ЭСБЕ/Клубы времен революции

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Клубы времен революции
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Керосин — Коайе. Источник: т. XV (1895): Керосин — Коайе, с. 428—429 ( скан · индекс )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Клубы времен революции. — Уже в конце царствования Людовика XVI в Париже было основано несколько литературных и научных обществ: Club des Arcades, С. des étrangers, С. des Américains, С. de la Société olympique, но в 1787 г. они были запрещены. Политические К. появились в 1789 г.: первый К. был основан в Версале депутатами Бретани в генеральных штатах, под именем Бретонского К.; 19 октября, когда учредительное собрание открыло свои заседания в Париже, он также перенес туда место своих заседаний, изменил свое первоначальное название на «К. друзей конституции» и, наконец, приобрел известность под именем «К. якобинцев». Не замедлили образоваться и другие политические общества. Самыми влиятельными, после якобинцев, были: К. кордельеров (см.); Cercle Social или Bouche de Fer, основанный Бонневиллем, автором книги «Esprit des religions», где преобладающим влиянием пользовался аббат Фоше; К. беспристрастных, одним из основателей которого был Лафар, депутат города Нанси; К. приверженцев конституции, организованный Мирабо в Париже; К. братского общества, основанный Талльеном в 1791 г.; К. предместья св. Антония, где организовались рабочие; К. Пантеона, К. друзей прав человека; К. 89 г., послуживший зерном для образования в 1791 г. К. фейльянов. Из последнего позднее образовался Club Clichy, состоявший из элементов чисто роялистских. Друзья монархии основали, кроме того, К. монархический, С. Richelieu, С. de la Bibliothèque, С. de l’Evêché и С. des Mathurins. Кроме Парижа, К. существовали и в разных других городах и местечках Франции. Учредительное собрание сначала благосклонно смотрело на К., так как они поддерживали дело революции; но затем, когда они все более и более стали вмешиваться в государственные дела, против них начали принимать разные ограничительные меры. В феврале 1791 г. в собрании поднят был даже вопрос об уничтожении «народных обществ», нарушавших спокойствие государства. По закону 19 июля, все лица, желавшие основать общество или клуб, должны были, под страхом большого денежного штрафа, сообщать в муниципальные правления имена своих президентов, секретарей и комиссаров и места и дни заседаний. Этим же законом у обществ отнималось право подачи петиций национальному собранию, право расклейки на стенах объявлений и т. п. Наконец, 29 сентебря того же года учредительное собрание издало декрет, запрещавший К. вмешиваться в политические дела. При Конвенте этот закон был отменен, и общества до некоторой степени стали играть официальную роль, к чему их приглашали сами комиссары конвента в провинциях. Директория, 5 вантоза IV года, запретила основание обществ, и они должны были исчезнуть. Скажем здесь несколько слов о наиболее влиятельных из вышеупомянутых клубов, за исключением К. кордельеров и якобинцев, о которых будут отдельные статьи.

К. 89 г. (Club de 89) — основан наиболее умеренными членами Общества друзей конституции, ставшего позднее К. якобинцев. Первыми членами его были аббат Сиейс, Бальи — мэр города Парижа, Лафайет — начальник национальной гвардии, Шапелье — депутат Ренна, Мирабо, остававшийся в то же время в К. друзей конституции, и Ларошфуко, бывший прежде президентом парижских избирателей. К. 89 г. отстаивал все правительственные проекты; он не имел никакого влияния на народ, который знал, что туда проникло много клерикальных и аристократических элементов. К. этот занимал великолепные апартаменты в Palais-Royal; в окнах его часто показывались народу Лафайет, Бальи и их друзья. Здесь устраивались банкеты для депутатов, не живших в Париже. К. 89 г. распался, когда исчезла популярность его основателей; но вместо него был основан К. фейльянов, в состав которого вошли некоторые члены из К. 89 г.

Клуб беспристрастных (Club des impartiaux) был основан лицами из привилегированных сословий, склонившимися к новым идеям. Под председательством Малуэ он сильно хлопотал о том, чтобы добиться влияния в народе. К. просуществовал недолго, равно как издававшийся им «Journal des impartiaux».

К. монархический (Club Monarchique), составившийся из обломков К. 89 г. и К. беспристрастных, носил имя Общества друзей монархической конституции. Первыми его членами были Клермон-Тоннер и Малуэ. Он стремился снискать себе расположение народа благотворительностью, для чего в 48 секциях Парижа держал эмиссаров, на обязанности которых лежало уговариваться с полицейскими комиссарами относительно распределения хлеба, одежды и денег между бедными каждой секции. По просьбе секции обсерватории, где собиралось общество, муниципалитет издал приказ о прекращении его действий. Члены его с новой энергией принялись за пропаганду, но народ собрался у отеля Клермон-Тоннера, где находились главные члены К., и грозил разрушить отель. Эмблемой монархического К. были весы, находящиеся в полном равновесии: на одной из чашек этих весов находилось изображение богини Свободы, на другой — богини Франции. Он имел сношения со всеми антиреволюционными обществами в департаментах и всюду основывал К. друзей мира и друзей короля.

К. Пантеона (Club de Panthéon) собирался в древнем монастыре св. Женевьевы. Основанный республиканцами, он перешел в руки ультрарадикалов, но скоро туда проникли и роялисты. 8-го вантоза IV г. (27 февраля 1796 г.) К. был объявлен «противозаконным и враждебным общественному спокойствию». Директория приказала опечатать его бумаги и корреспонденцию, поручив исполнение этого приказа Бонапарту. «Пантеонисты» образовали затем в ресторанах и кафе несколько безвредных, небольших обществ, а другая часть их вошла в состав К. Клиши.

К. фейльянов (Club des Feuillants) основан 16 июля 1791 г. более умеренными членами К. якобинцев, отделившимися от него и перенесшими свои заседания в монастырь фейльянов (цистерцианцев), откуда и получила свое название. Членами его были Дюма, Пасторэ, Воблан, Барнав, Ламет, Дюпор, к которым присоединились и главнейшие деятели К. 89 г.: Лафайе, Бальи, аббат Сиейс, Шапелье, Ларошфуко. Фейльяны стремились к королевской власти с республиканскими учреждениями, к «демократической монархии», в том виде, как она сложилась в уме Лафайета и Мирабо. К. фейльянов хотел противодействовать как монархическим идеям, так и «революционным бредням», но прежде всего желал восстановления и укрепления общественного порядка. Поэтому их стали подозревать в приверженности к королю, и число их сторонников никогда не было велико. Эпоха наибольшего их влияния совпадает с самым началом деятельности законодательного собрания. Заседания фейльянов носили сначала частный характер; когда они сделались публичными, народ в огромном числе стал собираться при входе и мешал прениям. Национальное собрание приказало фейльянам перенести свои заседания в другое место; но в это время значение их стало быстро падать, и К. должен был исчезнуть. Именем фейльянов продолжали называть аристократов, а бывшие члены К. преследовались во время террора, будучи обвиняемы в «фейльянтизме».