ЭСБЕ/Карпов, Василий Николаевич

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к: навигация, поиск

Карпов
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Ибаге — Кочубей
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Карданахи — Керо. Источник: т. XIVa (1895): Карданахи — Керо, с. 586—587 (индекс); доп. т. Ia (1905): Гаагская конференция — Кочубей, с. 883 (индекс) • Другие источники: БЭЮ : МЭСБЕ : НЭС : РБС 


Карпов (Василий Николаевич, 1798—1867) — философ идеалистического направления, происходил из духовного звания, учился в Воронежской семинарии и Киевской духовной академии, преподавал философию в духовных академиях Киевской и СПб. В кругу своих многочисленных учеников К. пользовался славой глубокого мыслителя. Посвятив значительную часть жизни переводу сочинений Платона (1-е изд. — СПб., 1841 — содержит лишь несколько диалогов Платона, 2-е изд. — СПб., 1863—79 — все сочинения, приписываемые Платону, за исключением писем и «Законов»), К. выступал и с самостоятельными трудами по философии, держась в стороне от господствовавших в его время течений. Основание для философии, по мнению К., дает сознание. Положение я сознаю, как истина первая, непосредственно известная, сама по себе ясная и всеобщая, должно быть субъективным началом философии. Философия рассматривает все бытие как одно гармоническое целое в сверхчувственном или мыслимом, насколько оно может быть развито из сознания и выражено в системе. Все входящее в область сознания имеет форму и содержание, которые, сводясь к единству, охватывают в человеке два мира — духовный и чувствующий. Дух бесконечен; органическая природа, развитая в человеке до высочайшей степени, конечна. Духу свойственно бесконечное ведение, природе — безотчетная, инстинктивная жизнь. Дух — чистая свобода, природа — слепая необходимость. Дух есть Бог, природа — Его творение. Посредствующими звеньями является ряд существ разумно-свободных, которые, по существу своих элементов, не могут быть ни конечными, ни бесконечными, но неопределенными, — ни ведущими, ни неведущими, но познающими, ни чисто свободными, ни необходимыми, — но имеющими волю поступать так или иначе. Элементы, соединившиеся в бытии человека и через свое соединение давшие бытие самому сознанию, внесли в его природу и соответственные законы, которые, пришедши во внутреннюю связь, составили закон нравственный. Чем больше ум просветлялся верою, тем выше была его энергия, тем сильнее и обширнее развивались его идеи. Русские унаследовали практическую философию с Востока и никогда не могут сродниться с германским рационализмом, так как он идет наперекор православию, которое требует, чтобы ум и сердце не поглощались одно другим и вместе с тем не раздваивали своих интересов, но, развиваясь в постоянной связи между собою, как органы веры, составляли в душе твердые основания для решения задач философии. Задача русской философии состоит в определении места значения и отношений человека в мире, насколько человек, сам по себе всегда и везде одинаковый, в развитии своем охарактеризован типом истинно русской жизни. Соч. К. «Введение в философию» (СПб., 1840); «Взгляд на движение философии в мире христ. и на причины различных ее направлений» («Журн. Мин. нар. пр.», 1856, ч. 92); «Систематическое изложение логики» (СПб., 1856; одно из лучших русск. оригинальных сочинений по логике); «Философский рационализм новейшего времени» («Христ. чт.», 1860, кн. 3, 4, 5, 6, 12); «Вступительная лекция в психологию» («Христ. чт.», 1868, кн. 2). Как переводчик Платона, К. оказал несомненную услугу русской литературе, хотя перевод его не передает и тени поэтических красот подлинника, а иногда не свободен от промахов. Переводу каждого диалога К. предпосылает обстоятельные введения, свидетельствующие о близком знании литературы предмета и обнаруживающие в авторе по временам вполне самостоятельное отношение к спорным вопросам в истории философии. См. «Материалы для истории философии в России» в «Вопросах философии и психологии» (1890, кн. 4).

Дополнение[править]

* Карпов (Василий Николаевич). — См. о нем: Т. В. Барсов, «В. Н. Карпов, как профессор» («Христ. Чтение», 1898, I); Серебреников, «В. Н. К., как психолог» (ib.); А. П. Высокоостровский, «Покойный проф. К., как почитатель сократо-платоновой философии» (ib., 1893, I) и «Об общем характере логики К.» (ib., 1898, I); Д. П. Миртов, «Заслуги В. Н. К. для русской философской мысли» (ib.).