ЭСБЕ/Кошелев, Александр Иванович

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Кошелев, Александр Иванович
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Конкорд — Коялович. Источник: т. XVI (1895): Конкорд — Коялович, с. 468—470 ( скан · индекс ) • Другие источники: БЭЮ : МЭСБЕ : НЭС : РБС


Кошелев (Александр Иванович) — известный публицист и общественный деятель. Род. 9 мая 1806 года. Отец его, Иван Родионович, учился в оксфордском университете; возвратясь в СПб., понравился Потемкину, который возвел его в генерал-адъютанты. Екатерина, заметившая ум и красоту молодого К., однажды призвала его к себе; этого было достаточно, чтобы Потемкин командировал его во внутренние губернии, откуда он более в СПб. не возвращался. Выйдя в отставку при Павле, отец К. поселился в Москве, где слыл под именем «либерального лорда» и пользовался всеобщим уважением; он живо интересовался науками и особенно любил историю. Мать К., дочь французского эмигранта Дежарден, тоже была умная и образованная женщина. От родителей К. и получил первоначальное образование. Когда ему было 15 лет, мать его переселилась в Москву, для продолжения его образования (отец умер в 1818 г.). Здесь, вместе с соседями по улице, Киреевскими, К. брал уроки у Мерзлякова. Одновременно К. учился по-гречески, а у Шлецера-сына — политическим наукам. В том же 1821 г. К. поступил в Московский университет, но скоро оставил его, вследствие требования ректора, чтоб студенты слушали по восемь предметов. В 1822 г. он поступил на службу в московский архив министерства иностранных дел. Между товарищами К. оказались кн. В. Ф. Одоевский, Веневитинов, Шевырев и др.; начальником архива был Малиновский, заставлявший так называемых «архивных юношей» описывать, по годам, дипломатические сношения с тем или другим государством. К. обработал, таким образом, сношения с Турцией. Кн. Одоевский ввел К. и его ближайших друзей в литературный кружок Раича (см.). Вскоре некоторые члены кружка, в том числе и К., с Одоевским во главе, отделились, составили «Общество любомудрия» и начали издавать «Мнемозину» — первый в России журнал философского направления. События конца 1825 г. побудили общество прекратить свое существование. В 1827 г. К., у постели умирающего Веневитинова близко сошелся с Хомяковым, коренным образом повлиявшим на его мировоззрение: начитанный и философски образованный К. скоро стал славянофилом. В 1826 г. К. переехал в СПб., где служил в департаменте иностранных исповеданий и делал (1827—31) выписки из иностранных газет для императора Николая. К. жил в доме своего дяди, известного мистика Р. А. Кошелева (см.); к этому периоду относится эпизод его несчастной любви к известной А. О. Россетти, впоследствии Смирновой (см.). В 1831 г. К. поехал за границу, познакомился с Гёте, с экономистом Росси и другими знаменитостями и задумал основать не осуществившееся и довольно туманное по задачам общество противодействия русской лени. Возвратясь в Москву, К. недолго служил советником губернского правления, затем купил имение в Сапожковском уезде и, переселившись туда, ввел мирское управление: мир выбирал старосту, но К. был против обычного единогласия. Старосте и миру был предоставлен суд вместе с раскладкой податей. В имении К. завел несколько школ. Находившийся в имении винокуренный завод вовлек К. в откупные операции, которые в то время не считались занятием неприличным. Откуп К. держал до 1848 г.; практика убедила его в неудобстве этого способа ведения дела, и он представил министру финансов записку о замене откупной системы введением акцизного сбора. Записке, однако, не было дано хода. Будучи сапожковским уездным предводителем дворянства, К. являлся неутомимым преследователем злоупотреблений крепостного права, не стесняясь вступать в борьбу с самыми влиятельными и богатыми помещиками. Чтение св. Писания и творений отцов церкви навело К. на мысль о безусловном уничтожении крепостного права. Опровергая Киреевского, который в своем отвлеченном настроении оставался чужд общественным вопросам, К. говорил в своих «Записках»: «Вникая в учение Христово, я все более и более убеждаюсь, что братство есть основа всех его правил». В «Земледельческой Газете» 1847 г. появилась статья К.: «Добрая воля сильнее неволи», предлагавшая освобождать дворовых людей, заключая с ними условия на основании указа 1842 г. Но К. не мог высказать главной своей мысли — об освобождении крестьян с землею, основанной на том, что помещики в России никогда не имели права собственности на землю, а только право пользования, под контролем правительства. В 1847 г. К. обратился к рязанскому дворянству с предложением испросить дозволение на составление комитета по улучшению быта крестьян; такая же мысль зародилась и в Москве у Д. Н. Свербеева, и между обоими деятелями завязалась оживленная переписка. Встретив сопротивление губернского предводителя, К. обратился в 1850 г. к министру внутренних дел Перовскому, но предложение его было отвергнуто. Остановленный в практической деятельности, К. ушел в теоретическую разработку государственных вопросов. Подобно первым славянофилам, К. признавал единственно возможной в России формой правления самодержавие, но считал необходимым участие общества в совещательной форме. Зиму К. жил в Москве, а лето — в деревне. Занятия хозяйством сблизили его с лебедянским обществом сельского хозяйства, в трудах которого он принял серьезное участие, но скоро разочаровался: «у нас нет общества, а есть только лица», говорил он. Во время Крымской войны К. составил записку о финансах, которую подал уже новому государю. Он предлагал не прибегать для продолжения войны к новым налогам и внутренним и внешним займам, а обратиться к добровольным пожертвованиям, для чего сделать воззвание к патриотизму страны и созвать ее представителей, которые решили бы, в какой мере возможны пожертвования от каждого сословия. В 1852 г. вышел на средства К. первый том «Московского Сборника» (см.); второй том был задержан цензурой. В 1856 г. было разрешено издание славянофильской «Русской Беседы»; издателем и первым редактором ее был К.; в 1858 г. он основал новое издание: «Сельское благоустройство». Вместе с тем он принимал горячее участие в трудах губернского рязанского комитета по освобождению крестьян. Его взгляды на необходимость освобождения крестьян не иначе как с землею характеризуются его словами: «Скорее вода пойдет против обычного своего течения, чем русский поселянин может быть оторван от земли, упитанной его потом». В 1859 году он был в числе вызванных в СПб. депутатов от губернских комитетов. Здесь он принадлежал к числу тех 18 депутатов, которые, не удовлетворенные ходом дела, всеподданнейше просили государя разрешить им представить свои соображения на окончательные труды редакционных комиссий до поступления их в главный комитет по крестьянскому делу. По постановлению последнего, подписавшие адрес подвергнуты административным внушениям и легким взысканиям, с отдачей некоторых под особый надзор местного начальства. Не избег этой участи и К. В 1859—60 гг. К. был членом комиссии для устройства земских банков. Затем он был назначен членом учредительного комитета в Царстве Польском, где на него было возложено управление финансами (1861—1863). На этом посту он не оскорблял национального чувства поляков, уважал их национальную самостоятельность и настоял, с большим трудом, на призвании представителей польского населения к участию в комиссии по вопросу о налогах в Царстве. Разойдясь с ближайшим своим товарищем, кн. Черкасским, во взглядах на отношения русских к полякам и недовольный мерами министра финансов, Рейтерна, К. сложил с себя звание, оставив у поляков самые теплые воспоминания. О результатах его деятельности можно судить по тому, что русское правительство, начиная с 1815 года, всегда должно было приплачивать известные суммы для сведения баланса в бюджете Польши, со времен же К. эта приплата оказалась излишней, и край мог содержаться на собственные средства. Затем К. посвятил себя исключительно служению земству и городскому самоуправлению: он был неутомимым земским деятелем в Рязанской губернии, президентом Императорского общества сельского хозяйства в Москве и энергичным гласным московской городской думы. Некоторое время он состоял также председателем общества любителей российской словесности в Москве. В 1871—72 гг. он издавал журнал «Беседа» (см.), а в 1880—82 гг. газету «Земство» (см.). Оба эти издания, несмотря на разницу в направлении, зависевшую от редакторов (С. А. Юрьева и В. Ю. Скалона), ратовали за просвещение и любовь к народу, прославляли «власть земли» и защищали общину — т. е. выражали основные взгляды К. В земской деятельности особенно выделяется энергия К. в роли председателя сапожковского уездного училищного совета. По примеру московского земства, он организовал статистические исследования в Рязанской губернии и горячо защищал в «Голосе» рязанских статистиков от взведенных на них несправедливых нареканий. К. † 12 ноября 1883 г. Из его произведений вышли отдельно: «О кн. В. Ф. Одоевском» (M., 1869); «Наше положение» (Берлин, 1875), «Общая земская дума в России» (Берлин, 1875); «О мерах к восстановлению ценности рубля» (СПб., 1878); «Что теперь делать?» (Берлин, 1879); «О кредите землевладельцам при покупке ими земли» (М., 1880); «О сословиях и состояниях России» (М., 1881); «О мерах к сокращению пьянства» (Москва, 1881); «Memoiren» (Берлин, 1883). Более крупные журнальные статьи его: «Соображения касательно устройства железных дорог в России» («Русская Беседа», 1856, т. I и III); «О способах заготовления провианта для фуража и армии» (ib., 1857, кн. II); «По поводу журнальных статей о замене обязанной работы — наемной и об общинной поземельной собственности» (ib., кн. IV); «Нечто о грамотности» (ib., 1858, кн. I); «О цензе» («День», 1862, №№ 18, 20 и 23); «О процентных денежных знаках» (ib., № 29); «О главных препятствиях к устройству и успехам наших сельских хозяйств» (ib., 1864, № 7); «Неотчуждаемость крестьянских участков и круговая порука» (ib., № 10); «О нашем денежном кризисе» (ib., №№ 13 и 14); «О подушных податях» «Беседа», 1871, кн. 1); «О государственном земском сборе» (ib., кн. 2); «О прусских податях, классной и подоходной, и о том, желательно ли и можно ли ввести их у нас?» (ib., кн. 2); «Ответ на заметки г. Колюпанова о переложении подушной подати» (ib., кн. 3); «О военной повинности с земской точки зрения» (ib., кн. 4); «В чем мы более всего нуждаемся?» (ib., кн. 8); «О всесословной волости» (ib., 1872, кн. 3). Кошелев издал: «Дневник камер-юнкера Беркгольца» (М. 1857, 2-е изд. 1863) и «Полное собрание сочинений И. В. Киреевского» (М. 1861). См. Славянофилы. Ср. Н. Колюпанов, «Биография А. И. Кошелева» (М. 1889-1892; доведено до 1856 г.); С. А. Юрьев. «А. И. Кошелев» («Русская Мысль», 1883, XII); H. П. Семенов («Вызов и прием депутатов первого приглашения по крестьянскому делу», «Русский Вестник», 1868, XI).