорослых, редко сидящих растений арало-каспийских пустынь, придающих местности серовато-голубой цвет (седой), а местами плешивый. Растительность поемных мест граничит с своеобразной растительностью солонцов и покрывающей берега соленых озер; тут же на песках появляется особая растительность из смеси растений Средней Азии и Земли Войска Донского. Но пески внутренней степи, по сухости почвы, лишены совершенно растительности. Смена одних форм растений другими происходит быстро: в начале весны преобладают более сочные растения, позже и в большем разнообразии являются злаки, а в засуху — разные колючки, полыни и солянки. В центральной степи полынный тип является преобладающим, часто попадается верблюжья трава — Alhagi camelorum; a в низких местах близ соленых озер и солонцов образуют как бы кайму представители камфоросмовой растительности, и, по замечанию г. Краснова, типы растительности пырейной, солонцовой, камфоросмовой и полынной соответствуют четырем стадиям постепенного выщелачивания и усыхания Арало-Каспийской низины. Растительность Ергеней, общая со Средней Россией и Сев. Кавказом, роскошнее и разнообразнее, здесь встречаются до 190 видов растений, не находящихся в низменной части степи. Растительность Ергеней на С. разнообразнее и богаче, чем к Ю., что относится и к кустарникам. На Ергенях степь покрывает преимущественно типец (Festuca ovina и Stippa Lessingiana); полынная степь занимает самые сухие, покрытые лессом части; в балках же выражены два типа растительности, переходящие один в другой, — поемного луга и периодического солонца. Для закрепления летучих песков из местной флоры наиболее пригодны: Elymus arenarius, Euphorbia Gerardiana, Artemisia inodora, Calamagrostis Epigejos, Agriophylum arenarium, Salsola collina, Tamarix Pallasii et tetrandra, Colligonum Pallasii и др. Наиболее разнообразна фауна мочаг — тут в камышах водится кабан, а в особенности богаты мочаги птицей во время перелета. Чем ближе к Ергеням, тем степь более и более оживляется, чаще и в большем числе попадаются сайгаки, отчасти попадаются зайцы, барсуки, лисица и волк, следующий за стадами домашних животных. Здесь чаще попадается дрофа, а у Сарпинских озер — серые журавли, больше сусликов и истребляющих их орлов; возрастает число змей и ужей, а также тарантулов (мэнджэуга) и черных пауков (пушечное ядро, чим); но вообще бедность растительности и недостаток воды обусловливают и бедность в животном мире. В административном отношении К. степь разделена на восемь улусов:

Улусы Родов Аймаков Кибиток Население
об. приблиз.
в 1870 г.
1) Мало-Дербетовский 59 69 9747 34000
2) Хошеутовский или Александровский 17 22 2014 8056
3) Харахусо-Ердениевкий 13 16 1900 7600
4) Яндыковский 8 23 3688 14752
5) Икицохуровский 11 31 2114 8456
6) Багацохуровский 11 39 2386 13304
7) Эркетеневский 20 20 2007 8028
8) Мочажный, состоящий из калмыков
Эркетеневского, Харахусовского,
Багацохуровского и Икицохуровского
улусов
49 72 3857 15248
139 292 27713 109444

Улусом заведует улусный попечитель, живущий в улусной ставке, где находится казачья команда; здесь же и школа. Школами заведуют русские учительницы. В К. степи в 1783 г. числилось 13063 кибитки; полагая на кибитку средним числом по 4 д., население степи состояло из 52952 д. В течение столетия население К. степи удвоилось, следовательно, более чем в два раза. По официальным данным 1885 г., во всей К. степи было 4277 зданий, в том числе: разных ставочных зданий 89, хурулов и цац 147, частных зданий 4041, причем в центральной части степи было только 122 частных здания, в Дербетовском же улусе — 2709. Ламайских монастырей числилось 62 и в них 965 д.; но в действительности число духовных лиц значительно более, в 1891 г. их значилось 1983. В Дербетовском улусе, более богатом водой и сенокосными местами, К. крепко держатся занятых ими мест, а потому площадь этого улуса разбита на родовые делянки, в которых только и происходит перекочевка. В центральной степи оседлое население живет только в улусных ставках, лежащих среди безжизненной равнины или среди сыпучих песков, грозящих их окончательно засыпать; в каждой ставке не более 4 или 5 деревянных построек. В Хошеутовском улусе имеется до 10 мест с постоянными жилищами; из них наибольшее — сельцо Тюменевка в 70 в. от Астрахани, на лев. берегу Волги. Во всех этих населенных местах обитает лишь незначительная часть населения К. степи, которое ведет преимущественно кочующий образ жизни, занимаясь скотоводством. Всего скота у калмыков числилось:

Лошадей Рогатого
скота
Овец Коз Верблюдов Итого
В 1868 г. 86985 163551 711797 23541 22760 1008634
В 1872 г. 69958 132599 579507 14142 18763 814969
В 1884 г. 51043 180504 468361 9851 13786 723545

В числе причин значительной убыли скота и обусловливаемого ею обеднения населения играют главную роль падежи от чумы рогатого скота и суровые зимы; в особенности последняя причина губит очень много скота. Так, в 1798 г. калмыки потеряли более полумиллионов голов скота и, не успев оправиться от этого бедствия, вновь потеряли от гололедицы и снежных вьюг около половины наличного скота в 30-х годах нынешнего столетия, так что из 12967 кибиток оказалось не имеющих скота — 5566 кибиток. Не менее тяжелы были последствия суровой и продолжительной зимы 1879—1880 г. Хлебопашество слабо развито в Калмыцкой степи вследствие неблагоприятых климатических и почвенных условий, а отчасти и от непривычки калмыков к земледельческому труду. Кроме Дербетовского улуса, где в юж. части хлебопашеством в небольших размерах занимаются крещеные калмыки, а в сев. — калмыки Червленного поселка, хлебные посевы встречаются еще в улусах Багацохуровском, Икицохуровском и, в виде попыток, с 1886 г. в Яндыковском: сеют просо, пшеницу, отчасти рожь и овес. Систематические посевы начались недавно, с 1878 г., в надежде получения земельных наделов при занятии земледелием; но самостоятельное обрабатывание земли редко ведется самими калмыками, отдающими свои земли исполу или нанимающими русских рабочих. Садовые и табачные плантации встречаются в Ергенях Мало-Дербетовского улуса, в особенности у нойона Тундутова, у которого имеется сад с виноградником и школой садоводства; кроме того, сады и огороды встречаются в Червленном поселке, на Тингуте, Армане, Алмате-Бургусте, Дунду-Нуре, Большой Лощине и в Александровском улусе у Тюменя. Табаководством в сев. части Мало-Дербетовского улуса занимается около 125 кибиток; разводится листовой табак «махорка»; на некоторых плантациях около табачных гряд встречаются посадки конопли, картофеля, тыкв, огурцов, арбузов. Искусственное лесоразведение в К. степи началось только в конце сороковых годов текущего столетия, когда в балке Алмате на плантации в 90 дес. насажены были ветлы, осокорь и другие древесные породы. В 1854 г. в степи под лесонасаждением числилось до 1333 дес., в том числе искусственно облесено до 233 дес. разными видами ив, тополей, ясеня, шелковицы, акации, дуба, вяза, береста, клена и фруктовыми деревьями и восстановлено леса от самородной поросли до 1100 десятин. Наиболее обширное лесничество, Тингутинское, заключает до 1000 дес.; кроме того, на сев. и южн. Элисте лесные плантации заросли уже высокоствольными вязами, дубами, тутовыми и уксусными деревьями. Распространено также сенокошение, в особенности в чернях и в сев.-зап. части Ергеней, где сенокосные места точно распределены между отдельными хозяйствами; имеются даже попытки к введению общеродового запаса сена на случай недорода трав или суровых зим. В чернях делается заготовка на зиму камыша. В юго-вост. прибрежной части степи рыболовство совершенно заменило у некоторой части калмыков скотоводческое хозяйство. Хотя рыболовство встречается у астраханских калмыков с первых же времен появления их у берегов Волги, но наем рабочих из калмыков на промыслы начался только в конце XVIII ст.: в 1803 г. нанято было всего только 300 чел., а в 1849 г. число рабочих на промыслах достигло уже 8258. Отхожий промысел в последнее время сильно развит между калмыками; их можно встретить и перевозчиками на реках, и ямщиками на почтовых станциях, и землекопами, и косарями, и чернорабочими, и на ломках соли, но главное их занятие вне пределов оседлости — это рыболовство и пастушество. Из 12800 рабоч., взявших билеты в 1885 г., на неводные работы нанято было 6359 чел.; вообще в этом году из степи ушло на заработки около 56% всего муж. населения К. степи. Ремесленность слабо развита среди калмыков; в степи встречаются преимущественно представители 3 ремесл — обрабатывающие кожу для «архатов» (род посуды), столяры и серебряники. Резьба по дереву сосредоточивается в монастырях и носит религиозный характер; имеются еще токари калмыцких чашек (ага), мастера деревянной посуды «дамбо», но так как большинство предметов своей домашней обстановки калмыки приобретают в соседних русских поселениях на ярмарках, то заметно уменьшение местных мастеров. Главными ремесленниками являются у калмыков женщины: они изготовляют всякую одежду, готовят обувь, ткут тесьму для кибиток, плетут шнурки из шелка, веревки, канаты из конского волоса и верблюжьей шерсти, занимаются приготовлением кошмы для кибиток, мехов для одежды, кожи для посуды, сбруи и т. д. К вымирающим производствам женского труда относятся: выделка позументов и шелковой тесьмы, окраска мерлушек в черный цвет, выделка шкур жеребят для дах. Из ярмарок в степи наиболее значительная была Цабдырская, с 1—15 апреля, где продавалось скота на сумму до 112000 р. (1867); остальные ярмарки происходят в селах, расположенных в Ергенях. Сообщение в степи может быть производимо беспрепятственно во всех направлениях; вся степь изрезана вдоль и поперек тропами. Кроме того, имеются в пределах Калмыцкой степи следующие тракты, по которым движутся чумацкие обозы или, как их здесь зовут, валки: а) Московский почтовый тракт, идущий вверх вдоль пр. бер. Волги до г. Царицына, в пределах Астраханской губ. на протяжении 380 в.; б) так наз. Линейный почтовый тракт, ныне закрытый, идущий вниз, вдоль пр. берега Волги, на Кизляр, имеющий до границы губ. 254 в. в) Крымская, или воровская, дорога, отделяясь от второй станции Линейного тракта, пересекает поперек К. степь в южн. ее части на протяжении 325 в.; г) Степная дорога, или чумацкий тракт, отделяется от ст. Талагай-Терновской Линейного тракта, идет к соляной Можарской заставе на Ю.З. степи, имеет до 285 в.; д) Томский тракт идет у подножья Ергеней от селения Тундутов на урочище Одон-Худук, длиною до 370 в.; е) Степная дорога от г. Черного Яра идет на Ю.З., почти по середине К. степи, в Ставропольскую губ.; на эту же дорогу выходят обозы, идущие из г. Енотаевска; длина ее до 385 в. (см. Калмыки).

Ф. Ш.