ЭСБЕ/Каразин, Василий Назарович

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Каразин, Василий Назарович
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Калака — Кардам. Источник: т. XIV (1895): Калака — Кардам, с. 424—425 ( скан · индекс ) • Другие источники: МЭСБЕ : РБС


Каразин (Василий Назарович) — замечательный общественный деятель; род. в с. Кручике Богодуховского у. Харьковской губ. 30 янв. 1773 г., ум. 4 ноября 1842 г. Отец его, полковник получил от Екатерины II-й поместье Кручик (Каразины происходили из греческого рода Караджи). Состоя уже в военной службе, Каразин посещал Горный корпус в СПб., где и приобрел большие сведения в опытных науках, которые еще увеличил самообразованием. В 1798 г. хотел тайно пробраться за границу — с целью усовершенствоваться в науках и избежать тогдашнего сурового режима, — но был задержан и, предупреждая донесение властей, отправил государю письмо, спасшее его от строгого наказания. Немедленно по восшествии на престол Александра I-го Каразин положил в кабинете его смелое и откровенное (но анонимное) письмо, содержавшее целую программу царствования в духе доверия к общественному мнению; император велел разыскать автора, обласкал его и позволил всегда обращаться к нему по общественным делам. В этом письме, равно как и в последующих своих политических записках, представленных Александру I и Николаю Павловичу, К. является страстным поборником общественной самодеятельности и просвещения; этим двум началам он посвятил всю свою жизнь, страдал за них, но остался верен им до могилы. Он недолго пользовался безграничным доверием императора Александра I (немного более 3-х лет), но и в это время успел сделать немало для просвещения России. Ему принадлежит идея об особом министерстве народного просвещения; в этом же министерстве он играл видную роль в качестве правителя дел главного правления училищ; им, главным образом, начертаны «правила народного образования», им составлялись проекты университетских и академических уставов; им был создан специальный орган министерства, «Ежемесячные сочинения об успехах народного просвещения»; наконец, он же был истинным виновником основания Харьковского унив. — и в этом его огромная заслуга перед г. Харьковом и целым обширным краем. Ему принадлежит первая мысль об университете в Харькове; он же склонил к этой мысли местное дворянство, которое пожертвовало для того 400000 руб.; другие пожертвования (купечества и граждан, екатеринославского дворянства и т. п.) получены были также благодаря влиянию К.; он привлек к этому делу выдающихся и популярных деятелей среди всех сословий; в СПб. К. провел свое университетское дело через целый ряд официальных мытарств, вооружив против себя многих власть имущих, и в то же самое время немало трудился и для самого устроения университета: ездил в Харьков, был там одно время единственным распорядителем всех дел, вникал во все мелочи, распоряжался суммами; в СПб. доставал и отправлял в Харьков книги, типографские принадлежности, ремесленников. Харьковский университет еще в 1811 г., при выборе К. в почетные члены, заявил, что обязан своим существованием исключительно его трудам и стараниям, а в настоящее время устраивает ему памятник. В 1804 г. Каразин принужден был выйти из министерства народного просвещения, но общественно-просветительная деятельность его продолжалась еще целых 38 лет и отличалась необыкновенно разнообразным и энергичным характером: он несколько раз откликался из своего деревенского уединения на важнейшие вопросы нашей политической жизни, претерпел за это заточение в Шлиссельбурге, потом был водворен под полицейским надзором в с. Кручике. Здесь он предался со всею страстностью своей натуры научным занятиям и опытам. В Кручике у него была химическая лаборатория и метеорологическая станция (1-я в Харьковской губ.), где он лично вел наблюдения в продолжение нескольких десятков лет; тут же было и опытное поле, на котором сеялись различные иностранные сорта хлеба, производились опыты унавоживания, вводились новые сельскохозяйственные постройки и применялись изобретенные им орудия; тут же была и огромная его библиотека, образцовая, вполне обеспеченная в материальном отношении народная школа и учрежденная им сельская дума, предоставлявшая самоуправление его крепостным крестьянам; эти последние получили от него за оброк в наследственное владение земли, а для урегулирования их отношений к священнику создано было им особое положение, в силу которого священнослужители обеспечивались содержанием и не должны были брать с крестьян никакой платы за требы. Желая распространения новых сельскохозяйственных приемов, он учредил особое «филотехническое общество», район деятельности которого был очень значителен (существовало с 1811 по 1818 г.) и в которое он вложил массу собственных средств и энергии. К. принадлежит свыше 60 печатных статей, разбросанных в различных журналах «Вест. Европы», «Укр. вестн.» «Харьк. губ. вед.» и др. В последнее время напечатано несколько его трудов и материалов для его биографии в «Русской стар.», «Русск. архиве» и «Чтениях Моск. общ.». Наиболее выдающиеся его труды — статьи по метеорологии. В его статьях вообще высказана масса новых идей, которые нашли себе оценку и применение только много времени спустя. Весьма интересен и характер К., в котором несомненно отразилось его южное происхождение. Наиболее полная биография его написана Г. П. Данилевским (см. его «Украинскую старину»), но доступнее для публики биография его, составленная Абрамовым (в серии замечательных людей, изд. Павленковым); см. также Багалей, «Просветительная деятельность В. Н. К.».

Д. Багалей.