ЭСБЕ/Колокола

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Колокола
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Коала — Конкордия. Источник: т. XVa (1895): Коала — Конкордия, с. 722—724 ( скан · индекс )


Колокола. — В церковном предании, приписывающем введение при христианском богослужении металлических К. Павлину, епископу испанскому (353 — 431), рассказывается очень поэтическая легенда о том, что прототипом для них послужили полевые цветы — колокольчики, мелодического шелеста которых заслушался однажды этот епископ. В сочинениях самого Павлина, однако, о К. вовсе не упоминается; в исторических памятниках Запада впервые говорится об устройстве К. (при церквах Рима и Орлеана) лишь в VII в. Вероятнее предположение, что мысль об употреблении К. при богослужении возникла под влиянием колокольчиков (tintinnabulum), бывших в употреблении у римлян (и раньше — у египтян и евреев) для призыва домашней прислуги и рабов, для подачи сигналов в общественных собраниях и т. п. Во время гонений на христиан об употреблении К. не могло быть и речи; призыв к богослужению производился через особых лиц из низших клириков (называвшихся на Востоке лаосинактами — народособирателями). Позже в монастырях призывали в храм возглашением перед дверями каждой келлии аллилуйя, а еще позже вошли в употребление в монастырях и приходских церквах била (см.). После Константина Великого вошли было в употребление для той же цели духовые инструменты — трубы. В VIII в. К. на Западе были при церквах в общем употреблении, благодаря Карлу Великому. Делались они тогда из сплава меди и олова; позже к этим металлам стали прибавлять железо и даже серебро. Папа Иоанн XIV установил обычай «крещения» К., при котором каждому К. давалось имя какого-либо святого, что на Западе существует доселе, причем К. усвояется сила своим звоном прогонять бесов и даже болезни. На большом К. в Женеве значится надпись: Pestem fugo, pello daemones. На Востоке К. появились в первый раз лишь в середине IX в., когда по просьбе императора Василия Македонянина (867—886 г.) венецианский дож Орсо прислал в Константинополь двенадцать К. для вновь сооруженной церкви. Это нововведение сначала не привилось на Востоке, который долго оставался при своих билах. Только со времени занятия Константинополя крестоносцами (1204) К. вновь стали в нем появляться. Сначала К. были очень небольшой величины. Когда, в XI в., при соборной церкви города Гильдесгейма был повешен К. в 100 пудов, то он всем казался чудом. В Россию К. перешли не из Византии, а с Запада, на что указывает уже их русское название (от нем. Glocke, древнее Clocke). Первое упоминание о них в летописях относится к 988 г. В Новгороде К. появились при церквах в самом начале XI в. В домонгольский период существовали уже при Десятинной и Ирининской церквах в Киеве, во Владимире на Клязьме (около 1170 г.), в Новгороде Северском, в Полоцке. К. русские были также сначала небольшой величины: когда архиепископ новгородский Макарий, в 1530 г., соорудил для софийской церкви К. в 250 пудов, то летописец замечает, что «такого николиже не бывало». Сами русские стали лить К. впервые в Киеве, в середине XIII в.; после татарского ига они снова привозились из-за границы, по крайней мере, в Русь северо-восточную. С XVIII столетия К. стали делаться в России, местными средствами, хотя иногда и иностранными мастерами. От процентного содержания различных металлов зависит степень звучности и его тембр. В недавнее время (в 1889 г.) сооружен в Харькове К. из чистого серебра (с необходимой лигатурой), единственный, кажется, в целом мире (см. Звон). Прежде, чем быть помещенным на колокольню, каждый К. освящается архиереем или священником по особому чинопоследованию, помещаемому в «Большом требнике» (См. Звон колокольный).

Н. Б—в.

В настоящее время колокололитейным делом в России занято 25 заводов, с ежегодным производством в 923000 руб. На Западе лучшими колокольными заводами славятся Голландия и Бреславль, а у нас Москва, Ярославль, Воронеж, Валдай, Кострома, и Енисейск. Московские К. известны чистотой и силой звука. По форме, различной как в главном контуре, так и в частностях, К. бывают трех главных типов: русского, западноевропейского и китайского. Самая главная и общеупотребительная форма нашего К., в котором поперечник основания (или диаметр отверстия) равен высоте его с ушами, составляющими, в свою очередь, седьмую часть высоты и изготовляющимися в зависимости от величины К., с двумя или четырьмя отверстиями. Поперечник верхнего пояса, при начале надписей или украшений, составляет около двух третей поперечника в краях. В западноевропейских К. поперечник сравнительно больше, чем в наших К., а высота меньше — около 7/8 основания. Резкое отличие их — уши, отливаемые в виде кольца для более удобного раскачивания К. Звук их резкий и сильный, но короткий, наших же — не резкий, но продолжительный. Форма китайских К., схожих отчасти с индийскими и японскими, отличается большой сжатостью снизу: поперечник основания немного более поперечника верхнего пояса и почти вдвое меньше высоты. Другое отличие их — полукруглые или острые городки, украшающие края их. Китайские К. некрасивы, звук их глух и непродолжителен.

Замечательные K. России. Уже исстари Россия славилась своими К. До Петра в одной Москве колоколов было так много, что только из лишних в зиму 1700 г. отлили 100 больших и 143 малых пушек, 12 мортир и 13 гаубиц. К. свыше 1000 пудов находятся при многих монастырях. Древнейший и огромнейший К. в Москве «Царь Колокол», переливавшийся несколько раз, начиная с XVI в., и весящий 12327 пудов. При Елизавете Петровне, в 1760 г., отлит К. в 3351 пуд, разбившийся в 1812 г. Взамен его в 1817 г. отлит новый в 4000 пудов (большой успенский). Такого же веса К. имеется и в Троице-Сергиевой лавре, отлитый в 1748 г. Два К. замечательны по своему певучему звону: Саввино-Сторожевский в Звенигороде и Симоновский в Москве. Оба отлиты в XVII в. Совершенно особо от всех русских К. стоят знаменитые ростовские звоны: сысоевский, акимовский, егорьевский и два будничных, которые известны всей России и упоминаются во многих исторических и археологических памятниках. Всего К. в ростовской соборной церкви 13, и 9 из них именные: наиболее старинные и крупные — «Сысой» и «Полиелейный», оба в 2000 пудов. Музыкальным строем колоколов известен у нас священник Израилев (см. ниже), о вечевом колоколе см. Вече. Об угличском К. — см. Ссыльный колокол.

Второе место по богатству К. занимает Англия, где звонить в К. — любимое народное увеселение. Там есть даже общества любителей К., общества звонарей. Но благодаря исчезновению монастырей, число К. стало уменьшаться. Известные по всей Англии К.: «Большой Том» на Christ-Church-College в Оксфорде (425 пудов) и «Великий Петр» в йоркском соборе (602 пуда). Во Франции самый старинный и большой К. «Бурдон», в соборе Парижской Богоматери (800 пудов). Италия. Рим имеет лучшие К.: в соборе св. Петра (835 пудов), на Капитолии (534 пуда) и др. В Германии сохранились К. от древнейшего времени. Самый древний — 1144 г. в Иггенсбахе, в Нижней Баварии; затем 2 К. — XIII в., 6 — XIV в., 8 — XV в. и т. д. Самый большой К. — в кельнском соборе (Kaiserglocke, 1600 пудов). В Австрии известен своими размерами К. на башне церкви св. Стефана в Вене (989 пудов). В Швеции есть оригинальные по материалу К. из стекла (в Упсале), издающие превосходный звук. В средневековых легендах Западной Европы рассказы о К. занимают немалое место — звон К. является в них молящим, радостным, гневным; сами К. любят свои места, неохотно покидают церковь, именем покровителя которой они освящены; звонят сами без участия людей, что обыкновенно считалось предвестием бедствия.

В. Р.

Колокола (campana — итал., cloches — фр., Glocke — нем.) средних размеров и колокольчики включены уже давно в разряд ударных музыкальных инструментов, имеющих определенную звучность. К. бывают различных величин и всех строев. Чем К. больше, тем ниже его строй. Каждый К. издает только один звук. Партия для К. средних размеров пишется в басовом ключе, для К. малых размеров — в скрипичном. К. средних размеров звучат октавой выше написанных нот. Набор К. средних размеров имеет следующий объем:

Brockhaus and Efron Encyclopedic Dictionary b30 723-0.jpg

Применение К. более низкого строя невозможно, вследствие их размеров и веса, которые препятствовали бы их помещению на сцене или эстраде, так как для звука до в первой октаве потребовался бы К. весом в 2862 кг, а для звука на октаву ниже К. церкви св. Павла в Лондоне, весом в 22900 кг. О более низких звуках и говорить нечего. Они потребовали бы новгородского К. (31000 кг), московского (70500 кг) или Царь-К. (350800 кг). В 4-м акте оперы «Гугеноты» Мейербер применил для набата наиболее низкие из употребительных К., издающих звуки фа в 1-й октаве и до во 2-й. К. применяются в оркестрах симфоническом и оперном ради особых эффектов, связанных с сюжетом. В партитуре пишется одна партия для К. числом от 1 до 3 К., строи которых обозначаются в начале партитуры. Звуки К. средних размеров имеют торжественный характер.

Набор К. (всяких величин), настроенных по диатонической или хроматической гамме, называется курантами (carillon — фр., Glockenspiel — нем.). Такой набор больших размеров помещается на колокольнях и находится в связи с механизмом башенных часов или клавиатуры для игры. Куранты применялись и применяются преимущественно в Голландии, Нидерландах. При Петре Великом на колокольнях церкви св. Исаакия (1710) и в Петропавловской крепости (1721) были помещены куранты. На колокольне Петропавловской крепости куранты возобновлены и существуют доныне. Куранты находятся также в Андреевском соборе в Кронштадте. На ростовской соборной колокольне настроенные К. существуют с XVII столетия, со времени митрополита Ионы III Сысоевича. В настоящее время на строй К. обратил особое внимание протоиерей Аристарх Александрович Израилев, построивший акустический прибор для точного определения числа колебаний звучащих тел, состоящий из набора 56 камертонов и особого аппарата подобного метроному. Гармонически настроенные К. протоиерея Израилева находятся: на колокольне Аничковского дворца, Казанского собора в Петербурге, в дворцовой церкви в Орианде, Киеве, Нижнем Новгороде, Гефсимании близ старого Иерусалима при храме Марии Магдалины (см. «Журнал Русского Физико-химического Общества», т. XVI, 1884 г. и стр. 17, «Русского Паломника», 1887 г., № 17). Набор маленьких К., применявшийся к комнатным часам, носил также название курантов. В настоящее время в театрах стали применять К.-колпаки (timbres) из литой бронзы с довольно тонкими стенками, не столь громоздкие и издающие более низкие звуки, чем набор обыкновенных театральных К. Объем набора таких К.:

Brockhaus and Efron Encyclopedic Dictionary b30 724-1.jpg

Для колоколен изобретен в 1893 г. англичанином Герингтоном набор цилиндров разной длины из особенного металлического сплава с бьющими по ним молотками. От той или другой длины цилиндров зависит высота звука, от большего или меньшего диаметра — сила. Цилиндры поддаются точному строю и не столь массивны, как К. Набор маленьких колокольчиков (Glockenspiel, Jeux de timbres, Jeux de cloches) был известен в прошлом столетии, их применяли изредка Бах и Гендель в своих произведениях. Набор колокольчиков был впоследствии снабжен клавиатурой. Такой инструмент применил Моцарт в своей опере «Волшебная флейта». В настоящее время колокольчики заменены набором стальных пластинок. Этот весьма употребительный в оркестре инструмент называется металлофоном (см.). Играющий бьет по пластинкам двумя молоточками. Объем металлофона:

Brockhaus and Efron Encyclopedic Dictionary b30 724-2.jpg

Этот инструмент иногда снабжен и клавиатурой.

Н. Соловьев.