ЭСБЕ/Клад

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Клад
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Керосин — Коайе. Источник: т. XV (1895): Керосин — Коайе, с. 284—286 ( скан · индекс )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Клад. — Юристы разумеют под этим именем всякую скрытую вещь, собственник которой неизвестен и на отыскание которого не может быть надежды. Определение русского закона: «сокрытое в земле сокровище» (ст. 430 т, X., ч. 1) слишком узко. К. может быть скрыт в стене дома или в какой-нибудь движимой вещи, например статуе. Другие законодательства не знают такого ограничения[1]. Отсутствие возможности узнать собственника отличает К. от находки (см.). При решение вопроса о том, кому должен принадлежать найденный К., сталкиваются права собственника вещи, в которой найден К., и лица, нашедшего К. Раннее римское право признавало собственником К. лишь собственника вещи, в которой К. найден. То же постановляет русское право: «К. принадлежит владельцу земли и без позволения его не только частными лицами, но и местным начальством отыскиваем быть не может». По Юстинианову праву, половина К. принадлежит собственнику, половина — нашедшему. Новейшие законодательства колеблются между точкой зрения на К. как на добычу, захват бесхозяйных вещей, и признанием за собственником исключительного права на вещь, со всеми ее принадлежностями и случайными приращениями. Принимая вышеуказанный юстиниановский компромисс, они ставят, однако, некоторые ограничения для приобретения половины К. нашедшим его лицом. Так, прусское право лишает нашедшего К. этой доли в пользу казны, если К. был отыскан без позволения собственника, с употреблением магических средств или с нарушением законов. Французское право признает К. лишь вещь, отысканную случайно (par le pur effet du hasard), a не намеренно; в последнем случае он весь принадлежит собственнику. Составители проекта общегерманского гражданского уложения отказываются от этих и подобных ограничений, считая их ни на чем не основанными: они устанавливают общим правилом, что половина К. принадлежит собственнику вещи, половина — нашедшему. Таково и постановление наших законов для Черниговской и Полтавской губерний. Постановление остзейских законов вносят в правило ограничения, подобные упомянутым выше (ст. 744—748 Свода местных узаконений губерний Прибалтийских). Право казны на К. в настоящее время ни одно законодательство не признает, так что К., найденный самим собственником вещи, принадлежит ему целиком. Лишь в русских законах существуют ограничения, сделанные в интересах охранения древностей от уничтожения и изложенные в «Положении об Императорской Археолог. Комиссии» (см. пр. к ст. 539, т. X, ч. 1).

Закапывание сокровищ в землю с целью скрыть их от посторонних людей существовало у всех народов и с давних времен. По еврейскому преданию, упоминаемое в Библии (Левит., XIV, 33 и сл.) появление проказы на стенах домов означало, что на том месте зарыт К. В средневековых легендах находится много различных преданий о кладах, между прочим, о сокровище, найденном «римским императором Филиппом», которого легенды делают первым христианином на престоле императоров: во время сна Филиппа из него вышла душа в виде червяка и направилась в какую-то пещеру, куда ее проследил спутник Филиппа и где потом и найден был К., пожертвованный Филиппом престолу апостола Петра. Вообще, легенда о нахождении К., причем душа выходит из тела спящего в зооморфическом образе (к распространенным принадлежит образ мыши), встречается у самых различных народов, например у вотяков. В русском народе особенно много преданий и рассказов о К., что объясняется множеством действительно зарытых в давние времена и потом найденных сокровищ. Всего чаще находили их в южной России, так как этот край в продолжение многих столетий был ареной непрерывных войн и восстаний, во время которых жители, спасаясь бегством, зарывали имущества свои в землю. В Приволжском крае, в прежнее время покрытом непроходимыми лесами, разбойники прятали награбленные сокровища: так, есть предания о К. Разина, разбойника Кудеяра и др. В старину у нас даже цари, князья и духовенство занимались отыскиванием кладов. Царь Иван Грозный открыл К. в новгородской Софийской церкви; царевна Екатерина Алексеевна, сестра Петра I, отличалась особенной любовью к кладоискательству. При Петре I дважды приезжал в Россию некий «венгренин» Михайло Иванов с сыном; он под величайшим секретом передавал, что в венгерской земле, близ города «Девы», находится гора, в которой зарыта несметные сокровища царями Дарием и Траяном во время войны их с Александром Македонским; теперь же к нему, Михайле, явился ангел Божий и, указав место, где зарыт К., велел сказать о нем только царю благочестивой христианской державы (т. е. русскому). Петр Великий послал надежного человека для исследования дела; но все кончилось тем, что сын Михайлы, с товарищами, напал на царского посланного и ограбил его. В это же время правительство начало обращать внимание на зарытые в землю сокровища, как важные в научном отношении, рассматривая находимые вещи как принадлежность казны и обещая награду за находку. При императрице Екатерине II право собственности владельца земли распространено на все сокрытое в ее недрах. На землях казенных и общественных исключительное право производить раскопки для отыскивания К. принадлежит, с 1889 г., Императорской Археологической Комиссии. В языческие времена вера русского народа в существование К. находилась в связи с мифическими воззрениями. В былинах и сказках говорится о К., сокрытых в лесах, оврагах, горах и охраняемых злым существом — Кощеем-Бессмертным, Змеем-горынычем, Тугарином-Змеевичем. После принятия христианства хранителем К. является бес, соблазняющий неопытных людей на погибель души христианской. Главным образом зарывают К. разбойники, произнося при этом заклятия, на определенное время или навсегда. Бывает такое заклятие: достаться такой-то (по счету) голове, например третьей или пятой, т. е. чтобы два или четыре человека погибли при попытке овладеть К., а достался бы он следующему по счету искателю. Вырыть К., зарытые на вечные времена (а положенные на срок — до срока), невозможно, так как они не даются. Все вообще К. выходят из земли весной под большие праздники: раскрываются горы и обнаруживаются большие пещеры, где зарыты К. Тогда, имея разрыв-травы, можно достать всякий К., сказав только: «аминь, аминь, рассыпься». По др. рассказам, кладоискатели вступают в переговоры с хранителем К. (сатаной) и, дав в залог свою душу, берут на известный срок любую сумму денег. Когда кончается время срочного К., он выходит на поверхность земли, принимая иногда вид старика, иногда петуха или др. животных, которые от прикосновения к ним рассыпаются в серебро или золото. Очень часто на том месте, где зарыт К., горит огонек. К. можно взять только с молитвой; он достается тому, кто «не обманет Бога», а именно, кто, заприметив К., скажет трижды: чур, мой К., с Богом пополам (обет пожертвовать половину в пользу церкви или на иное богоугодное дело); кто скажет не искренне, тому К. никак не достанется. Добывание К. без знания условий заклятья, особенно же охраняемых нечистой силой, нередко сопряжено с большими опасностями; самое главное — не сробеть: сробел — все пропало. Человек, хранящий у себя за кожей левой ладони цветок папоротника, может узнать, где находится К.; поэтому черти всячески пугают смельчаков, отправляющихся в ночь под Ивана Купала за цветком папоротника. Если, несмотря на все страшные видения, храбрец сорвет цветок, то черти прибегают к обману, хитрости и обыкновенно отнимают у него цветок. По одному рассказу, для открытия и завладения К. прежде всего необходимо отслужить молебен св. Иоанну Новгородскому, затем, открыв К., окурить ладаном и окропить святой богоявленской водой. Кладоискатели имеют так называемые «вызывные книги», заключающие в себе заклинательные молитвы, иногда также особые записи и чертежи, вероятно, составленные под влиянием устных преданий о К. Вера крестьян в К., поддерживаемая действительно случающимися находками, так велика, что часто встречаются страстные кладоискатели, увлекающиеся до расстройства хозяйства, а иногда плачевно оканчивающие жизнь. Ср. S. Prato, «La leggenda del tesoro di Rampsinite nelle vane redazioni italiani e straniere» (Комо, 1882; рецензия А. Веселовского в «Ж. М. Н. Пр.», 1882 г., № 11); Витевский, «К. и кладоискание на Руси» («Известия Общества археологии, истории и этнографии при казанском университете», т. XI, вып. 5, Казань, 1893); П. И(ванов), «Народные рассказы о кладах» («Харьковский Сборник», вып. 4, Харьков, 1890); Орлов, «Исследование окрестностей Волынской губернии» (Житомир, 1885); Беляшевский, «Монетные К. Киевской губернии» (К., 1889); Н. Оглоблин, «Раскопка К. в Можайске в 1702 г.» («Вестник Археологии и Истории», вып. VII, СПб., 1888); Квашнин-Самарин, «О кладоискателях в Зубцовском уезде» («Известия Императорского Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии», XIII, кн. 3, М., 1874).

Примечания[править]

  1. Наиболее полно определение остзейских законов: «К. признаются все ценные вещи, зарытые в землю, вделанные в стену или иным образом скрытые, собственник которых уже более неизвестен за продолжительностью истекшего времени» (ст. 744).